Ссылки для упрощенного доступа

Самоизоляция, приступы и наркотики. Ребенку-инвалиду стало хуже "в полном соответствии с законом"


Слева-направо: Юрий Никишин и его представитель Ильнур Хамидуллин в Верховном суде РТ.

Очередным отказом завершилась повторная попытка отца мальчика-инвалида Юрия Никишина оспорить в суде печально известное постановление Кабмина РТ "О мерах по предотвращению распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции". Одна из редакций постановления, помимо прочего, предписывала приостановить деятельность реабилитационных центров для детей-инвалидов "до улучшения обстановки" Сыну Юрия — 14-летнему Саше, с рождения прикованному к инвалидному креслу — за это время стало существенно хуже. Просто потому что все реабилитационные центры в республике приостановили свою деятельность на три месяца.

С Кабмином Татарстана в судах Никишин бьётся ещё с весны. Первый раз Верховный суд РТ отказал отцу ребёнка-инвалида ещё в апреле. Но удача — если тут вообще уместно это слово — улыбнулась истцу в Нижнем Новгороде, в апелляционной инстанции. В дело вмешалась Генпрокуратура, указавшая, что татарстанский суд, отказывая Никишину, соблюл не все формальности. Нижегородский суд с её доводами согласился. Поэтому в конце года, 22 декабря, стороны повторно встретились в Кабмине…

Отец не имел возможности даже просто выйти с ребёнком на улицу и погулять

За это время в деле возникли новые обстоятельства. Как рассказал Юрий корреспонденту "Idel.Реалии", из-за трёхмесячного перерыва в прохождении реабилитации — а именно столько в итоге не работали центры — Саше стало существенно хуже. Об этом же отец попытался доложить и суду, подтвердив свои слова соответствующими медицинскими документами — но судья Эдуард Каминский отказал в ходатайстве приобщить их к материалу дела. Прервал судья и представителя Никишина — Ильнура Хамидуллина, который в своём выступлении ссылался на Конституцию.

— Приступы эпилепсии участились. Если они раньше были раз в полгода, сейчас у него они практически еженедельно возникать. Они его лечат, там специальные какие-то препараты, это наркотические препараты — но они тоже, как мы считаем, наносят вред здоровью. Но если их не принимать, ребёнок может вообще лишиться жизни, — изложил ситуацию семьи Никишиных суду Хамидуллин. — А отец не имел возможности даже просто выйти с ребёнком на улицу и погулять! Потому что согласно тому же пункту, который мы оспариваем, выгул собак был разрешен, а почему-то выйти просто с ребенком погулять, сходить в лес куда-то — было запрещено. Если бы отец вышел, его бы просто привлекли по ст. 20.6.1 КоАП РФ. Соответственно, ребёнок сидел три месяца в четырех стенах. Была нарушена статья 41 Конституции РФ "Право на охрану здоровья"...

— Я напоминаю, что предметом судебного разбирательства является выяснение соответствия оспариваемого нормативного акта нормативному акту, имеющему большую юридическую силу. Кроме того, суд не полномочен проверять оспариваемый нормативный акт на соответствие Конституции РФ. Это подведомственно Конституционному суду РФ, — отреагировал на рассказ Каминский.

И как следовало из речи представительницы Кабмина РТ, уж чего-чего — а формальных оснований обойтись с татарстанскими инвалидами именно так, как оно обошлось, у республиканского правительства вполне хватало.

Довод истца, что ребенок был лишен возможности передвижения и сидел дома, он достаточно здесь несостоятелен

Перечислив в своём выступлении многочисленные распоряжения, постановления и указы, представитель ответчика заключила:

— Сказать, что передвижение было ограничено абсолютно, мы не можем. Установлены были случаи, когда передвижение было возможно (то же выгуливание собак и походы в ближайший от дома магазин татарстанцам ведь были разрешены — "Idel.Реалии"). И довод истца, что ребенок был лишен возможности передвижения и сидел дома, он достаточно здесь несостоятелен.

А пункт, предусматривающий приостановление деятельности государственных центров реабилитации на период самоизоляции, оказывается, был включен в постановление Кабмина исключительно ради блага самих же инвалидов!

— Такая мера была продиктована необходимостью обеспечения безопасности наиболее уязвимой части населения — инвалидов, которые и так обременены достаточно большим количеством сложных заболеваний, как и соматических, так и психических — и направлена исключительно на обеспечение их безопасности и предотвращение заражения инфекцией достаточно неясного течения и прогнозов, — объяснила юрист Кабмина РТ.

К тому же, подытожила представитель ответчика, ряд реабилитационных центров, в которые Юрий Никишин возит Сашу, является медицинскими организациями, посещения которых в период самоизоляции было по-прежнему возможным (как пояснил позже корреспонденту "Idel.Реалии" Юрий Никишин, для плановой реабилитации, в которой постоянно нуждается Саша, эти учреждения были тем не менее закрыты — хотя, возможно, какая-то экстренная помощь в них и оказывалась). Поэтому:

— Говорить о том, что право ребенка на получение реабилитационных мероприятий было нарушено полностью, мы не можем… Выпуская постановление №208 Кабмин РТ действовал в соответствии с федеральным законодательством, на основании и в соответствии с актами более высокой юридической силы — и нарушения законодательства не допущено, — завершила свою речь юрист Кабмина РТ.

— Почему-то вопрос о том, чтобы допустить выгул собак, проработался, это предусмотрели — а то, что инвалидам гарантировано право на реабилитацию, этот вопрос не рассматривался, — вновь попытался обратить внимание суда на недочёты оспариваемого постановления Ильнур Хамидуллин. И ещё раз напомнил, что Никишину отказали в приобщении к материалам дела важных доказательств — документов, свидетельствующих об ухудшении состоянии Саши…

В итоге суд вновь отказал Никишину в удовлетворении иска.

— Моему ребёнку из-за ведения "самоизоляции" стало хуже. То есть, частота приступов эпилепсии увеличилась. Было раз в полгода — с ним занимались, увеличивали срок: ребёнку становилось всё лучше и лучше. Но в связи с тем, что реабилитация была прекращена, моему ребёнку стало хуже. Теперь, как вы слышали, приступы случаются раз в неделю, нам выписали наркотический препарат, без которого мы раньше обходились, — ещё раз обрисовал мне ситуацию Юрий уже на крыльце Верховного суда РТ.

— В суде был перечислен целый ряд реабилитационных центров. Получается, в период самоизоляции они приостановили свою работу?

— Да. В период действия "самоизоляции" реабилитация моего ребёнка была прекращена в нарушение российского законодательства и международного права. Ребёнок в связи с этим пострадал.

— Но представитель ответчика утверждала, что ряд учреждений из этого списка продолжал работать…

Там была речь об экстренной помощи, а не о реабилитации. Реабилитационных мероприятий на тот момент с моим ребёнком никто не осуществлял, домой к нам не приезжал… И мы не могли поехать в реабилитационный центр по причине того, что они были закрыты.

То есть, если одномоментно, резко не стало плохо, то считается, что и ухудшения нет? Помощь можно и не оказывать?

— Да. То есть, если мы не дошли до крайности, грубо говоря, до того, что ребёнок оказался между жизнью и смертью, то, соответственно, всё нормально.

— И получается, согласно логике ваших оппонентов, что если ребенку и стало хуже в этот период, то это случилось "в полном соответствии с законом"?

— Да. Получается, у нас забрали надежду на исцеление…

— А сколько продолжалась такая ситуация с реабилитационными центрами? Сколько они были закрыты?

— Около трёх месяцев.

— Режим "самоизоляции", насколько я помню, не продлился и полутора месяцев…

— Дело в том, что постановление вышло, и сами центры боялись. Было непонятно, что происходит вообще, не было ни режима военного положения, ни режима ЧС, ни карантина… Была какая-то "самоизоляция" — и никто не понимал, что вообще происходит.

— Но есть комплекс мер, выполняя которые, вы могли бы улучшить состояние Саши и без поездок в центр?

— Да, например, ежедневные прогулки. Также к нам могли бы приезжать специалисты, которые имели бы защитные маски, перчатки — и могли бы выполнять реабилитационные мероприятия с моим ребёнком. Но этого не было. Мы просто-напросто были брошены, сидели в четырех стенах. Получается, Кабмин РТ подумал о том, что можно выгуливать только собачек, а дети-инвалиды — и вообще инвалиды — сидели дома.

— Будем подавать апелляционную жалобу, — заверил Ильнур Хамидуллин. — К делу не приобщили документы, подтверждающие, что сыну Никишина стало хуже. Мы считаем это тоже нарушением. Если нам в апелляции откажут — и до ЕСПЧ дойдем!.. А что касается того, что предусмотрели выгул собак, но не предусмотрели какие-то меры для реабилитации инвалидов… Могли бы хотя бы на дому оказывать услуги. В соответствии с федеральным законом, если услуга инвалиду не может быть оказана по месту нахождения учреждения, ему должны эту услугу на дому оказать. Те же самые уколы могли бы приезжать делать... Мы считаем, что имелась такая возможность — но почему-то об этом никто не подумал. Не захотели. Хотели бы сделать — сделали бы. У нас же во время самоизоляции продукты на дом привозили пенсионерам…

Более того, РФ ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. Там тоже есть требование, в ст. 11 — в случае возникновения риска, ЧС, государство возлагает на себя обязанности… (Полный текст ст. 11 Конвенции о правах инвалидов изложен так: "Ситуации риска и чрезвычайные гуманитарные ситуации. Государства-участники принимают в соответствии со своими обязательствами по международному праву, включая международное гуманитарное право и международное право прав человека, все необходимые меры для обеспечения защиты и безопасности инвалидов в ситуациях риска, включая вооруженные конфликты, чрезвычайные гуманитарные ситуации и стихийные бедствия" "Idel.Реалии" ).

— Но никто ведь в России ЧС и не ввёл…

— А ситуация риска была. И раз ребёнок не может находиться на улице, подвергается риску заразиться коронавирусом — хотя бы должны были приходить домой и оказывать реабилитацию там.

— Получается, ни премьер-министр РТ Алексей Песошин, ни руководство профильных министерств и ведомств об этом не подумали? Просто отправили весь персонал соответствующих учреждений в самоизоляцию — и всё?

— Да. Проще было по всей видимости всё запретить на неопределенный срок, "до улучшения ситуации"… Но у нас и на данный момент лучше не стало — хотя всё уже работает. Даже ещё хуже стало! Но реабилитационные центры — работают!..

— Хотел бы уточнить по поводу конвенции. Учитывая последние изменения российского законодательства, "отменяющие" приоритет международного права, не означает ли это и то, что в России автоматически перестала работать и она?

— В любом случае нормы, указанные в конвенции, есть и в Конституции РФ, и в наших федеральных законах. В том же ФЗ-181. Инвалидам — не только детям — гарантировано право на реабилитацию. Но, к сожалению, ребёнок Юрия этого права был лишён.

Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG