Ссылки для упрощенного доступа

"Меня бы в любой школе начали гнобить". Как связаны стрельба в школе и травля казанской активистки


Лиана Тимерханова

На казанскую активистку Лиану Тимерханову полиция составила протокол по статье 5.35 — "Неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетнего". Повод выглядит странно: члены родительского комитета школы, где учится её сын-первоклассник Стивен, написали, что мама и ребёнок находились 11 мая "у места трагедии" — школы №175, где были расстреляны ученики и двое взрослых. При этом Стивен якобы ещё держал в руках палку, напоминавшую автомат.

Самое удивительное, что на основании этой жалобы казанская полиция действительно составила протокол, из которого следует, что Лиана с сыном во время стрельбы находились в школе (документ передан в распоряжение редакции). Активистка считает, что сомнительный повод использован для того, чтобы поквитаться с ней. Она успели перейти дорогу многим: и районной полиции, и управлению образования Казани, и членам родительского комитета, написавшим на неё жалобу.

О том, чем потенциально грозит ей этот протокол Тимерханова рассказала журналисту "Idel.Реалии" по телефону.

— Лиана, ты, наверное, догадываешься, по какому поводу я звоню?

— Да блин, вообще треш! Причина травли — что в прошлом году директора со взяткой взяли в школе. Это я же заявила на неё в полицию! В любой школе меня начали бы так же гнобить. Я считаю, от департамента образования идёт это всё. Обстановка настолько была накалённая, что их там всех в департаменте проверяли. Министр образования же из-за всех этих передряг поменялся.

— А как вы с сыном оказались у 175 школы?

— Мы просто живём рядом. Сын, Стивен, последние полгода болел ветрянкой. Очень тяжело перенёс её, осложнение было... Весь апрель болел и на карантине был, а 11 мая мы как раз к врачу должны были пойти. И справки, что 12 сын может выходить в школу, врач мне в итоге дал.

Но в тот момент нам сказали, что в больнице приёма нет. Из-за стрельбы они закрылись. Это было вообще во всех больницах: объявили ЧП в районе и по указанию Росгвардии закрыли все учреждения. Мы поняли, что в 175-й школе что-то происходит — больница же детская со школой рядом — и побежали туда.

И в чём ты в итоге оказалась "виновата"?

— Мне вручили протокол по статье 5.35 КоАП — "Неисполнение родительских обязанностей". Там написано, что во время расстрела мой ребёнок и я находились в 175 школе, и у ребёнка была палка в виде автомата.

Полиция пришла ко мне домой и повестку дала. Сказали явиться. И потом мне показали заявления родителей. Оказалось, родители школы №187, в которой учится мой ребёнок, написали на меня заявление.

— Ты этих родителей вообще знаешь?

— В лицо мы не видели друг друга, мы не пересекаемся, у нас собрания онлайн по зуму. С самого начала, с сентября, родительский комитет начал собирать деньги, составлять списки всякие… Я возразила в чате. И всё, началась травля. Родительский комитет — это семья Ч. (называет фамилию) Они стали писать, какая я мамаша бессовестная. Прямо в чате…

После этого меня вызывает директор: "На вас написали заявление родители, 14 человек". Оказалось, Ч. написал заявление, что я мешаю образовательному процессу и не даю собирать деньги. Это заявление никто не принял. Посмеялись все…

Полгода ничего не происходило, тишина… И сейчас опять Ч. собрал эти заявления. А у меня же, как у активиста, и так натянутые отношения с полицией. Особенно с районной. Я на начальника ОП "Гвардейский" писала заявление.

(Помимо этого в январе 2020 года Лиана опубликовала в соцсети фото главы МВД по РТ Артёма Хохорина в образе офицера СС — "Idel.Реалии")

Получается, эта семья, Ч., полгода ждали момента?

— Им сейчас в мае надо меня убрать, чтобы я написала заявление на отчисление. У них сейчас следующий год, им надо подготовиться, оснастить класс…

И опять собрать деньги с родителей?

Ну да… Но дело в том, что мы проверяли смету — школа оснащена всем абсолютно. Я к Нафикову еще зимой ходила, жаловалась — и он провел там глобальную проверку. И ответ мне прислали, что с родителей собирали деньги на учебные материалы — и к дисциплинарной ответственности привлечены десять сотрудников школы.

Ещё раз: тебе вменяют в вину, что ты вместе с сыном находилась во время стрельбы на территории 175 школы?

— Не "на территории" даже, а прямо в 175 школе! Хотя меня не было там. Я вообще к 11 часам подошла, когда всё оцеплено было. Мы даже близко не могли подойти, издалека смотрели. Где все стояли возле ТТС, там и были мы…

— А что за история с палкой, похожей на автомат?

Сын увидел росгвардейцев при оружии, в форме — нашёл какую-то палку и с палкой стоял, "сторожил"… Я ему сказала, что пришёл бандит в школу, но что он там сделал, не стала говорить. Он ещё сказал, что "покажет этому бандиту". Маленькое видео из моего аккаунта, где ребёнок с палкой стоит, увидел Ч…

Инспектор ПДН мне говорит: "Принеси справки, что ребёнок болел". А я ему: "Мы же прекрасно понимаем, что если человек попадает на комиссию, он оттуда не выйдет без административки".

Потому что комиссия она как карательный орган. Если ты знаешь, я же сама занимаюсь правозащитой детей, и Гайсину Диляру (см. видео) как мы защищали, это как раз Советский район.

Казанские власти мстят матери-одиночке
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:49 0:00

И я знаю всех из этой комиссии в лицо — мы же в судах с ними судились. И получается, сейчас я попадаю на судилище к тем, с кем я судилась.

И там же будет еще департамент образования, который вообще уже, наверное, не знает, что со мной сделать. Я же их директора сдала со взяткой!

— Что это за история была? Напомни, пожалуйста.

— В прошлом году была очень скандальная история, дело было под контролем министра внутренних дел. Директор школы №167, Хасанова, со всех первоклассников, документы кто сдавал, брала деньги — от 15 до 30 тысяч.

За что?

— За поступление. Она и у меня попросила, я сказала: "Дайте подумать" — а сама пошла в полицию. Я вообще тогда психанула, потому что до этого я ходила ещё в две школы — и везде то же самое!

—​ Ты как раз для Стивена искала школу?

— Да. И во всех трёх за поступление просили деньги. В полиции сказали: пиши заявление. Камер мне навешали, деньги пометили… И её, получается, взяли с поличным. А потом последние шесть родителей тоже написали заявления, что тоже дали ей взятку.

—​ Дело уже рассматривал суд?

— Суд ей назначил штраф в сто тысяч, прокуратура Татарстана обжаловала приговор в Верховном суде РТ и проиграла, а сейчас идёт кассация. Кассация может вернуть всё в Татарстан.

— А они хотят её посадить?

— Они хотят, чтобы ей дали условный срок и огромный штраф... А сейчас вот на комиссии будет как раз и департамент образования. Как мне сказали, если механизм запустить, всё пойдёт по накатанной. Поэтому мне юристы сказали: "Надо готовиться сразу к суду, к обжалованию решения комиссии".

—​ Когда у тебя комиссия будет?

— 24 июня.

— А какие санкции тебе грозят? Что говорят юристы?

"5.35" — это просто штраф. Но это та самая статья, которая за собой начнёт тянуть шлейф. Инспектора уже специально будут ходить и искать людей, которые будут говорить что-то нехорошее против меня.

— То есть ты, учитывая твои счёты с той же районной полицией, боишься, что к твоему делу отнесутся очень предвзято и будут целенаправленно собирать на тебя компромат?

— Да. К тому же у них есть статистика по необходимым производствам.

— То есть, если б даже зуба на тебя не было, им пришлось бы выполнять некий план?

— Да, план. У них от этого зависит премия. Это же полиция! Им в конце года дают премии. Причем большие...

— То есть там смотрят, сколько протоколов и по каким статьям инспектором за год составлено?

— Да.

— Ну вот, допустим, комиссия, как ты подозреваешь, признает тебя виновной. Дальше что?

— Во-первых, могут поставить на учёт. Я должна систематически ходить, отмечаться, что я не пью, не колюсь. И что ребёнок не пьёт, не колется, не ворует, не попрошайничает, еда в доме есть, одежда… Я вообще-то достаточно обеспеченный человек, у меня ребёнок объездил полмира. И мне трудно ходить куда-то отмечаться. Ну ладно, что теперь… Это наша система. Я сильно не переживаю, потому что знаю это всё.

—​ Самый негативный прогноз какой может быть? Лишение родительских прав?

— Они могут еще административок насобирать. Ближайшее, что может быть, и самое худшее — ограничение прав. И то — полгода должно до этого пройти. Потому что сразу не могут ограничить в правах.

Они сейчас придираться начнут ко всему. Вот я сейчас нахожусь в положении — и меня начали допрашивать уже по этому вопросу. А я с мужчиной уже встречаюсь долго, мы хотели в июне пожениться с ним. А сейчас придётся это всё, наверное, отложить, потому что его, наверное, тоже начнут дёргать. Сейчас у них много возможностей. Они же придираются ко всему. Или вот, например: я с мая официально не работаю. Но меня отец ребёнка поддерживает сильно, он — гражданин Евросоюза. Мой муж будущий тоже достаточно обеспеченный человек…

И у них сейчас много возможностей ко мне придраться, потому что я не совсем стандартный человек. Я не работаю на заводе с утра до вечера.

— Что, действительно ищут любые поводы? Вплоть до того, что забеременела вне брака?

— А инспектор же у меня уже об этом спросил.

—​ А какое до этого дело государству?

— Инспектор ПДН смотрит обстановку, в которой живёт ребёнок. И они смотрели, спрашивали, задавали вопросы...

"Вы что, в положении? На каком месяце?.." Страшно представить, что у них в голове. Мы очень много помогали мамашам в их борьбе с опекой и комиссиями по делам несовершеннолетних. У них прям стиль — бред придумывать.

—​ Например?

— У одной из мам 15 протоколов было по "5.35". И её об этом не уведомляли. Вместо неё ещё и расписались!

Если не к чему придраться — то есть не маргинал и не бедный человек, есть жильё — они могут опрашивать знакомых, соседей и найти того человека, который против скажет. И на основании буквально двух таких опросов они могут статью 5.35 сделать. У них нет задачи проверить. Инспектор сказал: "Ты сама должна доказывать, что ты невиновна".

То есть, по моему протоколу получается, надо доказывать, что я не находилась внутри школы в момент расстрела. Но по-моему это факт очевидный!

—​ И тем не менее этот протокол появился. А вот это самое ограничение прав на практике в чем выражается?

— Я могу жить с ребёнком, но не могу выступать его представителем. Им должен быть отец либо какой-то назначенный опекун. Я могу общаться с ним, кормить — но ответственность за него не могу нести. Не могу подписывать за него документы, ездить с ним не могу никуда. И проверки всегда будут. Поскольку у сына отец гражданин Евросоюза, а в России я — единственный родитель...

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (10)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG