Ссылки для упрощенного доступа

"Неуточненные причины смерти". В Татарстане требуют наказать врачей


Альбина Романова

Летом жизнь одной семьи из Агрыза сильно изменилась. После того, как они съели купленную на рынке дыню, все семья почувствовала признаки отравления. Хуже всего пришлось матери — Альбине Романовой. Она два дня пролежала с болью в животе, а когда попала в больницу, там ей поставили лишь капельницу и отправили домой. К этому моменту она уже плохо говорила и не стояла на ногах. На утро она скончалась. Ее старшая дочь Анастасия пытается добиться справедливости и требует возбуждения уголовного дела на врачей, которые отпустили ее больную мать, не поставив диагноза.

ДЫНЯ, ОТРАВЛЕНИЕ, БОЛЬНИЦА, СМЕРТЬ

17 августа семья Романовых купила дыню на рынке в Агрызе. Принесли домой, поели, но уже на следующий день у всех, кто пробовал дыню, были признаки интоксикации. Особенно плохо пришлось матери — 43-летней Альбине Романовой. Ее дети — старшая дочь Анастасия, младшая 12-летняя Юстина, семилетний Ревальд — и муж Денис тоже отравились, но отделались только расстройством желудка. Но вот Альбину рвало несколько дней. 20 августа она уже не могла терпеть — кричала от боли. Днем ее дочь Анастасия вызвала скорую, но та все никак не приезжала.

Альбина Романова не так давно начала учиться в Ижевске на проводницу, месяц назад отметила свой день рождения и воспитывала двух детей-школьников. Как рассказывает ее старшая дочь Анастасия, мама всегда пыталась помогать тем, кто нуждается. В последние месяцы она носила еду дальней родственнице — пожилой женщине, живущей неподалеку от них.

Через два часа в дверь все же позвонили. К тому моменту Альбина уже с трудом ходила, жаловалась на острую боль в животе и тошноту. В машину скорой ее завели дочь и ее друг Александр.

Альбина Романова, июль 2020 года
Альбина Романова, июль 2020 года

Дорога до Агрызской районной больницы заняла около 15 минут, там ее посадили в кресло-каталку и оставили ждать своей очереди. "Мама постоянно просила пить, у нее было обезвоживание, но там нам никто воду не давал, хорошо, что у меня с собой была бутылка полуторалитровая", —вспоминает Анастасия. Следующие сорок минут Романовой становилось только хуже: она продолжала жаловаться на боль в животе, не могла ходить, говорила слабо и побледнела.

Только через сорок минут она смогла попасть к врачу Лилии Губайдулиной. Та пощупала ее живот и сказала поставить катетер и капельницу. Как вспоминает дочь Романовой Анастасия, никакого диагноза или причин боли врачи не назвали.

"Примерно через три часа, когда введение лекарства через капельницу было окончено, врач Лилия Губайдуллина приняла решение отправить маму домой, указав, что у нее имеются признаки заболевания желудка, в связи с чем, на следующий день, нужно обратиться в поликлинику по месту жительства, также рекомендовали пить сладкий чай. Через капельницу, насколько я помню, вводили глюкозу и ацесоль и еще какое-то лекарство. Эти названия я прочитала на бутылках с лекарствами, которые ставили на капельницу", — напишет позже Анастасия в своем заявлении в Следственный комитет.

В разговоре с "Idel.Реалии" девушка уточнила, что врач предложила им, если матери станет плохо, "не стесняться и вызывать скорую".

— Эти слова просто в память въелись. Ничего точного о диагнозе она не сказала, просто пейте чай и завтра идите в поликлинику. У нее, похоже, проблемы с желудком, сказала нам врач. Самое странное в этой ситуации было то, что, когда мы только приехали, она нам сказала: "Что две недели бухает, да?" Я возмутилась: "Что вы вообще такое говорите?" А она мне: "Мне сказали". Кто вообще такое мог сказать? Что за обращение такое? — рассказывает Анастасия.

После приема в больнице и капельницы девушка вызвала такси, и они поехали домой. В этот момент ее мать уже не могла стоять или идти самостоятельно, а ее речь стала неразборчивой. В 21:50 они вернулись домой и уложили Альбину в кровать. Она уже не могла самостоятельно двигаться, стонала и ничего не говорила, но все еще узнавала близких.

В 1:30 младшая дочь Юстина отвела мать в туалет и снова уложила в кровать. В 8 утра муж Альбины Денис пришел к Анастасии и попросил зайти с ним к жене. Там она лежала в постели без признаков жизни. "Я потрогала ее, она была еще теплой. Я поняла, что мама умерла", — напишет Анастасия в заявлении.

ПРИЧИНЫ СМЕРТИ

Согласно справке о смерти от 10 ноября этого года, причина гибели Альбины Романовой — "другие неточно обозначенные и неуточненные причины смерти". Сотрудничающий с "Зоной права" и "Агорой" адвокат Павел Терентьев, который представляет Романовых, рассказал, что врачи пишут так, если еще не уверены сами в причинах смерти.

— Медики пока еще сами не установили достоверно, что явилось причиной смерти. Было ли это сердце или интоксикация какая-то организма. Сейчас они до сих пор не обозначили какой-то медицинский диагноз, — отмечает Терентьев.

Анастасия Романова после смерти матери написала обращение в приемную президента России, оттуда ее письмо отправили в татарстанский минздрав. В начале декабря ей пришел ответ. В нем чиновники называют причиной смерти "кардиомиопатию", ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы.

В своем ответе минздрав указывает, что "к сожалению, в отношении кардиомиопатии прогноз является неблагоприятным. Причины развития изменений, расширения камер сердца, разнообразны (последствия миокардита, наследственные причины, дисгормональные нарушения, отправление алкоголем или химпрепаратами, следствия нарушения обмена веществ и прочие)".

— Видимо, это было заключение патологоанатома. У Романовой же, по сути была неожиданная смерть, — отмечает адвокат. — Сейчас мы просим Следственный комитет провести проверку и комплексную экспертизу. Мы хотим, чтобы ее провели другие независимые организации, не из Татарстана, Удмуртии и Башкирии, а из других, несвязанных регионов. Медики просто часто пересекаются, поэтому для объективности нужны другие регионы.

При этом, при поступлении на учебу Альбина прошла полный медосмотр, тот показал, что женщина абсолютно здорова, рассказывает ее дочь. Никаких проблем с сердцем у нее тоже не было.

Минздрав также отмечает, что "в результате проверки выявлены отдельные дефекты при оказании медицинской помощи на этапе приемного отделения ГАУЗ "Агрызская центральная районная больница". Вот только не указывает какие именно, предлагая Анастасии Романовой преодолеть 320 км до Казани (таково расстояние от Агрыза до столицы республики) и прийти на прием в минздрав, чтобы ознакомиться с итогами проверки.

— Альбине Романовой просто не предложили госпитализацию, врач провела процедуру — поставила капельницу, ввела, скорее всего, успокоительное, обезболивающее, общеукрепляющее и отправила домой, потому что не нашла причин для оставления в больнице. Но врач не стала проводить и допобследование. Она только предложила обратиться на следующее утро в поликлинику, раз у Альбины были боли в животе. По сути врач в Агрызской ЦРБ просто сняла боли, — рассказывает Терентьев о возможных "дефектах", о которых говорит минздрав.

Адвокат отмечает, что в России нет никаких процедур или расследования того, как человек после обращения в скорую или приемное отделение, умирает. Поэтому они и написали заявление в СК, чтобы правоохранительные органы инициировали проверку.

— Проверку Следственного комитета пытается инициировать сам заявитель. Она обращалась сама в приемную президента, в минздрав. То есть весь механизм проверок запустила она сама. Проводить проверку свою будет еще и страховая компания. Пока есть только промежуточный ответ от них, что они приняли заявление в работу и проведут свое расследование о действиях медицинских работников и медучреждения, — рассказывает он.

Павел Терентьев замечает, что только в одном случае может быть возбуждено уголовное дело без обращения в соотвествующие органы родственников — если патологоанатом найдет причины при обследовании тела.

— Заключение при смерти выносит патологоанатом, если он видит признаки недобросовестной работы, то он может это указать, а после отправить это в правоохранительные органы, — отмечает он. — Такого, что человек внезапно умер и все забегали, нет. Тем более, она не в больнице умерла. Если бы ее госпитализировали и она бы умерла там, может быть что-то было бы. И то, не факт.

Даже если проверка покажет, что "дефекты" в работе медиков были, то не обязательно, что это станет причиной для возбуждения уголовного дела.

— При экспертизе, в том числе, ставится вопрос, были ли выполнены все необходимые действия, обследования и т.д. Поводом для возбуждения уголовного дела это может стать только в том случае, если будут установлены причинно-следственные связи. Тогда будет речь идти о неоказании помощи медучреждением, — объясняет адвокат.

При этом он замечает, что подобные заявления в следственный комитет, далеко не всегда сами по себе могут стать причиной для возбуждения.

В своем заявлении в следственный комитет (есть в распоряжении редакции) Анастасия Романова просит также назначить проведение проверки по контролю качества медицинской помощи в страховой компании АкБарсМед, Росздравнадзоре и Министерстве здравоохранения Республики Татарстан, а также опросить всех указанных в заявлении медиков и свидетелей тех событий о состоянии здоровья ее матери и действиях врачей.

"Полагаю, что по названным в заявлении обстоятельствам, необходимо рассмотреть вопрос о наличии признаков халатности (ст. 293 УК РФ), причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ)", — пишет она в заявлении.

ЕЩЕ ОДНА СМЕРТЬ В БОЛЬНИЦЕ

Несколько лет назад в Агрызской ЦРБ умер 37-летний Александр Бондарь в результате язвенной болезни желудка, осложнившейся массивной кровопотерей. Тогда в халатности обвинили врачей. Анастасия Романова рассказала, что мужчина был им родственником. Он брат ее отчима, еще ребенком его усыновила семья.

Летом 2017 года Агрызский районный суд огласил обвинительный приговор 59-летнему хирургу районной ЦРБ Вячеславу Тубылову. Он признан виновным в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух пациентов (часть 2 статьи 293 Уголовного кодекса РФ), и приговорен к трем годам лишения свободы условно с лишением на три года права заниматься врачебной деятельностью. В декабре того же года райсуд взыскал 800 тысяч рублей с ЦРБ в пользу супруги и трех малолетних детей умершего пациента Александра Бондаря.

Анастасия Романова рассказывает, что ситуация с ее мамой и Бондарем — это не первые похожие случай в Агрызской ЦРБ.

— Сначала мы так Сашку Бондаря похоронили. Мне рассказывали, что схожим образом относятся и к другим пациентам — они долго ждут врачей, а некоторых отправляют домой, где они потом и умирают. Наша бабушка тоже умерла в этой ЦРБ, у нее рак был, не успели довезти ее. Мы звонили и просили ее взять [в больницу], все врачи отказывали. Потом нашли одну девушку-врача, которая согласилась. А потом мы узнали, что ее уволили: смертность в Агрызе и так высокая, — рассказывает девушка.

В 2018-2019 годах правоохранительные органы Татарстана возбудили 97 уголовных дел из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи. Какие врачебные дела рассматриваются сейчас — читайте в обзоре "Idel.Реалии".

Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    карина джамал

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG