Ссылки для упрощенного доступа

Мертвые языки звучат в Москве


Сцена из спектакля "Әллүки"

13 сентября в Москве в рамках театрального фестиваля "Золотая Маска" прошел показ инклюзивного спектакля казанского режиссера Туфана Имамутдинова "Әллүки". "Әллүки" — это название татарской колыбельной песни.

Спектакль был выдвинут на премию "Золотая Маска" в трех номинациях: "Лучший спектакль в опере", "Лучшая работа режиссера", "Лучшая работа композитора.

В основе спектакля — пять стихотворений Габдуллы Тукая, специально переведенные с татарского языка на редчайшие, вымирающие языки малочисленных народов России: челканский, шорский, тоджинский диалект тувинского языка и долганский.

В постановке приняли участие глухие актеры — выпускники театральной школы "Инклюзион", владеющие языком жестов.

Стихи переплетались с вокалом и хореографией. Авторы проекта хотели обратить внимание на проблему исчезновения языков малых народов. Родной язык перестает быть формой общения между людьми одной национальности, а главное люди перестают мыслить на нем.

Автор идеи и режиссер Туфан Имамутдинов рассказал об этом в интервью "Idel.Реалии".

Главная идея спектакля — это исчезновение языков, культур и искусства, потому что развитие национального искусства вне языка просто невозможно. Стихи Габдуллы Тукая — это поэтическая основа, потому что татарский народ ассоциирует себя в первую очередь с поэзией Тукая. Мы взяли пять его стихов, перевели на четыре вымирающих, даже мертвых языка, потому что молодое поколение этих языков уже не знает. Почему мы взяли глухих ребят? Потому что в нашем представлении они тоже разговаривают на мертвом языке, то есть на физическом, и те люди, которые еще знают свой язык в Сибири или Алтае — они такие же носители мертвого языка.

— В чем состояла основная сложность в работе над этим проектом?

Сложность именно в поиске тех людей, носителей языка, которые смогли бы перевести стихи Габдуллы Тукая на свой родной язык, потому что носителей довольно мало, а носителей литературного языка, которые смогли бы перевести Тукая, еще меньше. Носители языка — это человек 200-300 у одних народов, у других народов — это 1000-1500 человек. Это те, кто, действительно, могут хорошо разговаривать на своем родном языке и могут перевести поэзию другого поэта. Обычно в быту мы употребляем 300 слов, а для поэтического перевода диапазон слов должен быть намного шире, 5000-10000 слов человек должен знать, чтобы перевести стихотворение. Эта работа заняла полгода, чтобы перевести эти четыре стихотворения.

Среди зрителей спектакля была молодая оперная певица Марьям Фаттахова. В интервью корреспонденту "Idel.Реалии" она рассказала о своих впечатлениях.

— Хотелось бы поздравить всех причастных к процессу создания спектакля с большой творческой удачей! Представьте на минутку, что возможно органично и слаженно сплести воедино тувинское горловое пение, смешанный хор, поющий на вымирающих языках сибирских народов, одновременный перевод текста на язык жестов и причудливые мизансцены артистов. Особенно трогательным показался тот момент, когда Ольга Фаляхова пела, произносила причудливые и красивые звуки! Как я выяснила позже, Ольга, Руслан и Алина — артисты с нарушениями слуха и речи, что было совершенно незаметно во время спектакля, настолько гибким было взаимодействие между артистами и хором. Алина Исмагилова также очень выразительна и органична на сцене, а Руслан Петров проявил себя как сосредоточенный и яркий проводник идеи постановки. Музыка композитора Эльмира Низамова отличается своеобразием и индивидуальным стилем. Увидев на спектакле за пультом Дину Венедиктову, я поняла, что невозможно найти более подходящего дирижёра для этого проекта. На проекте она руководила двумя коллективами — московским хором "Arielle" и казанским хором "Genesis", и ей удалось добиться сияющего и кристально чистого звучания. Желаю спектаклю "Әллүки" занять достойное место в театральной жизни и в сердцах публики!

Зрители на спектакле "Әллүки"
Зрители на спектакле "Әллүки"

Руководитель хора Дина Венедиктова в интервью "Idel.Реалии" сказала, что спектакль — это живой организм, и он каждый раз звучит и играется по-разному.

Сейчас состоялся первый спектакль в Москве, и мы обсуждали с ребятами — сразу сплошные эмоциональные всплески. Спектакль — это как живой ребенок. Сегодня он как-то особо состоялся. В нем очень много деталей, артисты перед публикой, хор — позади. Это совершенно нетрадиционное произведение для хора. Это совершенно живая материя, нет повторов, это импровизация, и от исполнителя требуется гибкость, мобильность, профессионализм. Спектакль — это состояние, это погружение в себя, но очень многие зрители после просмотра говорили, что они не понимали, им нужен был перевод. А ведь главная идея спектакля — привлечь внимание к вымирающим языкам, которые исчезают. Исчезают наши корни, история.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (18)

XS
SM
MD
LG