Ссылки для упрощенного доступа

Совет по правам человека в Башкортостане. Что это такое и чего от него ждать?


Радий Хабиров подписал указ о создании в Башкортостане Совета при Главе республики по правам человека и развитию институтов гражданского общества будучи еще временно исполняющим обязанности главы РБ

Радий Хабиров теперь уже не Врио главы, а полноценный башлык республики, а сама РБ обзавелась СПЧ, или, если полностью, "Советом при главе республики Башкортостан по правам человека и развитию институтов гражданского общества". Об этом и не только рассуждает колумнист "Idel.Реалии" Ильнар Гарифуллин.

Власть сама говорит этим людям: "контролируйте меня, а то я сама не ведаю, что творю"


Создание новоиспеченного Совета по правам человека повлекло за собой целый ряд скандалов и взаимных обвинений. Видные активисты и представители гражданского общества республики скептически отнеслись к этому проекту и тут же обратили внимание на то, что подобного рода совещательные органы появляются, как правило, в неразвитых демократических системах, где отсутствуют институты независимого суда, честных и прозрачных выборов и т.д. Получается, это своего рода суррогат, который как бы должен заменить отсутствие реально действующих механизмов правового демократического государства. С этим, конечно, трудно не согласиться. Да и внешне появление таких органов выглядит абсурдно. Ведь получается, что пресловутая "вертикаль власти" не может контролировать то, чем занимаются подчиненные ей структуры. По сути, власть сама говорит этим людям: "контролируйте меня, а то я сама не ведаю, что творю" — при этом не наделив эти органы какими-нибудь серьезными полномочиями.

Всего в Совет были назначены 36 человек. Именно назначены напрямую, причем, в самый короткий срок, методом телефонного обзвона потенциальных кандидатов. Официально, конечно, прозвучал клич от Радия Хабирова на его странице в Facebook с обращением к гражданам предложить кандидатуры в данный Совет. Но такой механизм назвать прозрачным никак нельзя. К тому же отсутствовали принципы отбора будущих членов Совета — по каким критериям или хотя бы представителей каких сегментов гражданского общества туда собираются набирать?

Совсем другое дело — носить в нагрудном кармане "звание" "почетный правозащитник при Радие Хабирове"


Сразу скажем: в состав Совета было включено немало людей, деятельность которых вопросов у меня лично не вызывает. Их появление в этой структуре, вероятно, связано с тем, что они надеются использовать площадку СПЧ для реализации своих, в общем-то, благих целей. Они сознательно идут на участие в имитации гражданского общества, прекрасно понимая реальную подоплеку. Но они идут на такие репутационные риски, полагая, что это облегчит решение их или иных задач, которые они перед собой ставят. Для остальных же это просто некий статус, дающий к тому же какое-никакое публичное прикрытие их деятельности. Одно дело быть гражданином N, а совсем другое — носить в нагрудном кармане "звание" "почетный правозащитник при Радие Хабирове". Согласитесь, второй вариант дает немного больше уверенности в своих действиях.

Смогут ли сторонники теории "малых дел", вошедших из благих пожеланий в СПЧ, реализовать свои планы? Сомнительно. Из уст Радия Хабирова неоднократно слышались разговоры о множестве "неудобных" лиц, набранных в Совет и готовых жестко оппонировать власти. Но на самом деле, таковых единицы: их можно сосчитать на пальцах одной руки. Остальные же 80% членов Совета — либо: а) малоизвестные личности; б) личности, к которым есть множество вопросов; в) личности, с которыми с недавних пор уже всё понятно и вопросов к которым уже не осталось. К последним надо отнести трёх экс-кандидатов в главы республики, которые, прекрасно сыграв роль спарринг-партнеров Радия Хабирова на прошедших выборах, получили места в Совете.

Первой в этой группе стоит выделить Зульфию Гайсину, которая настолько хорошо "сыграла" роль примерного "соперника", что получила место в СПЧ прямо во время предвыборных дебатов. Вторым надо отметить Владимира Барабаша, который, начав в качестве главного соперника Радия Хабирова на выборах, к окончанию предвыборной кампании показательно сдулся. Про блогера Кобзона (он же Владимир Кобзев) и говорить не стоит. Тот факт, что трое бывших соперников Хабирова получили места в СПЧ, причем, не просто места, а руководящие позиции (Барабаш — председатель, а Гайсина — секретарь), окончательно закрывает вопрос о прошедших выборах как о срежиссированном спектакле.

Тот факт, что трое бывших соперников Хабирова получили места в СПЧ, причем, не просто места, а руководящие позиции (Барабаш — председатель, а Гайсина — секретарь), окончательно закрывает вопрос о прошедших выборах как о срежиссированном спектакле


В составе Совета множество представителей неких благотворительных фондов. Но это Совет по правам человека, а не просто заседание общественности. Смогут ли эти благотворители защитить чьи-то права? Весьма сомнительно. За особую принципиальность им могут просто-напросто перекрыть кислород финансирования, и если их фонды реальные, а не фейковые, то они уже завтра перестанут получать средства на свои проекты. Именно поэтому среди благотворителей в России не вспоминается ни одного яркого трибуна, готового до конца принципиально отстаивать свою точку зрения. И появление их в таком количестве может нести лишь одну цель — максимально разбавить состав Совета, чтобы в случае непредвиденного эксцесса на одного неудобного нашлась пара десятков молчащих лиц.

Программным документом, регламентирующим деятельность этой организации, является Положение о Совете по правам человека. Так вот, в пункте 3.6 этого документа написано: "Совет не рассматривает обращения по личным вопросам, в том числе связанным с имущественными, жилищными и трудовыми спорами, а также с жалобами на решения судов, органов следствия и дознания". Т.е. вопросами незаконно осужденных или несправедливо преследуемых этот Совет по правам человека заниматься не сможет по определению. Поэтому лоялисты, пытавшиеся увидеть в нем инструмент по защите незаконно преследуемых лиц, увы, будут вскоре разочарованы — ничего подобного Совет делать не может. Даже в федеральном СПЧ, который, казалось бы, имеет "доступ к телу" первого лица в государстве, многие его участники неоднократно жаловались на то, что годами не решалась проблема незаконно преследуемых лиц, из-за чего из его состава вышли многие известные люди. Что уж говорить об СПЧ при главе Башкортостана, ведь федеральные ведомства, к которым относятся правоохранительные органы и судебная система, никак не подчинены региональным властям.

Теперь, что называется, относительно "независимости" Совета по правам человека. В пункте 5.13. Положения о СПЧ сказано следующее: "Организационное, правовое, информационное, аналитическое и документационное обеспечение деятельности Совета осуществляется Управлением главы республики Башкортостан по общественно-политическому развитию". Т.е. СПЧ будет подчинен Управлению по общественно-политическому развитию, а уж как там представляют себе контроль над гражданским обществом, мы смогли убедиться по результатам их деятельности на V Всемирном Курултае башкир и по тому, как этот самый курултай пытается бороться со свободой слова в республике (вспомним его нелепый иск к радио "Эхо Москвы в Уфе").

Это является еще одним доказательством того, что политическая система Радия Хабирова твердо намерена и после выборов целиком и полностью опираться на башкирскую часть населения республики


Если учесть состав набранного Совета и его функционал, то заметно, что эта организация решает сразу несколько задач. Помимо имитации демократии и создания видимости готовности региональных властей к диалогу СПЧ должен решать и следующие вопросы:

1) Моральное поощрение провластных "деятелей". Для председателя СПЧ Владимира Барабаша это будет не только моральное, статусное поощрение, но и материальное. Ведь он единственный из членов Совета,кто занимает штатную должность, т.е. будет получать заработную плату от государства, считай, от чиновников уфимского Белого дома.

2) Инкорпорирование в политическую систему башкирского Белого дома ключевых лиц, представляющих важнейшие для региональных властей сегменты общества. Войдя в состав Совета, человек, пускай даже сохраняя формальную независимость, становится частью этой системы. Приобщение, пускай даже формально, к государственной системе априори делает такого человека психологически более покладистым, а то и вовсе превращает его в полностью лояльного. В этой связи следует обратить внимание на двух членов Совета — Азамата Галина и Рауфу Рахимову. Их можно назвать представителями башкирской этнополитической элиты и потенциальных лоббистов башкирских национальных интересов. Аналогичных представителей у других народов Башкортостана в составе Совета вы не обнаружите. Это является еще одним доказательством того, что политическая система Радия Хабирова твердо намерена и после выборов целиком и полностью опираться на башкирскую часть населения республики. В случае с Рауфой Рахимовой это еще и "попытка удушить в объятьях" клан Муртазы Рахимова, с которым отношения у новой администрации Хабирова складывались не самые приветливые.

3) Своеобразный отсев договороспособных гражданских активистов от недоговороспособных.

В случае с Рауфой Рахимовой это еще и "попытка удушить в объятьях" клан Муртазы Рахимова, с которым отношения у новой администрации Хабирова складывались не самые приветливые


Для властей республики СПЧ несет единственный риск — это превращение его в трибуну, откуда власть может услышать не самые приятные для себя вещи. Но этот риск серьезно нивелируется тем, что Совет будет собираться раз в полгода. А за такой долгий срок многие острые вопросы и темы могут потерять свою информационную актуальность. К тому же, по-настоящему неудобные вопросы можно постараться затерять в массе реплик абсолютно лояльных властям членов СПЧ, часть из которых несомненно будет играть роль не просто статистов, а роль эдакой массовки, которая в нужный момент заболтает острые вопросы.

Поэтому вокруг этого нового института — Совета по правам человека при главе Башкортостана — в будущем обязательно будут возникать скандалы, связанные с тем, что многие вопросы, которые его участники планировали решить, в рамках этого органа решаться просто не будут. Эти скандалы приведут к уходу из совета целого ряда членов. Ну, а затем общественность попросту потеряет к Совету всякий интерес, как потеряла однажды интерес к той же Общественной палате.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (4)

XS
SM
MD
LG