Ссылки для упрощенного доступа

Аборты. Об этом говорят шепотом на кухне и анонимно в соцсетях


На фоне протестов в Польше, связанных с принятием закона о фактическом запрете абортов, дискуссия на эту тему вновь вспыхнула и в России. Так, в декабре 2020 года Минздрав предлагал изменить список медицинских показаний, по которым женщина может сделать аборт вне зависимости от срока. Поправки в проект означали, что аборт на поздних сроках был бы возможен только при непосредственной угрозе здоровью женщины. После волны критики в обществе Минздрав поспешил заявить, что новый проект не отменяет право на аборт по желанию, а содержит медицинские показания к прерыванию беременности.

Несмотря на то, что законопроект пока что не принят, ряд государственных деятелей предложили иные способы контролирования количества абортов. В мае 2020 года уполномоченная при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова предложила сократить финансирование клиникам, которые проводят аборты, и ограничить продажу препаратов для прерывания беременности. В Казани же в декабре 2020 года детский омбудсмен Татарстана Ирина Волынец предложила вывести аборты из системы ОМС, то есть сделать аборты полностью платными.

На сокращение количества абортов в России также направлены движения и акции, например, Всероссийская акция "Подари мне жизнь" или движение "За жизнь". В Республике Татарстан проводится фестиваль "Татарстан за жизнь", организованный Автономной некоммерческой организацией "Центр защиты семьи, материнства и детства "Умиление". Президент центра Элина Белянкина занимается профилактикой абортов в России и в Татарстане в том числе:

— Я как человек уже 10 лет занимающийся защитой жизни, как доброволец общероссийского движения "За жизнь" достаточно давно занимаю позицию за законодательную защиту жизни младенцев в утробе матери. Наше движение общероссийское в том числе собирало подписи за законодательную защиту жизни ребенка до рождения и собрали более миллиона подписей, благодаря чему проблема была все-таки услышана президентом. Было дано три поручения президента правительству и органам власти касательно как раз содействия организациям, занимающимся профилактикой абортов. Был запущен проект "Плюс один", проект комплексной профилактики абортов, и в нашем регионе в Татарстане он стартовал в пилотном режиме в прошлом году. Согласно уставу, основной целью Центра защиты семьи, материнства и детства является оказание всесторонней поддержки нуждающимся, в том числе беременным женщинам и семьям с маленькими детьми, содействие и укрепление престижа роли семьи в обществе. В первую очередь мы занимаемся профилактикой абортов, а также социального сиротства.

Сейчас центр существует за счет пожертвований и грантов президента Российской Федерации, однако, как рассказывает Элина, грантовые деньги не покрывают даже месяца содержания центра. Финансирования от самого Татарстана сейчас нет:

— Что касается регионального бюджета, то на данный момент, к сожалению, нет механизма субсидирования подобных центров в республике, потому что нет государственного учреждения, государственного кризисного центра, соответственно, мы не можем претендовать на какое-то бюджетное финансирование. Мы не входим в реестр поставщиков социальных услуг.

В основном за помощью в Центр обращаются беременные или одинокие женщины, которые по разным причинам оказались без какой-либо поддержки со стороны близкого окружения. В таких случаях "Умиление" помогает материально, оказывают гуманитарную помощью и предоставляют временный приют. Также нередки случаи обращения женщин с постабортным синдромом:

— Обращаются женщины с постабортным синдромом, то есть которые уже после аборта испытывают чувство вины, их беспокоят, может быть, какие-то сны, тревога, отсутствие радости, такое депрессивное состояние. Такие женщины обращаются к нам в том числе в женских консультациях после аборта. С женщинами, которые задумываются об аборте, мы взаимодействуем прежде всего в женских консультациях, где дежурят наши психологи, то есть непосредственно наши психологи доносят до них информацию и о последствиях аборта, как я сказала, есть психологические последствия, не только физические, и о той помощи, поддержке, на которую женщина может рассчитывать со стороны нашей организации, со стороны государства, от различных социальных служб и благотворительных фондов, в том числе федеральных. Например, есть очень интересный проект поддержки женщин при медицинских показаниях к аборту "Жизнь лучше". Это фонд, с которым мы тоже взаимодействуем.

