Ссылки для упрощенного доступа

Адвокат Рамиля Шамсутдинова: "Ему угрожали, что утопят в унитазе"


"Реальные люди 2.0": Руслан Нагиев и Равиль Тугушев
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:20:53 0:00

В октябре 2019 года в воинской части посёлка Горный в Забайкалье рядовой Рамиль Шамсутдинов застрелил восемь человек, в том числе двух офицеров. Согласно показаниям солдата, он подвергался издевательствам со стороны сослуживцев. В Минобороны признали, что у Шамсутдинова был конфликт с одним из офицеров. Было возбуждено уголовное дело о дедовщине. Читинский гарнизонный военный суд приговорил к двум годам условного срока солдата Руслана Мухатова, который издевался над Шамсутдиновым. В сентябре 2020 года дело Шамсудтинова об убийствах и покушении на убийство было передано в суд. Его дело рассматривает суд присяжных. В проекте "Реальные люди" — адвокаты Шамсутдинова
Руслан Нагиев и Равиль Тугушев.

Беседа с Русланом Нагиевым:

— Рамиль Шамсутдинов признал свою вину частично, заявив, что убийство произошло в состоянии аффекта. Какой приговор ему грозит?

Нужно понимать, что убийства бывают разные. К примеру, бывает убийство в рамках самообороны, бывает убийство по неосторожности, бывает умышленное убийство и убийство в состоянии аффекта. Вот Шамсутдинову сегодня предъявляется умышленное убийство двух и более лиц.

— Это сколько лет?

— Это вплоть до пожизненного лишения свободы.

— А если признают, что он совершил преступление в состоянии аффекта?

— Если его действия квалифицируют как убийство в состоянии аффекта, то этого обвинения нет, суд присяжных переквалифицировать его действия не может, и соответственно, суд присяжных должен вынести оправдательный вердикт, потому что перед ними ставится лишь вопрос — виновен ли он в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 (Умышленное убийство).

— Наши читатели характеризуют действия в отношении Шамсутдинова пытками, вы с ними согласны?

— Да, я согласен. И Шамсутдинов это нам рассказывает. Он говорит, что на протяжении практически всей службы над ним издевались, в том числе лишали сна. Есть практика ЕСПЧ, которая говорит, что лишение сна является пыткой. Кроме Шамсутдинова еще и ряд свидетелей и даже некоторые выжившие потерпевшие показали, что, действительно, Шамсутдинова заставляли вместо положенного времени сна, учить устав и воинские правила.

— Но он убийца восьмерых человек?

— Да, это так.

— Мы услышали о деле Шамсутдинова. Это стало громким делом. Зафиксированы ли какие-то случаи там же в отношении других солдат?

— Да, к примеру, приговор в отношении Мухатова. Мухатов был признан виновным в совершении издевательств над Шамсутдиновыи и еще 7 военнослужащими. Этот приговор вступил в законную силу.

— А другие, я так понимаю, не стали стрелять в своих обидчиков?

— Нет, не стали. У них другие обстоятельства были.

— Какие?

— Немного другие. К примеру, Шамсутдинов рассказывает, что до рокового караула ему угрожали, что его утопят в унитазе. При этом издевались над ним. Во время караула ему не давали спать. Все это время он, конечно, понимал, что после караула ему предстоит терпеть издевательства, возможно, даже и лишение жизни. И в таких условиях оказался Шамсутдинов. И естественно, его реакция была такая, что угроза убийством, лишение сна и эту угрозу он воспринимал реально. Почему? Потому что данные сослуживцы ранее над ним издевались. И после караула Шамсутдинов говорит, что ему хотелось лишь спать, он уже мало чего понимал, он не хотел, чтобы эти издевательства продолжались. Я готов был пожертвовать своей жизнью, но хотел остановить уже вот эти издевательства.

— Вы упомянули Руслана Мухатова. Читинский гарнизонный военный суд приговорил его к двум годам условного срока за издевательства над Шамсутдиновым. Это адекватное наказание за то, что он делал?

— Ну, мы считаем, что нет. Непосредственно наш подзащитный Рамиль Шамсутдинов говорил, что хотел бы, чтобы Мухатова наказали дисциплинарным батальоном, но в связи с тем, что на момент вынесения приговора Мухатов не был военнослужащим, такое наказание к нему не применяется, и в отношении его было назначено два года лишения свободы условно. Согласно Уголовному кодексу, такое наказание предусмотрено, поэтому здесь комментировать нам сложно. Конечно же, мы считаем, что это мягкое наказание в данном случае, потому что, я вас скажу, что таких приговоров достаточно в РФ. И с этим нужно что-то сделать, в том числе и возможно ужесточать наказание.

— С учетом всех обстоятельств, какой, на ваш взгляд, должен быть справедливый приговор в отношении Шамсутдинова, который убил восьмерых сослуживцев?

— Шамсутдинов должен отвечать только за то, что он, действительно, совершил. Если он совершил преступление, если он совершил убийство восьмерых человек в состоянии аффекта, то это ст. 107 Уголовного кодекса РФ. Он должен быть привлечен именно по этой статье. Но не по ст. 105 УК РФ, которая сейчас ему инкриминируется. Ст. 105 УК РФ — это умышленное убийство.

— Если признают, что убийство совершено в состоянии аффекта, то что ему грозит?

— До пяти лет лишения свободы.

— Вы рассчитываете на такой приговор?

— Я еще раз повторю, присяжные не могут переквалифицировать действия Шамсутдинова, они могут лишь его признать виновным, либо оправдать. Если присяжные посчитают, что Шамсутдинов совершил неумышленное, а убийство в состоянии аффекта, они должны его оправдать и после оправдательного вердикта правоохранительные органы по новой привлекают Шамсутдинова уже по статье 107 УК РФ (Убийство в состоянии аффекта).

— Скажите, а Шамсутдинов — это среднестатистический россиянин, которого призвали служить в российскую армию?

— Да, это обычный парень. Из Сибири. Шамсутдинов — сибирский татарин. Семья состоит от отца, трех братьев, мамы у него нет. Он намеревался служить и продолжить службу по контракту.

— Как после таких историй родителям со спокойной душой отправлять сыновей в российскую армию? Насколько я знаю, вы тоже отец сыновей. Готовы ли вы отправить их служить Родине?

— Совершенно верно. Мои сыновья — ровесники Рамиля Шамсутдинова. Старшему сыну 20 лет, второму сыну 18 лет, они на данный момент учатся в университете, но вполне возможно, что они будут служить по окончанию учебы. И конечно же, я крайне обеспокоен такой ситуацией. И это одна из причин, по которой я взялся за это дело. Но мы хотим установить истину по делу, мы хотим, чтобы общественность узнала, что происходит в армии. И наконец-то, наше государство начало предпринимать конкретные меры по борьбе с дедовщиной.

— Как вы считаете, такие случаи как кейс Шамсутдинова, могут повториться в будущем в российской армии?

— Я не исключаю. Вот буквально месяц назад был случай, по моему, в Воронеже. То же один солдат убил троих сослуживцев, в том числе офицера.

— У вас как у юриста есть видение как бороться с дедовщиной в российской армии?

— Я думаю, одна из мер — это контрактная служба. Вообще, это, конечно, комплекс мер. Это в том числе и воспитание молодежи.

— Как вы считаете, в армии солдаты-мусульмане подвергаются дискриминации по религиозному признаку?

— Ну я бы не стал так говорить, что со стороны армии или государства идет целенаправленная дискриминация. Судя по рассказам военнослужащих, есть какие-то бытовые, допустим, конфликты на национальной почве. Они случаются. Но со стороны государства и самой армии, как я уже и сказал, такого умышленной дискриминации нет.

Беседа с Равилем Тугушевым:

— Вы с самого начала в этом деле представляете интересы Шамсутдиновых?

— Мы заключили соглашение в ноябре 2019 года одновременно я и Руслан. Мы заключали соглашение с его отцом, с Салимжаном Шамсутдиновым. И с ноября месяца мы осуществляем защиту Рамиля Шамсутдинова.

— Что вас побудило взяться за это дело?

— Я сам в свое время служил в армии. Я сталкивался с неуставными взаимоотношениями. Более того, я практически служил почти точно в такой же части, в которой служил и Рамиль Шамсутдинов. Я очень хорошо знаю эту службу. Знаю, что там может происходить.

— Человек убил восьмерых. Как вы думаете, что чувствуют те, кто является родственниками тех убитых?

— Безусловно, это очень большое горе для погибших. Мы искренне соболезнуем, в том числе родителям погибших солдат. Это очень большое горе. И то, что произошла эта трагедия, это трагедия, конечно, не только тех потерпевших, это в первую очередь и трагедия самого Рамиля Шамсутдинова, также трагедия для нашей армии.

— Наши читатели очень часто обвиняют не Шамсутдинова в том, что случилось, а руководство данного учреждения, которое, по их мнению, не наводит порядок. Вы как считаете?

— Мы считаем, что нельзя, конечно, винить всю армию в тех бедах, которые происходят. Да, в отдельных частях происходят неуставные взаимоотношения. Я уже говорил, я сам тоже служил в армии и во время службы мне приходилось бывать в разных частях. Начинал я в Украине... и закончил службу под Новосибирском. Поэтому в разных частях мне приходилось видеть разные отношения. Если в Украине руководство уделяло очень много времени именно занятости солдат — учебе, подготовке, неуставные взаимоотношения носили чисто косметический характер. Там, где командование плохо относится к службе, там, где не соблюдаются уставы, не соблюдаются инструкции, как правило, именно там и происходят неуставные взаимоотношения между солдатами, именно там и происходят трагедии.

— Ваш коллега только что рассказал нам, что надеется на оправдательный приговор в итоге. А что вы думаете по этому поводу?

— Очень трудно прогнозировать результат данного судебного дела. Мы, естественно, заявили о том, что Рамиль Шамсутдинов совершил это преступление в состоянии аффекта. Если все-таки присяжные сочтут то, что он не совершал умышленного убийства, то да, он должен быть оправдан. Но еще раз повторю, идет суд, и что-то прогнозировать на сегодняшний день пока еще рано. Потому что у стороны обвинения свое видение, а у нас свое видение. Более того скажу то, что со стороны обвинения работают профессионалы очень высокого уровня. Это очень хорошие юристы. Они очень четко ведут процесс, поэтому наши процессуальные оппоненты, естественно, видят как обвинительный. Мы, естественно, сделаем все возможное для того, чтобы признали аффект. Поэтому, что будет в итоге, конечно, прогнозировать очень сложно.

— А на чем обвинение делает акцент?

— Обвинение делает акцент на том, что это умышленное убийство. Мы все-таки считаем, что это внезапно возникшее чувство, которое возникло в следствии длительного издевательства. То есть никто не говорит, что вот это происходило именно в карауле. Дело в том, что издевательства над Шамсутдиновым были на протяжении того времени, пока он находился в роте охраны. А все, что произошло именно в этом карауле, это все усугубило и в итоге привело к трагедии, на наш взгляд.

— А у вас есть сыновья?

— Нет, у меня дочь. У меня есть внук.

— А вы со спокойной душой отправите его служить в армию?

— Ну, я надеюсь. Он, конечно, пока еще маленький. Ему всего 7 лет. Но когда он вырастет, я надеюсь, что он будет готов к армии и физически, и морально. В конце концов, я тоже служил в армии. Более того, мы тогда служили два года. Это было более 30 лет назад. Ну как видите, вернулся живой, здоровый и невредимый.

— Такие случаи как случай с Шамсутдиновым могут изменить общественное мнение так, что общество начнет требовать от власти перевести армию на контрактную?

— Перевод армии на контракт — это не будет являться панацеей. Дело в том, что тут нужен системный подход. Даже при условии призыва в армию и службы призывников наравне с контрактниками, есть ряд решений, которые могут привести к тому, что не будет неуставных взаимоотношений. В первую очередь, солдата надо занять службой и учебой. Когда я служил в Первомайске на Южном Буге (Украина), это был 1986-1987 гг. у нас пришел офицер, командир дивизии, который смог искоренить неуставные взаимоотношения буквально за месяц. Еще раз повторюсь, за один месяц у нас неуставных взаимоотношений в части просто как вид исчезли. Хотя до этого были случаи. Офицер подошел ответственно. Он, во-первых, усилил контроль. У нас часто дежурили офицеры, помимо того, что у нас дежурный по части был постоянно в казарме, у нас приходили офицеры, проверяли, в том числе и в ночное время, как работают солдаты, как служба идет, как идет учеба, как идет у нас дежурство. У нас просто не было на неуставные взаимоотношения, поэтому есть реальные способы это искоренить. Нужно просто работать.

— Мы довольно активно освещаем эту тему и получаем очень много откликов от наших читателей и довольно значительная часть из них поддерживает Шамсутдинова, несмотря на то, что человек убил восьмерых. Вас удивляет такая реакция?

— Ну на самом деле не надо, как ранее говорил мой коллега, героизировать Рамиля Шамсутдинова. В первую очередь, нужно учитывать то, что совершено преступление. Есть погибшие. Есть раненные. Но с другой стороны, есть неуставные взаимоотношения, которые привели вот к этой трагедии. Поэтому в данном случае нельзя сваливать на него все те беды, которые есть у нас в армии. Это с одной стороны. А с другой стороны, все-таки не стоит делать из него героя.

— Скажите, когда следует ожидать итогов по этому делу? Когда ожидается окончательное решение суда?

— Я надеюсь, то, что на этой неделе у нас будет два заседания, я думаю, что мы все-таки закончим. Надеюсь, что к концу следующей недели, возможно, будет какой-то результат.

"Idel.Реалии" направили вопросы в Военную прокуратуру Восточного военного округа с просьбой ответить на ряд вопросов по делу Шамсутдинова. К времени публикации данного материала ответов не получено.

  • В октябре 2019 года в воинской части посёлка Горный в Забайкалье рядовой Рамиль Шамсутдинов застрелил восемь человек, в том числе двух офицеров. Согласно показаниям солдата, он подвергался издевательствам со стороны сослуживцев. Адвокаты опровергли факт угрозы изнасилованием.
  • В Минобороны признали, что у Шамсутдинова был конфликт с одним из офицеров. Было возбуждено уголовное дело о дедовщине. Читинский гарнизонный военный суд приговорил к двум годам условного срока солдата Руслана Мухатова, который издевался над Шамсутдиновым. В сентябре 2020 года дело Шамсудтинова об убийствах и покушении на убийство было передано в суд.
  • Шамсутдинова обвиняют по статьям "убийство" и "покушение на убийство". Его дело рассматривает суд присяжных. Ранее двое свидетелей подтвердили издевательства и побои в части в отношении Шамсутдинова.
  • На суде также были представлены итоги осмотра видеозаписей из помещения, где стоял караул, и где Шамсутдинов с 22 по 25 октября 2019 года вместе с другими срочниками "изучал различные документы". По словам стороны обвинения, "каких-либо конфликтов с другими военнослужащими, применения к ним насилия, в том числе к Шамсутдинову, со стороны кого-либо не установлено". На это Шамсутдинов ответил, что избивали его в помещениях, где нет камер видеонаблюдения, например в малом коридоре возле гардероба.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (50)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG