Ссылки для упрощенного доступа

"Дышать полной грудью в глубокой ж...": протест казанцев остался в очерченных рамках


К пикетам в поддержку Ивана Голунова Казань начала готовиться уже на следующий день после его задержания. Кто-то, правда, не готовился, а взял и вышел сразу, как только задержание журналиста "Медузы" стало российской новостью номер один. Так, например, поступил наш колумнист Искандер Ясавеев, в первый раз вставший в одиночный пикет в пятницу, 7 июня. В очередь за ним, если сравнивать с Москвой, никто не выстроился.

К вечеру воскресенья, однако, показалось, что и казанское общество мобилизуется вслед за московским. Дату, судя по всему, назначили опять же с оглядкой на Москву — 12 июня, День независимости России. В отдельных компаниях обсуждали даже, в какую сторону завернуть хвост гипотетической очереди из пикетчиков. Впрочем, пыл большинства сошёл на нет, как только стало известно о прекращении дела в отношении Голунова. Но часть активистов по-прежнему считала, что повод для протеста никуда не делся.

В итоге пикеты, начавшиеся с самого утра, напоминали редкие всполохи.

Первым пикетчиком, если выстраивать хронологию событий минувшего дня, оказался гражданский активист Никита Храмов, появившийся около девяти утра на Баумана с плакатом "Найдём у каждого, ваша полиция".

В одиннадцать у памятника Шаляпину собралась компания побольше: колумнист "Idel.Реалии", социолог Искандер Ясавеев, гражданский активист, журналист и музыкант Радиф Кашапов, журналист "Idel.Реалии" Алина Григорьева, активист Александр Ганько, активисты движения против строительства мусоросжигательного завода в Казани Елена Изотова, Вера Керпель, Ирина Никофорова, Андрей Китов.

К распечатанному на листе "Я/мы, Иван Голунов", Радиф приписал от руки еще несколько фамилий — Оюб Титиев, Азат Мифтахов, Мартин Кочесоко. Обвинения против этих людей вызывают не меньше сомнений, чем в случае с Голуновым — но сопоставимой по масштабам волны возмущения их дела не вызвали. Потому рассчитывать эти фигуранты могут на очень немногое. Правозащитник Оюб Титиев, правда, уже получил УДО (зимой 2018-го сотрудники ГИБДД обнаружили под сиденьем в его машине пакет с марихуаной). Насколько "гуманной" окажется российская правоохранительная машина к аспиранту МГУ Азату Мифтахову (обвиняется в нападении на офис "Единой России" на основании показаний одного-единственного засекреченного свидетеля) и черкесскому общественнику Мартину Кочесоко (снова —​ наркотики, обнаруженные в автомобиле), пока остаётся лишь гадать.

Плакат Искандера Ясавеева содержит требование отставки министра внутренних дел России Колокольцева и наказания заказчиков "дела Голунова".

Елена Изотова, протестующая против строительства мусоросжигательного завода в Казани разбавляет правозащитную повестку экологической тематикой.

"Ростех + Хитачи = геноцид россиян", гласит один из нескольких её плакатов.

Надпись на другом выглядит более философски и подходит по большому счету под большинство протестных тем нынешней России — "Трудно дышать полной грудью в полной жопе".

Пара полицейских — мужчина и женщина — подходят к пикетчикам спустя сорок минут после начала. За это время протестующие успели сменить друг друга уже не по разу.

Так что в очередной раз плакат, повествующих о трудностях с дыханием, Елена разворачивает уже перед стражами порядка. Мужчина-полицейский тщательно фиксирует этот лозунг и объяснения Елены по этому поводу в свой блокнот.

В это время Вера Керпель у подножия памятника Шаляпину выводит на альбомном листе очередную надпись: "Свободу Евгению Куракину". Активиста и руководителя отделения партии "Яблоко" из подмосковного Реутова Евгения Куракина арестовали на два месяца 7 июня. Арест, произошедший при довольно странных обстоятельствах, связывают с общественной деятельностью Куракина.

На Баумана тем временем вовсю бурлит привычная жизнь. Люди спешат мимо, редкий прохожий останавливается, чтобы снять плакат на камеру, а тем более — заговорить. По соседству с пикетчиками настраивают свои инструменты музыканты. Раскрыв свои объятья, на активистов буквально набрасываются "Осёл" и "Зебра" — парни в гигантских плюшевых костюмах животных, зарабатывающие на фото с отдыхающими. В этот момент даже серьезный Радиф, в очередной раз развернувший свой плакатик, не может сдержать смеха. "Осёл" недавно прославился тем, что полиция задержала его за незаконное предпринимательство — таковым, по мнению стражей, порядка является требование денег за фото — но 12 июня блюстителям закона точно не до "Осла": всё внимание приковано к пикетчикам.

Еще одна группа протестующих в это время уже собирается через в Ленинском саду — через дорогу от здания МВД по РТ. Это Ассоциация незаконно осужденных Татарстана. У них свои счеты к полиции. Надежда Шакирова пытается привлечь к ответственности виновных в пытках её брата — Сергея Григорьева. По словам Надежды, один из этих виновников уже успел натворить новых дел. Живым подтверждением её слов выступает присутствующий здесь же Алексей Миронов.

Он не держит плаката. Его самого еле держат ноги. Из одной недавно извлекли "инородное тело", протокольным языком изъясняется Миронов, а когда я прошу расшифровать, поясняет, что это была резиновая пуля, выпущенная практически в упор. Около восьми пуль, утверждает Алексей, в него выпустил оперативник угро Александр Козенко — тот самый, что ранее отличился по делу Сергея Григорьева. Что будет с самим Козенко — до сих пор неясно. МВД, судя по всему, склонно больше верить его словам. В ведомстве заявляют, что полицейский был не при исполнении — хотя и усмирял, мол, пьяную компанию.

Миронову тяжело дышать (одна из пуль угодила в грудь, о чем свидетельствует кусок марли, зафиксированный крестиком пластыря), он демонстрирует огромный синячище, тянущийся от подмышки до самого локтя левой руки. Не заметил сразу, всё внимание было сосредоточено на боли в других местах, сетует Алексей. И объясняет, почему всё-таки нашёл силы приехать к Черному озеру:

— Голунову помогли СМИ, огласка. А нам не дают возможности рассказать людям о своей беде.

— Я верю, что [в случае с Голуновым] общественный резонанс сработал, — соглашается Шакирова. — Наверное, это последняя капля была у людей. Я думала, если его осудят, то наверное, будет революция.

В Казани революции не произошло. Главными зрителями пикетов в Ленинском садике оказались полицейские, которые несмотря на проявленный к протестующим интерес, ограничились лишь переписыванием их данных. Даже несмотря на то, что к членам ассоциации присоединилась после полудня большая часть участников одиночных пикетов на Баумана, впечатление массового протеста акция производила меньше всего.

Дело Ивана Голунова: что думают казанцы?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

Еще один пикет у памятника Мусе Джалилю у кремля провёл 12 июня активист Алексей Бояров.

А в третьем часу дня своё слово сказал и ВТОЦ. Представитель Всетатарского общественного центра Ильшат Мустафин вышел на пешеходную улицу с плакатом "Против карательной психиатрии! Освободить незаконно помещенного в психушку Хабирова Р.К.!", вспомнив, таким образом, об еще одной жертве государственного произвола последних лет.

— Да, одно из впечатлений сегодняшних одиночных пикетов — очень немногие прохожие выражали поддержку, — соглашается Искандер Ясавеев. — Множество людей прошли мимо, никак не среагировав на пикеты… Люди погружены в свои реальности. Как достучаться до них и объяснить им, что "дела" Голунова, Мифтахова, Титиева, Кочесоко, Дмитриева, Сенцова, "Нового величия", "Сети" касаются их самих, что им самим или их детям могут подбросить наркотики или снимок с "детской порнографией"? Рецепта нет, увы. Разговаривать надо с людьми, надо искать возможности такого разговора. Активность группы против МСЗ и Ассоциации незаконно осужденных, кстати, обнадеживает. Эти сообщества на глазах политизируются, поскольку понимают, что их проблемы складываются в одну "мега-проблему" неэффективной, несменяемой и неподотчетной гражданам власти.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG