Ссылки для упрощенного доступа

Народ упущенных возможностей


Атнер Хузангай

24 июня отмечается 100-летие образования Чувашской автономной области. К предстоящему празднику чуваши — от пастуха до министра — относятся весьма неоднозначно. На заре российской демократии событие стало бы знаковым, с публичным обсуждением общественных целей и плана развития национальной государственности. Но сегодня, в эпоху волны неоконсерватизма, о стратегии нерусских народов говорить не приходится.

В честь юбилея автономии главная чувашская газета "Хыпар" открыла рубрику "Мухтавлă 100 ентеш" (100 славных земляков). Судя по публикациям, хороших людей у чувашей много, а будущего у языка и культуры всё равно нет. На вопрос, куда испарилась чувашская энергетика, о которой сто лет назад с воодушевлением писала газета "Хыпар", отвечает известный в Поволжье общественный деятель и публицист, первый и ныне почётный президент Чувашского национального конгресса, литературный критик, переводчик и языковед Атнер Хузангай.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Атнер Петрович, с какого всё-таки времени берёт начало чувашская государственность? 24 июня 1920 года произошло её становление или восстановление?

— Тут надо иметь в виду, что само понятие "государственность" в разное время было неодинаковым: в древности — это одно, в средние века (IX-X века, формирование Волжской Булгарии) — нечто другое, а уж в ХХ веке — совсем иной тип государственного устройства. Но в 1995 году по инициативе ЧНК мы отмечали 1100-летие Волжской Булгарии и 75-летие Чувашской автономии, тем самым ещё раз подчеркивая этническую и языковую преемственность чувашского этноса и языка по отношению к волжским булгарам.

895-й год — год вступления Эль-Алмыша бну Шилки эльтебера, малика булгар на престол, и, как считают чувашские историки, следует считать это датой чувашской государственности. В большом историческом Времени Чувашская автономия — это небольшая веха, а наша история по данным чувашского языка насчитывает по крайней мере две с половиной тысячи лет. Автономия — это один из этапов. Может быть, не окончательный…

Сто лет назад из трех возможных советских вариантов автономии (трудовая коммуна, республика, область) чуваши выбрали область. На ваш взгляд, выбор был удачный?

— Сами эти определения имеют весьма условный характер. Скажем, в ФРГ субъекты федерации называются землями, в США — штатами (state, то есть государство), в Швейцарии — кантонами. Всё дело в том, какие права и полномочия будет иметь этот субъект.

В советском изводе мы получили весьма куцую государственность, хоть и называемся ныне республикой


В советском изводе мы получили весьма куцую государственность, хоть и называемся ныне республикой. В 1920-е годы на это смотрели сквозь пальцы, и кое-чего удавалось достигнуть в культурно-языковом строительстве.

В 1920 году в Чувашской автономной области числилось 805 тысяч человек, из них 97,6 % проживали на селе и 80,5% были чуваши. То, что население области почти полностью состояло из деревенских чувашей, это минус?

Да и деревенская почва истощается. Не уверен, что она будет рождать новых чувашефилов


— Думаю, что не минус и не плюс, а такова была демографическая ситуация. Собственно говоря, и сейчас чувашская культура в городских условиях представлена очень слабо. Да и деревенская почва истощается. Не уверен, что она будет рождать новых чувашефилов.

Стоит ли сожалеть, что столицей Чувашской автономии стал не губернский город Симбирск, а провинциальные Чебоксары?

— Да, был проект так называемой "Большой Чувашии" со столицей в Симбирске, губернском городе. Тогда территория предполагалась в три раза больше, чем нынешняя, да и сама столица была бы примерно в центре чувашских земель.

Что представляли собой Чебоксары в то время? Уездный городишко, находящийся на отшибе собственно чувашской ойкумены. Как писал великий кобзарь Тарас Шевченко в своем дневнике в 1857 году, возвращаясь из ссылки и проплывая на пароходе мимо Чебоксар, "ничтожный, но картинный городок".

Проект "Большая Чувашия" не был реализован, а в принципе мог бы. Вообще, мне порой кажется, что мы какой-то народ упущенных исторических возможностей. В силу своего менталитета что ли...

— Тем не менее в советской Чувашии с первых же лет началась политика коренизации государственного аппарата и придания чувашскому языку статуса государственного. Сегодня наблюдается обратный процесс: чувашские чиновники растворяются в других, а чувашский язык, хоть он и государственный, даже не обязательно учить в школе. Что изменилось современным чувашам не нужна власть?

Власть чувашам никогда не была нужна

— Власть чувашам никогда не была нужна. Чуваш сторонился власти и старался держаться от неё подальше. Вот чувашский язык — обособленный среди других, родственных тюркских языков. Так и народ, мне кажется, во все моменты истории старался жить обособленно, отчуждённо от власти. Жил своей жизнью, которая регулировалась внутренними законами природосообразности, этики, согласия между старшим и младшим поколениями, поминания предков.

Я думаю, что власть предержащие не понимают, что единственное богатство, которое у нас есть, это наш язык, творение гения чувашской нации


Я думаю, что власть предержащие не понимают, что единственное богатство, которое у нас есть, это наш язык, творение гения чувашской нации. Этим мы и были интересны миру, начиная с XVIII века, когда в поле внимания просвещённых людей попал чувашский язык (швед Страленберг, немец Шотт, финские ученые и т.д.).

Эту символическую и насущную ценность родного языка понимали в 1920-1930-е годы не только поэты (Сеспель, Шелеби, Хузангай, Митта) и чувашские языковеды, начиная с Ашмарина, но и чиновники того времени. Поэтому и коренизация, и внимание к языку, забота о расширении его социальных функций.

— Вы говорите, что народ сторонился власти, но тогда как объяснить взрыв духовной и социально-политической активности чувашей в предреволюционные годы? Создание местных отделений политических партий, издание первой национальной газеты, организация Общества мелких народностей Поволжья — это же всё заслуга чувашей.

— Я бы не сказал, что это был взрыв, но сильное брожение было. Надо учитывать, что у чувашей был исторический опыт бунтарства. Они довольно активно участвовали в XVII веке в восстаниях Ивана Болотникова, Степана Разина, в XVIII веке в Крестьянской войне Емельяна Пугачева.

В начале ХХ века чувашские младорадикалы — кстати, птенцы яковлевского гнезда (нашего просветителя Ивана Яковлева (1848-1930) — вопреки намерениям своего учителя стали заниматься подъёмом политического самосознания. Но они же выступали не за власть, а были в оппозиции. Хотели такого правления, которое было бы во благо народа, с учётом его нужд и потребностей.

Чуваши никогда не имели такого правления (ни в Казанском ханстве, ни в Московии, ни в царской империи, ни при советском строе). Это была, так сказать, национально-демократическая "закваска", но она не сумела "забродить" большие массы населения. Мышление большинства чувашей оставалось на уровне яла, своей родной деревни, сельской общины. Не было идей общенационального резонанса. Вернее, может они и были, но не получили должного отклика.

Если сравнить по интеллектуальной зрелости чувашскую политическую элиту начала ХХ и начала XXI века, на чьей стороне ваши симпатии? Известно, что Александр Краснов, Метри Юман, Гермоген Титов, Гавриил Алюнов, Агафья Гаврилова, Тимофей Николаев-Хури, Иван Васильев, Даниил Эльмень даже не имели полного высшего образования, а почти все современные республиканские управленцы, включая бывшего главу Чувашии кандидата сельскохозяйственных наук Михаила Игнатьева, бывшего министра финансов кандидата экономических наук Светлану Енилину, бывшего министра здравоохранения кандидата медицинских наук Владимира Викторова, заместителя председателя Кабинета министров республики кандидата педагогических наук Аллу Салаеву, министра образования кандидата юридических наук Сергея Яковлева,с научными степенями.

Политиками я их назвать не могу, так как они абсолютно не самостоятельны в своих решениях и поступках

— Дело не в степенях, а в том градусе пассионарности (в смысле Льва Гумилёва), который был у общественно-политических деятелей начала ХХ века и который отсутствует (или испарился в силу их лояльности к вертикали власти, компромиссов) у нынешних госслужащих.

Политиками я их назвать не могу, так как они абсолютно не самостоятельны в своих решениях и поступках. Они никогда не задумывались о философии истории чувашей. Один Метри Юман в этом отношении выше их всех вместе взятых!

Когда в прошлом году Михаил Игнатьев прославился на всю страну своими перлами "мочить", пишущих "искаженную информацию", и "поймай ключи", народ переживал, что его "слава" отразится на репутации всех чувашей. Вы разделяете эти опасения?

— Относительно "мочить"… Это просто глупые слова, жаргон какой-то блатной. Дубль высказывания Владимира Путина, правда, сказанный по другому поводу.

С ключами — тоже глупый поступок, неудачная шутка. Но Михаил Игнатьев не является олицетворением всех чувашей. У нас есть много личностей, которые могут достойно представить чувашей.

— Многие вас называют достойным сыном чувашского народа. А кого ещё можно выделить из ныне действующих интеллектуальных лидеров? Некоторые лишь пиарятся на чувашском...

Сито истории просеет все репутации личностей, и, может быть, через четверть века или полвека сложится истинная "табель о рангах", и каждый займёт в ней свое место


— Это вопрос не ко мне. Есть люди, которые любят строить и вычислять рейтинги — пусть они и занимаются.

Сито истории просеет все репутации личностей, и, может быть, через четверть века или полвека сложится истинная "табель о рангах", и каждый займёт в ней свое место. Узнаем who is who (кто есть кто).

Какую книгу по истории и культуре чувашей вы бы предложили почитать своим внукам, друзьям и иностранцам?

— Из книг последнего времени наибольшее впечатление на меня произвела монография Андреаса Каппелера "Die Tschuwaschen. Ein Volk im Schatten der Geschichte" (Чуваши. Народ в тени истории). Она была опубликована в 2016 году в Вене. Сейчас уже переведена на русский язык, и как будто готовится перевод на чувашский.

В этом обстоятельном труде на основе анализа данных в экономическом, политическом, культурном и духовном аспектах автор особо отмечает те моменты, когда "чуваши выходили на свет рампы истории", от пассивного восприятия переходили к активному действию. Его цель — "извлечь народ из тени и взглядом со стороны представить историю и перспективы этого народа в новом свете".

И, действительно, известные нам события трактуются не в официозно-советизированном духе, а в более свободном, открытом для диалога, полемики ракурсе. Так как наши историки молчали, я даже написал рецензию на эту книгу.

— Над какой книгой вы работаете сейчас?

— Хочу подготовить 7-й том "Собрания сочинений" моего отца Педэра Хузангая, в него должны войти разные по жанру произведения (статьи-посвящения, переводы и др.). Продолжаю углубляться в творческую и духовную биографию Геннадия Айги.

Собрал 2-й выпуск своего "Временника". Это такой как бы журнал из моих собственных опусов (статьи о чувашских проблемах, языковедческие проблемы, персоналии наших лингвистов, Айги, мини-эссе о художниках, анализ поэтического текста, мой круг чтения — рецензии, переводы с арабского – проза, перевод на чувашский — поэзия и т.д.).

— Атнер Петрович, вам нравится логотип 100-летия образования Чувашской автономной области? Насколько точно он отражает значимость события?

— Мне нравится. Красная и светло-охристая (жёлтая) гамма, цифры на основе чувашской орнаментики, восьмиконечные звезды.

— Как думаете, сколько ещё протянет Чувашская автономия?

— Я не пророк и не футуролог. Думаю, что будет существовать, если не произойдёт каких-то социально-политических катаклизмов... Чувашский народ в любом случае будет существовать дольше, как бы ни менялись формы государственности.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (83)

XS
SM
MD
LG