Ссылки для упрощенного доступа

Сорда. Особый режим


Два года в кировской исправительной колонии особого режима довелось провести заключенному Роману С. Ему 34 года, он уроженец Курской области. Роман был осужден уже не первый раз, свой последний срок отбывал за вымогательство (ст.163 УК РФ). Сразу после освобождения Роман С. обратился в Верхнекамский районный суд с гражданским иском к Федеральной Службе Исполнения Наказаний и Объединению Исправительных Колоний №5 ИК №29 с требованием компенсации морального вреда за "бесчеловечные условия содержания".

Роман жаловался на тесноту, отсутствие вентиляции и антисанитарное состояние в помещениях колонии, скудное питание, некачественное медицинское обслуживание и незаконные действия со стороны сотрудников. Как рассказал Роман С. корреспонденту "Idel.Реалии": "Приехал осужденный, при осмотре его заставляют спустить штаны и приседать. Если ты отказываешься, могут применить дубинки. Сразу дают понять, что ты здесь никто, не человек даже, а что-то вроде животного".

Комментируя ситуацию с голодовкой Алексея Навального, заключенный Роман С. вспомнил о собственной голодовке в кировской колонии.

"Не знаю, что получится у Алексея Навального, за ним весь мир следит, юристы, правозащитники, журналисты…А я — обычный человек, кому я был нужен?! Я голодал семь дней, протестуя против незаконных действий сотрудников. Приезжал прокурор по надзору, сказал начальнику лагеря, что надо как-то "решить вопрос". На пятый день голодовки меня все-таки отправили в санчасть, измерили сахар в крови. Сахар был меньше двух единиц, тогда уже начали со мной какой-то диалог вести. Все это время я не лежал в кровати, как положено голодающим, а работал на территории лагеря, долбил лед и выгребал снег. Они это делали специально, чтобы я устал и еще больше захотел есть. За два года в ИК-29 я неоднократно жаловался на условия содержания, на отношение сотрудников к заключенным, на плохое питание. Однако все это было бесполезно, похоже, мои жалобы не доходили до адресатов. Когда я освободился, я написал два или три письма уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой, но ответа тоже не получил".

По просьбе корреспондента "Idel.Реалии" Роман описал один день из жизни современного заключенного в колонии особого режима в пос. Сорда Верхнекамского района Кировской области. Стоит отметить, что в сталинские годы в пос. Сорда располагался Отдельный Лагерный Пункт№2 ВятЛага, где заключенные валили лес и добывали фосфорную руду, умирая от голода, холода и непосильного труда.

Отголоски тех страшных лет можно услышать и сейчас.

ВятЛаг
ВятЛаг

"Ты проснулся под громкую музыку радио, у тебя есть время заправиться по-быстрому, то есть застелить свое постельное место. Все это происходит в тесном помещении, где очень много народу. Там, где по правилам должны жить не больше 60 осужденных, проживает 200 человек. Когда ты утром встаешь и бежишь к умывальнику, то стараешься все делать быстро, чтобы не задерживать остальных. К примеру, ты торопился, верхнюю пуговицу застегнуть не успел, и это заметил сотрудник. Все, нарушение. Вызывают тебя в оперативный отдел и заявляют, что или ты будешь сотрудничать с администрацией или получишь взыскание. А если получишь взыскание, да еще не одно, можешь попасть на строгие условия содержания, в изолятор или Единое Помещение Камерного Типа (ЕПКТ) — это тюрьма в тюрьме. Потом бежишь на построение, затем завтрак. На завтрак обычно давали кашу перловую или гречневую непроваренную, если съешь такую, будешь животом мучаться. На обед — суп с гнилой капустой или рыба вонючая. На ужин — селедка с картошкой с черными пятнами. Но осужденные, которые сотрудничали с администрацией, питались нормально, у них совсем другой стол был. Лично я старался питаться только теми продуктами, которые получал в посылке из дома или покупал в лагерном магазине. Но с этим тоже были сложности, потому что в магазин заключенных выводил дневальный. И он в первую очередь выводил тех, кто ему что-то покупал, дружков своих, а потом всех остальных. Приходишь в лагерный магазин, а полки уже пустые, все раскупили. За время заключения я похудел с 90 килограммов до 56.

Туалет — это сарай с дырками на улице. Зимой температура воздуха на Сорде доходила до -40, а бывало и до -50. Но другого туалета не было. Конечно, воняло, как не вонять, если 200 человек ходят?! Причем у многих было расстройство желудка из-за плохого питания. А некоторые ходили и кашляли. Туберкулез ведь не сразу выявляется. Мало ли от чего человек кашляет?! Рентген в лагере делали редко, пока обнаружат, что такой-то осужденный болен туберкулезом...

В колонии было швейное производство. Заключенные шили по госзаказу полицейскую и военную форму. По документам смена длилась 8 часов, но на самом деле мы работали намного больше. Моя зарплата за месяц работы составляла от 150 рублей до 2000 рублей. Квиточки у меня сохранились. Но работать все равно было проще, чем не работать. Потому что если ты сидишь в отряде, тебе создадут невыносимые условия. Например, потребуют вещи для досмотра или вызовут в кабинет и начнут докапываться до тебя…

После ужина если тебе места хватило в комнате отдыха, смотришь телевизор. Если не хватило места, то сидишь на стульчике где-нибудь в уголочке, читаешь книгу, пишешь письмо маме. А вокруг все такое серенькое, мрачненькое, словно специально все сделано так, чтобы люди в этой исправительной колонии не исправлялись, а с ума сходили… ИК-29 — это полностью режимная красненькая зона. За пронос алкоголя или телефона можно в одном бараке с "опущенными" оказаться…

Да, церковь в колонии была, священник приезжал. Но у администрации не было никакого понимания, зачем человеку ходить в церковь, они относились к этому презрительно. Даже в этом старались унизить. Конечно, были среди сотрудников нормальные, вполне адекватные люди, которые старались работать по закону, с воспитательной, а не с карательной позиции. Но много было тех, которым нравилось унижать и мучить людей, пользуясь своей безнаказанностью. Сразу после освобождения, я обратился с заявлением в суд, трубя компенсации морального вреда в полмиллиона рублей за ненадлежащие условия содержания. Да, я совершил преступление и был осужден, но я был лишен свободы, а не человеческих прав. Когда я освобождался, меня предупредили, что меня везде найдут, если буду жаловаться. Поэтому я прошу не сообщать мою фамилию и не публиковать фотографию. Мне бы не хотелось куда-то бежать, скрываться, я очень люблю свою страну и не хочу ее покидать. Я считаю, пусть они уезжают, а я останусь здесь и добьюсь справедливости".

24 марта Верхнекамский районный суд частично удовлетворил гражданский иск бывшего заключенного Романа С. к ФСИН России, однако снизил сумму компенсации в 17 раз — с 500 тысяч рублей до 30 тысяч рублей. Роман и его защитники намерены обжаловать решение Верхнекамского суда в вышестоящей судебной инстанции. Кировское управление ФСИН также заявило о своем намерении подать апелляцию.

По просьбе редакции "Idel. Реалии" полковник внутренней службы, первый заместитель начальника УФСИН по Кировской области Александр Коновалов прокомментировал сообщение бывшего заключенного ИК-29 Романа С.

— К осужденному Роману С. за период отбывания наказания в ФКУ ИК-29 ОУХД УФСИН России по Кировской области физическая сила и специальные средства не применялись. Взаимоотношения сотрудников ИК-29 и осужденных строятся в строгом соответствии с требованиями действующего уголовно-исполнительного законодательства РФ. Все осужденные ИК-29 обеспечиваются горячим трехразовым питанием в соответствии с требованиями нормативных правовых актов Российской Федерации, в том числе и ведомственных, регулирующих организацию питания. В учреждении имеется столовая со специальным штатом поваров, оснащенная технологическим и холодильным оборудованием, соответствующими производственными цехами. Все продукты, поступающие в столовую, имеют соответствующие документы, подтверждающие качество продовольствия. Контроль за полнотой вложения продуктов, качеством приготовления пищи, полновесностью блюд, санитарным состоянием столовой (посуды, оборудования и инвентаря) ежедневно осуществляется сотрудниками учреждения, медицинскими работниками. Пища в столовой готовится доброкачественная и удовлетворяющая требованиям санитарных правил. Без снятия пробы пищи медицинским работником и без разрешения дежурного помощника начальника по учреждению пища не раздаётся. Качество готовой пищи регулярно контролируется. В помещениях туалетов ежедневно проводится уборка с применением дезинфицирующих средств. Санитарное состояние туалетов удовлетворительное и соответствует требованиям санитарных правил. Организация медицинской помощи отбывающим наказание осужденным в подразделениях УФСИН России по Кировской области, осуществляется в соответствии с требованиями приказа МЮ РФ от 28.12.2017 № 285, а также иных нормативных документов, регламентирующих деятельность ИУ в части медицинского обеспечения спецконтингента. Санитарно-эпидемиологическая обстановка в ИК-29 удовлетворительная.

На несколько вопросов "Idel.Реалии" ответил юрист фонда "Общественный вердикт" (по решению российского министерства юстиции признан иностранным агентом), защитник Светлана Тореева.

— Как проходил судебный процесс по делу Романа С.?

— Процесс по делу Романа С. был поистине состязательным, все ходатайства рассматривались, со всеми материалами дела нас знакомили. Я получила колоссальное удовольствие от такого справедливого судебного разбирательства в Верхнекамском районном суде. Мой доверитель в своем исковом заявлении сообщал суду о несоблюдении норм жилой площади, антисанитарии, отсутствии вентиляции в помещениях отряда, тусклом освещении, некачественном питании, туалете на улице и требовал признать условия содержания в ИК-29 ненадлежащими и взыскать компенсацию морального вреда в размере 500 тысяч рублей. Исковые требования были удовлетворены частично, то есть условия содержания в колонии были признаны ненадлежащими только в части не соблюдения норм личного пространства. Суд отказался признать антисанитарию в помещениях, отсутствие вентиляции, туалет на улице, плохое питание и другие нарушения. Также суд существенно снизил сумму компенсации- с 500 тысяч до 30 тысяч рублей.

— Насколько часто заключенные обращаются с исками такого рода?

— Это массовая практика. Все эти нарушения: отсутствие вентиляции, антисанитария, туалет на улице особенно в районах Севера, отвратительное питание, круглосуточно работающее радио, нарушение личного пространства характерны для большинства исправительных колонии РФ. Частыми являются сообщения об избиениях, издевательствах. Но обычно заключенные не могут доказать, что подвергались жестокому обращению, так как никаких свидетельств собрать не удается ввиду их уязвимого положения.

— Что нужно делать, чтобы исправить ситуацию?

— В качестве одной из мер по искоренению пыток, мои коллеги-правозащитники уже ранее предлагали сохранять записи с видео-регистраторов, которые обязаны носить с собой сотрудники, в удаленном месте, так чтобы ФСИН не имела к ним доступ. Потому что сейчас в случае конфликтной ситуации получить эти записи практически невозможно. Обычно после заявления заключенного о пытках в Следственный Комитет, следователь запрашивает запись от такого-то числа и получает ответ, что, увы, запись не сохранилась, потому что именно в этот день был скачок напряжения или возникли другие технические проблемы. Что касается ненадлежащих условий содержания, то сейчас законодатель ввел в действие норму 227.1 КАС РФ, которая в числе прочего, закрепляет, что бремя доказательств возложено на государственные органы. Между тем, суды продолжают отказывать в удовлетворении исковых требований заключенных на том основании, что заявитель не предоставил доказательств. То есть, складывается парадоксальная ситуация, когда судебная практика полностью противоречит законодательной норме. Чтобы изменить эту ситуацию, на мой взгляд, нужно в каждом отдельном случае добиваться соблюдения законности. В частности, мы будем оспаривать решение Верхнекамского районного суда в областном суде и дойдем, если это понадобится, до Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

Адвокаты фигурантов дела "Сети" также обратились с жалобой в Европейский суд в Страсбурге. Правозащитный центр "Мемориал" заявил, что показания по делу "Сети" были получены под пытками. Один из фигурантов дела Дмитрий Пчелинцев в декабре 2020 года был этапирован в СИЗО-1 Кирова или Вятский Тюремный Замок, откуда он рассказал "Idel.Реалии" об условиях содержания.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии

XS
SM
MD
LG