Первый приют центра "Умиление" был открыт в 2017 году при поддержке администрации Советского района города Казань. На базе арендованного коттеджа и квартир предоставляются временные приюты для женщин с самыми разными ситуациями:

— Нередко бывает так, что женщина, допустим, в чужом регионе, городе снимает жилье, работает, а потом по какой-то причине становится тяжело, или она заболевает и какое-то время не работает. У нее накапливается долг, и в конечном итоге её просто выгоняют с детьми на улицу. А второй вариант – это выпускницы детских домов, которые сами стали мамами-одиночками и вовремя не получили пригодное для проживания с ребенком жилье. Бывает, что жилье есть, но оно признано непригодным, однако альтернативы нет, к сожалению. А бывает так, что женщина, выпускница детского дома, ещё молоденькая, просто по каким-то причинам это жилье до сих пор не получила. Бывают случаи кризисной беременности, ситуации репродуктивного выбора, когда женщина в отсутствие собственного жилья и поддержки принимает решение о сохранении беременности благодаря тому, что есть этот приют, что она может какое-то время в нем пожить. Самый большой срок проживания у нас был два года, женщина беременная пришла уже с маленьким ребенком. Недавно тоже вот у нас выпустилась женщина, которая прожила также около двух лет в нашем приюте. Бывают женщины, перенесшие насилие. У нас был такой случай, когда к нам направили из Самарской области мусульманочку, которую, по её словам, муж мучал, она от него сбежала, родители не принимали. Вот она попала в Казань, обратилась в мечеть, и там ей дали наши контакты. Какое-то время она у нас находилась, но достаточно скоро как раз-таки в мечети сообщили, что она в нашем центре, и приехал ее брат и муж, и она приняла решение вернуться к родителям, то есть родители были готовы ее принять. О дальнейшей судьбе её я не знаю. Другие случаи, когда беременные или мамы с ребенком малолетним остаются практически без крыши над головой. У нас были, кстати, случаи, когда содержались полные семьи, то есть где были и отцы. Пять таких семей у нас жили за всё время. Был даже такой случай, когда наш благодетель обратился к нам за помощью, когда у него заказчик не заплатил вовремя, и они с женой беременной и двумя детишками приехали к нам на какое-то время. Достаточно скоро у них всё наладилось.

При этом существуют и другие общественные движения, которые выступают с критикой противоабортных предложений и инициатив. Так, одна из основательниц татарстанской группы феминисток "ФемКызлар" Дина Нурм считает ограничение доступности абортов — человеческими потерями:

— Большинство бедных, большинство живущих за чертой бедности в России — женщины. Не имея возможности прервать беременность по ОМС в безопасных медицинских условиях, женщины станут влезать в долги, брать микрокредиты, чтобы обратиться в частную клинику, либо прибегать к подпольным абортам. Такие меры ведут к росту женской смертности, а не к повышению рождаемости. Нельзя заставить женщину стать матерью насильно.

С ней же солидарна руководительница проектов женского кризисного центра "Фатима", который в Казани действует с 1999 года:

— Конечно, ограничение возможности сделать аборт приведет не к повышению рождаемости, а к большому количеству травм и смертей среди женщин, которые будут пользоваться нелегальными и опасными для здоровья способами абортирования. Мы всегда за то, чтобы у женщины был выбор в любой ситуации, и лишать ее права отказаться от вынашивания плода недопустимо. Тем более, учитывая, что факторами нежелательной беременности помимо разных патологий могут стать травмирующие ситуации, например изнасилование.

Согласно исследованию "Левада-центр" за 2018 год количество россиян, осуждающих аборты, за последние двадцать лет увеличилось с 12% до 35%. При этом, как считает Дина Нурм, тема абортов в Татарстане по-прежнему остаётся табуированной:

— Я не могу себе представить ситуацию, когда публичные персоны Татарстана могут рассказать о пережитом аборте и не подвергнуться при этом валу негатива. Если о домашнем насилии в последние годы говорить уже становится не стыдно, то об аборте — все еще да. Об этом говорят шепотом на кухне и анонимно в соцсетях, но не вслух.

По данным Росстата в 2017 году на каждые 100 успешных родов в Татарстане приходилось 40 абортов. При этом в рейтинге регионов республика оказалась на 64 месте. В январе 2020 года Министр здравоохранения Татарстана Марат Садыков заявил, что количество абортов в республике за последние шесть лет сократилось на 42%, при этом количество женщин, прервавших первую беременность, снизилось на 29%. Дина Нурм связывает это сразу с несколькими причинами и их совокупностью:

— Вполне возможно, что это результат репродуктивной политики нашего государства. Но мне также хочется верить, что это хотя бы немного связано и с ростом сознательности в вопросе планирования семьи. Сейчас много отличных секс-просветительниц, которые рассказывают о правильной контрацепции и развенчивают мифы об эффективности календарного метода и прерванного полового акта.

Женский кризисный центр "Фатима" также связывает это с повышением грамотности населения:

— Возможно, причиной снижения количества абортов может быть повышение общей половой грамотности населения: люди стали больше узнавать о своем теле, стали чаще пользоваться методами контрацепции.

Что же ждёт женщину, которая приходит на процедуру прерывания беременности? Многие уверены, что в медицине существует такое понятие, как "неделя тишины", когда женщина со сроком беременности до 11 недель обдумывает свое решение в течение семи дней. Однако Дина Нурм заявляет, что такого понятия в медицине не существует:

— Это абсолютно административная штука, с медициной связанная примерно никак. Недели тишины, беседы со священнослужителями, картинки с эмбрионами и уговоры — по сути это все называется "репродуктивное давление" и "репродуктивное насилие". Это с любой точки зрения жестоко, а делается затем, чтобы повысить рождаемость, хотя опыт СССР и многих других стран показывает неэффективность ограничительных мер. Но мы продолжаем уговаривать женщин, которые не хотят сейчас вынашивать и растить ребенка (еще одного ребенка, ведь часто аборты делают те женщины, у которых уже есть дети), приводить в мир новых людей, которые будут никому не нужны, пока не вырастут и не начнут платить налоги. Для начала, когда женщина приходит в консультацию, на нее набрасываются пропагандистские плакаты и листовки, кричащие "мамочка, не убивай меня", в том числе православного толка. Дальше — как повезет. Врачи ведь тоже люди и могут подвергаться как прямому давлению, так и пропаганде. От знакомых, работающих в медицине, я слышала разное. По словам одного моего источника, которая работает с врачами-гинекологами как медицинский представитель, она не наблюдала случаев, когда сами врачи отговаривают пациенток от аборта. Другая моя знакомая рассказывала о премии за каждую женщину, которую удалось отговорить прерывать нежеланную беременность.

При этом, как отмечает Дина, женщина, решившаяся на аборт, может столкнуться с давлением как со стороны семьи, так и со стороны медицинского учреждения:

— Нет способа разом остановить машину репродуктивного насилия, потому что это часть государственной политики, а не частная позиция руководства клиник. Но даже одна женщина может стать максимально неудобной для конкретного учреждения, если будет знать свои права и будет настроена решительно. К сожалению, очень часто мы не знаем своих прав в медицинских вопросах и многих других, поэтому не настаиваем на их соблюдении. К тому же, женщина, решившаяся на аборт, может находиться в стрессовом состоянии, стыдиться своего решения, ею может быть легко манипулировать, она не пойдет жаловаться заведующему или главврачу. С семьей еще сложнее, поскольку репродуктивное насилие в семье обычно встроено в общую канву домашнего насилия и финансовую зависимость.

Как считают представительницы "ФемКызлар" и "Фатима", женщине, которая попала в такую ситуацию, необходимо обращаться за психологической помощью на горячие линии и в кризисные центры, где к тому же можно пожаловаться на давление, оказанное вовремя принятия важного решения. Сейчас в кризисный центр "Фатима" проходит набор волонтеров, которые в будущем смогут также помогать женщинам, попавшим в трудную ситуацию.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (29)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG