Ссылки для упрощенного доступа

"Мои дети должны вернуться в нормальную семью"


Павел Железняк

Павел Железняк несколько лет пытается вернуть себе двоих дочерей, а их маму — лишить родительских прав. Он неоднократно выходил на одиночные пикеты, требовал прекратить произвол против его детей. На минувшей неделе в сети появилась информация, что Железняк хотел поджечь себя на площади Свободы в Казани. "Idel.Реалии" поговорили с активистом. Он рассказал, что происходило в центре Казани и по какой причине он хочет отобрать детей у их матери.

— В сети появилась информация, что вы намеревались поджечь себя во время одиночного пикета на площади Свободы. Позже вы опровергли эти сообщения, но тем не менее рядом с вами на площади были врачи скорой, пожарники, полицейские. Что все-таки произошло?

— Я собирался выйти на пикет. Об этом знали всего несколько человек. Примерное время и место знал руководитель Арского Следственного комитета. Когда я подходил к месту, мне начали звонить силовики и задавать вопросы, не собираюсь ли я устроить что-нибудь экстравагантное. Я сказал, что нет. Я шел в предусмотренном законом порядке отстаивать как свои права, так и права моих детей на нормальную жизнь в нормальной семье.

Приближаясь к площади, я заметил большое число сотрудников полиции. Много сотрудников также были на прилегающих улицах, во дворах. Когда я вышел к площади, обратил внимание, что вдоль дороги стоят скорая помощь, пожарная машина, полицейские. Я развернул плакат, и ко мне подошли сотрудники, начали задавать вопросы.

Я им пояснил, в связи с чем я здесь нахожусь. Я продемонстрировал им факты и доказательства, полностью отвечающие процессуальным требованиям закона, подтверждающие умышленные фальсификации и укрывательства целого ряда преступлений, в том числе и преступлений сексуального характера против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Люди поняли, что ко мне никаких вопросов нет. Единственное, до конца акции оставили скорую, МЧС и патрули.

— Если вы не планировали никаких, как вы сказали, экстравагантных действий, почему, на ваш взгляд, силовики так подготовились?

— Я считаю, это была провокация. Связана она с тем, что арские чиновники в свое время сфабриковали слишком много сведений о положительности семьи, в которой проживают мои дети.

— В сети после вашего пикета появилось видео, где вы отвечаете на вопросы некого мужчины. Что это за человек?

— Его зовут Василий Сироткин. Он работает в наркологии. Более полутора лет он помогал мне лечить маму моих детей Светлану Гришину от алкоголизма. Это все было безуспешно из-за влияния на нее ее же семьи — матери и отчима. Ему известно и про сексуальные наклонности отчима. Он давал показания по этому поводу. Просто человек занял принципиальную позицию.

Он ходит со мной, подтверждает, что я говорю правду. Он помогает мне достучаться до чиновников. Я позвонил ему после акции. Он тоже увидел в новостях, что я собрался якобы самосожжением заниматься. Он приехал. Тогда мы решили записать такое видео.

— Последовала ли какая-то реакция татарстанских чиновников на ваш пикет?

Да, последовала. Я встречался с руководителем СК по РТ Валерием Липским, с прокурором РТ Илдусом Нафиковым, с Уполномоченной по правам ребенка Ириной Волынец, с главным федеральным инспектором РТ Виктором Демидовым. Каждый из этих людей пообещал поучаствовать в решении проблемы. Так, прокуратура Татарстана уже решила поддержать ходатайство о направлении Светланы Гришиной на нарколого-психиатрическую экспертизу. Ирина Волынец тоже решила нас поддержать.

Гришина ранее четыре раза уклонялась от прохождения экспертизы. Дело в том, что хронический алкоголизм матери — основание для лишения родительских прав. Все остальное уже и значения не имеет.

Помимо этого меня уведомили, что СК ведет проверку по делу о насильственных действиях насильственного характера против моей дочери. В течение недели мне пообещали предоставить ответ.

— Расскажите, что случилось с вашей дочерью?

Он лежал рядом с моей дочерью, гладил ее в промежности и при этом сам себя удовлетворял

— Это дикая ситуация. Я бывший сотрудник милиции, сейчас юрист. Я умею собирать доказательства. Начну издалека. Еще в 2014 году у прокурора Арского района РТ я скачал видеофайлы, на которых были зафиксированы противоправные действия против местной жительницы Светланы Гришиной. Я тогда не придал им внимание, потому что был ее представителем. Она обратилась ко мне за помощью как к юристу. Уже тогда ее бывший муж пытался лишить ее родительских прав за алкоголизм и имел все шансы на успех.

Так вышло, что после всего этого мне стало ее жаль, появилось желание помочь девушке, завязались какие-то отношения. Спустя время у нас появился ребенок, я удочерил ее ребенка и в силу заболевания Светланы полностью взял на себя все вопросы воспитания и содержания детей.

На тех видеофайлах, которые я скачал с прокурорского компьютера, только вдумайтесь, мама моих детей в несовершеннолетнем возрасте у нее дома запечатлена с мужчиной. Его лица не видно. Он сам снимал и сам совершал различные сексуальные действия, включая половой акт. По телосложению мужчины становится ясно, что это ее отчим. Видеофайлы имеют метаданные позволяющие экспертно установить их происхождение. По ним видно, что ролики снимались, когда она была несовершеннолетней.

8 октября 2017 года я остался ночевать с детьми в доме родителей их мамы. Я ночью сам поймал отчима Светланы — Александра Плотникова. Он лежал рядом с моей дочерью, гладил ее в промежности и при этом сам себя удовлетворял.

В ту ночь я забрал и детей, и Светлану, привез их в Казань. Тогда же я узнал о насилии со стороны отчима по отношению к матери моих детей. Это продолжалось с ее шести лет. В ее 12 лет он в первый раз ее изнасиловал. Она рассказала, что когда она начала осознавать значение совершаемых отчимом действий и пожаловалась маме, та ей предложила привязать веревочку к ее ноге и дергать когда будет приставать. Вся семья спала на одном диване в виду стесненных жилищных условий. Теперь так спят и мои дочери, скопом с отчимом их матери.

После того, как я увидел, что этот отчим Александр Плотников делает, он испугался и начал со мной переписываться. Его сообщения уже имеют признаки признания. Он пытался обосновать свои действия, писал: "Она все равно не заметила, спала". На мой вопрос про Светлану он тоже признался и искал себе оправдания. Я все это опубликовал в Инстаграме.

Скриншот переписки Павла Железняка с Александром Плотниковым
Скриншот переписки Павла Железняка с Александром Плотниковым

После этих событий я разыскал других потерпевших. Ими оказались ее двоюродные сестры Маша и Дина. Они рассказали, что он творил с ними в малолетнем возрасте. Я предоставил эти сведения в СК, а они забрали у меня детей.

Скриншот сообщаения Александра Плотникова, адресованное Павлу Железняку
Скриншот сообщаения Александра Плотникова, адресованное Павлу Железняку

— Почему у вас забрали детей?

— Забрали для того, чтобы я не был законным представителем несовершеннолетней потерпевшей. Я же тогда смогу полноценно защищать права дочери. Дело в том, что следователь сам решает, кого из родителей признать законным представителем несовершеннолетнего потерпевшего. Следователь признал Светлану — зависимую, находящуюся под контролем у отчима и матери. Сейчас я обычный заявитель в статусе свидетеля.

Что они сделали за этот период? Плотникова не арестовали, оставили на свободе. У него под контролем осталась мама моих детей, а это человек страдает от алкоголизма. В свое время я устал пытаться вылечить ее. Она вернулась к родителям, где все положение только ухудшилось, а лечение, можно сказать, прошло зря. Дальше я выясняю, что адвокат Плотникова и адвокат моей потерпевшей дочери — один и тот же человек Гульнара Садреева. Я видел материалы дела и выкладывал видео материалов на своей странице.

Пока все это происходило, против меня также возбуждались уголовные дела за особо тяжкие преступления по заведомо ложным доносам. Меня обвинили в похищении моих детей. Я два раза ходил под уголовными делами, абсолютно случайных людей по этим делам на год сажали под стражу. Впоследствии меня оправдали и реабилитировали.

Забирал я детей с установленным отставанием в развитии. Привез я нормальных, развитых детей

Установлено, что детей я забирал из опасной для их жизни и здоровья обстановки, защищая их от преступных действий. Тогда арские чиновники написали целую кучу положительных актов проверок. Мама моих детей два раза на учетах стояла, так ее снимали в связи с исправлением, что на самом деле не соответствовало фактам.

Я забирал детей на два года в Украину. Мы там прожили, я привез их обратно совершенно другими. Забирал я детей с установленным отставанием в развитии (в качестве доказательства Железняк предоставил редакции заключение судебной психологе-психиатрической экспертизы — "Idel.Реалии"). Привез я нормальных, развитых детей, устроил их в школу и садик.

