Ссылки для упрощенного доступа

Что прикрывают культурные войны вокруг имени Ермака


Архивное фото с праздника сибирских татар. 2014 год

Харун Сидоров — о том, кому сделаны уступки.

Буря в стакане воды, поднятая в связи с отказом от присвоения аэропорту Тобольска имени атамана Ермака, интересна в качестве иллюстрации не только декларативной идеологии, но и реальной политики ее инициаторов, в первую очередь из "Двуглавого орла". Показательно, что эти группы, декларируя, что борятся против привнесения в России повестки западной постколониальности, на деле, с одной стороны, добровольно занимают позицию ее спарринг-партнеров, а с другой стороны, замалчивают новый колониализм — уже в отношении народа, защитниками которого они себя позиционируют. Но обо всем по порядку.

Спекуляции "двуглавых" на пришестии в Россию дискурса американского BLM смотрятся откровенно комично на фоне того, как в шорт-лист деятелей, именем которых предлагается назвать аэропорт Тобольска, включаются сплошь русские сибиряки: архитектор и картограф Семен Ремезов, композитор Александр Алябьев, поэт Петр Ершов, этнограф Михаил Знаменский, художник Василий Перов.

Поэтому, когда эти деятели представляют дело так, что решение не включать в этот список Ермака принято в интересах 16% сибирских татар и в ущерб интересам 76% русских Тобольска, они занимаются явной и дешевой подменой понятий. Ведь предложенные кандидатуры в итоге тоже представляют эти 76% — среди них, как видно, нет ни хана Кучума, ни других, более нейтральных представителей сибирских татар, не вызывающих раздражения у русских. Уступкой же 16% можно считать лишь то, что в список были включены те представители 76%, которые не вызывают у них столь травматической реакции, как Ермак.

И тут надо отметить два обстоятельства.

Во-первых, цифра 16% представителей коренного народа в определенной местности — это не так уж и мало, чтобы они были вправе ожидать хотя бы подобной тактичности со стороны 76% по отношению к своим коллективным чувствам. 16% это примерно столько же, а порой и больше, чем доля титульных этносов в национально-территориальных образованиях, обретенных некоторыми коренными народами, в том числе Севера и Сибири. В ходе этих процессов сибирские татары национально-территориального образования не получили, потому что их представляли как диаспору Татарской АССР, хотя это коренное население, этнически сформировавшееся не в Поволжье, а именно в исторической Сибири, название которой происходит из их этнотопонимики. Но если не получив отдельного национально-территориального образования, они являются достаточно многочисленным коренным населением данного региона, разве это не является основанием хотя бы для минимально деликатного отношения к их чувствам как сообщества? Подобное отношение наглядно показывает, чего стоят разговоры всей этой публики, по совместительству выступающей за упразднение национальных республик, о том, что коренным народам и без национально-территориальных образований будет житься хорошо. Как хорошо им будет житься, если власть будет у носителей подобных идей, можно судить по этой ситуации, хотя справедливости ради надо отметить, что у местной власти в данном случае мудрости оказалось побольше.

Во-вторых, в Тобольске уже существует сад Ермака, в котором стоит его статуя, и речь в данном случае шла не о ее сносе по аналогии с демонтажем памятников Колумбу в Америке, а всего лишь о том, чтобы назвать городской аэропорт именем другого русского сибиряка. Или может быть "защитники Ермака" считают, что он завоевывал Сибирь не для того, чтобы в ней потом жили и творили выдающиеся деятели русской науки и культуры, а для того, чтобы утверждать в ней его культ? То есть, следует ли понимать так, что Ермак является синонимом русской Сибири и каждые новые место или объект нужно непременно называть его именем, чтобы "двуглавым" не привиделся призрак BLM?

Ну, а теперь о главном — том, что прикрывают эти потешные в российских условиях культурные войны. Вариант, при котором этнополитический и этнодемографический статус-кво, сложившийся в исторической Сибири в результате ее завоевания русскими, радикально изменится в пользу местного коренного населения, можно себе представить с большим трудом. А вот, что себе даже не надо представлять — это колонизацию Большой Сибири, которая уже давно и активно осуществляется юго-восточным соседом и "стратегическим партнером", в частности, в виде уничтожения и скупки сибирского леса и приобретения сибирских земель. Из Сибири почти 100% древоматериалов, причем, получаемых посредством варварской вырубки, идут именно в Китай, а по состоянию на 2018 год в среднем 18% земли по данным реестра принадлежало китайцам, при том, что в некоторых областях, в частности Еврейской Автономной Области, в реальности этот показатель достигает 70%.

Кто-нибудь слышал, как эти "защитники русской Сибири" протестуют против скупки китайцами леса, земли или гостиниц и ресторанов вдоль Байкала и производства на нем бутылированной воды для поставок в Китай? Напротив — сайт "Двуглавого орла" периодически публикует разъяснительные материалы о том, что не стоит волноваться ни в связи со скупкой китайцами российской земли, ни в связи со скупкой китайцами российского леса.

Волноваться, как видно, следует только по поводу того, что аэропорт Тобольска назовут именем не Ермака, а другого видного представителя русской Сибири.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (32)

XS
SM
MD
LG