Несмотря на все это, судом рассматривалось дело по лишению меня родительских прав. Параллельно шел суд уже по моему иску о лишении Светланы Гришиной родительских прав. До вынесения решения по моему иску судья решила оставить детей с матерью. (Суд вынес решение в конце января 2020 года — "Idel.Реалии"). Я их прятал до 24 сентября.

— В этот день у вас их забрали?

— Да. Это был ужасный стресс. Дети кричали, плакали, не хотели, чтобы их забирали. С 24 сентября они тайком присылали мне голосовые сообщения, звонили со своих телефонов. В последние три дня телефоны у них забрали, как я понимаю. Они говорили, что их не кормят, просили увезти оттуда. Это большой стресс для детей. Их выдернули из нормальной жизни и засунули в этот мрак.

— Зачем, по вашему, семье Светланы Гришиной дети?

— Когда возбуждалось уголовное дело о том, что я похитил детей, полицейские из Арска ворвались ко мне в квартиру, применили силу, отобрали в детей. Восемь месяцев дети находились в семье матери. Все это время Гришины очень хорошо жили за мой счет.

Там у них никто не работает, ничего необходимого для детей нет. Я обеспечивал детей, привозил им продукты, оставлял им деньги. Я же не привезу, например, еду только детям. Если я это сделаю, есть вероятность, что им ничего не достанется. Поэтому я был вынужден кормить всю семью. При этом еще материнский капитал. Если с меня взыскать алименты при моей зарплате около 160 тысяч рублей, они будут получать неплохую сумму. Плюс еще пособия.

Таким образом заинтересованность, во-первых, материальная. Во-вторых, этот Александр Плотников живет с женщиной... Вы на вокзале видели женщин, без определенного места жительства? Вот такая же, старше него. Зато в этом доме много молодых девочек. С учетом его наклонностей, можно предположить, зачем ему дети. Борется за детей ведь не их мама. По факту это он нанимает адвокатов, занимает деньги.

— Сколько лет сейчас вашим детям?

— Старшей дочери семь лет, младшей — четыре года.

— Вы сказали, что 24 сентября детей забрали. А что дальше вы планируете делать?

— У нас продолжается суд по лишению мамы детей родительских прав в связи с ее хроническим алкоголизмом и аморальным образом жизни. Нас поддержала детский омбудсмен в РТ и высказала мнение в суде о необходимости проведения нарколого-психиатрической экспертизы Светланы Гришиной (Ирина Волынец подтвердила эту информацию — Idel.Реалии).

Вопрос — почему никто не подает на меня заявления и не привлекает за заведомо ложный донос, клевету? 

Против Плотникова сейчас проводится проверка республиканским СК. В целом я нахожусь на выигрышных позициях, но мне мешают арские чиновники, понимающие, что установление алкоголизма мамы моих детей и лишение ее родительских прав автоматически повлечет их ответственность за ранее совершенные бездействия. Но и рассмотрения дел занимают время, а мои дети сейчас там в опасной и асоциальной обстановке с такими людьми, лишившись нормальной семьи, образования и заботы. Я боюсь за своих детей потому, что с ними может случится все, что угодно.

Я озвучил информацию о насильственных действиях сексуального характера против несовершеннолетних со стороны Александра Плотникова. Я постоянно публикую информацию о нарушениях со стороны силовиков и судей. Вопрос — почему никто не подает на меня заявления и не привлекает за заведомо ложный донос, клевету? Когда какой-нибудь активист в Казани скажет лишнее слово, его начинают таскать по судам. А почему тогда мне позволительно озвучивать такие серьезные обвинения? Потому что они боятся разглашения их нарушений.

Я также хочу отметить, что я и мои дети являемся гражданами Украины. Я оформил им гражданство, когда забирал на два года туда, в надежде огородить от семьи их матери. Глава города, в котором мы жили в Украине, в отличие от татарстанских властей, выделил мне достаточно крупное пособие на реализацию прав и законных интересов моих детей. Они до сих пор состоят на социальном патронате в Украине и получают пособия.

Мои дети должны вернуться в нормальную семью, к их маленькой сестричке, которую они очень любят, к привычным для них досугу образованию, достатку. Им нужно вернуться к работе с медицинскими специалистами, поскольку алкоголизм их матери во время беременности и последующее проживание в асоциальной среде с алкозависимыми для них бесследно не прошли, они имеют ряд речевых, психологических и физиологических проблем.

Павел Железняк ждет следующее заседание в Арском суде. Иск Светланы Гришиной и его встречный иск рассматриваются в рамках одного процесса. Следующее заседание назначено на 26 октября —​ будет решаться вопрос замены судьи.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG