Ссылки для упрощенного доступа

Кейс Мурзагулова: российские "культурный либерализм" и "просвещенный абсолютизм" идут рука об руку


Ростислав Мурзагулов. Архивное фото

Колумнист Харун Сидоров — о разнице отношения власти к либерализму культурному и политическому.

Уход с должности теперь уже бывшего председателя Общественной палаты Башкортостана и негласного куратора информационной политики уфимского Белого дома Ростислава Мурзагулова закрыла непродолжительную эпоху, которая, по мнению многих его критиков, была не более, чем недоразумением. Однако если посмотреть на нее с другого ракурса, можно подумать, что Мурзагулов, оказавшись не в то время и не в том месте, вёл именно ту политику, которая имеет шансы через некоторое время стать мейнстримом для существующего в России режима.

Речь в данном случае идет не о каких-то других аспектах его деятельности, а исключительно о сочетании двух следующих: культурного либерализма и политического авторитаризма. Информационные площадки, которые многие наблюдатели связывают с Ростиславом Мурзагуловым, одновременно призывали к разгрому любой политической оппозиции в Башкортостане и поддерживали ярко выраженные проявления либеральной массовой культуры. Мурзагулов снялся в клипе с певцом Моргенштерном, при нем советником главы республики по вопросам молодежной политики стал другой певец — Элвин Грей, он вступался в защиту провокационной художницы Алены Савельевой, а его девушка Ульяна Трегубчак не переставала шокировать пуританскую общественность своими откровенными фото, в которых под занавес своей карьеры с ней снялся и сам Мурзагулов.

Содержание творчества, которое активно продвигалось при Мурзагулове, весьма далеко от тех традиционных ценностей, защитником которых себя постоянно декларирует нынешняя российская власть. И с этой точки зрения, политика Мурзагулова выглядит как недоразумение, а его отставка как закономерность. И, пожалуй, это так, если речь идет об условно "мусульманской республике", которой все еще является Башкортостан. Однако если хорошо приглядеться, то можно будет увидеть, что на уровне России в целом, в которой культурный истеблишмент жестко встроен в существующую систему, в последнее время все чаще происходит демонстративное пренебрежение "традиционными ценностями" и явная демонстрация "культурного либерализма" при явно-благосклонном отношении к этому власти.

Так, в существующих стране реалиях певица Манижа Сангин едва ли могла быть отправлена от России на конкурс "Евровидение" без санкции Кремля. А ведь она в своем творчестве пропагандирует именно те идеи, которыми прокремлевские консервативные пропагандисты пугают "глубинный народ" — т. н. "повесточку", как эти установки культурного либерализма иронически называются в России. Еще в большей степени ее олицетворяет тик-ток блогер Даня Милохин, которого пригласили в качестве лица и голоса нового поколения на прошедший недавно Петербургский международный экономический форум, ставший демонстрацией всего путинского политического и экономического бомонда во главе с самим первым лицом. И лицо это выглядит как совсем, совсем не традиционное (во всех смыслах), не в меньшей степени, чем Моргенштерн.

Наконец, в свое время кремлевская пропаганда сделала бородатую Кончиту Вурст символом настоящего упадка Запада, на фоне которого "скрепная" Россия остается оплотом традиционных ценностей. Но недавно на Первом канале был показан клип Елены Ваенги с накладной бородой и в рясе священника, глубоко оскорбивший последователей православия. И дело не в самом факте конфликта этих ценностей, а в том, что, во-первых, такой клип был пропущен в эфир Первого канала, а во-вторых, что в таком амплуа выступила лояльная властям певица, которая еще десять лет назад возмущалась неуважением к православию группой Pussy Riot, введя в оборот настоящий мем "попробовали бы они это сделать в мечети". И это лишь самые яркие, но далеко не единственные примеры подобного дрейфа российского истеблишмента к культурному либерализму.

Проблемным для нынешней власти является политический либерализм

Но ключевое слово тут именно "культурному". Ведь проблемным для нынешней власти является политический либерализм, если под таковым понимать требования конкурентной политической системы, честных выборов, свободы слова и собраний, независимости СМИ и судов. Словом, то, что способно представлять угрозу власти тех, кто ее монополизировал, растоптав все эти принципы. Борьбе с этой угрозой в свое время должно было служить использование кремлевской пропагандой культурного консерватизма, провластные последователи которого изображали путинскую Россию как его оплот, противостоящий либеральному Западу.

И справедливости ради надо отметить, что многие видные представители российского истеблишмента в определенный момент всерьез приняли Русскую Православную Церковь Московского Патриархата (РПЦ МП), взявшуюся играть роль выразителя этого культурного консерватизма, как ведущую общественную силу, заполнившую идеологический вакуум, образовавшийся с крушением КПСС. Однако в последние годы стало очевидно, что РПЦ МП проигрывает не только геополитическую борьбу за свои позиции в мировом православии, но и идеологическую борьбу или, как это называется, культурную войну за сознание молодых россиян, чьими храмами стали Инстаграм и Тик-Ток с их отнюдь не традиционными ценностями.

Для власти, сделавшей ставку на союз с РПЦ и декларативный культурный консерватизм, это является серьезным вызовом. Но как показывает пример Мурзагулова, она в принципе легко может дать на него ответ. Ведь ее монополии на власть угрожает лишь политический либерализм, в то время как культурный является угрозой для нее только постольку, поскольку она сама ему противостоит. Ну, а если ему не противостоять, а наоборот, взять его под свое крыло? Тогда, как показывает практика, можно нейтрализовать большую часть тех, кому нужны ценности и возможности исключительно культурного либерализма — в их частной жизни, но не политического либерализма, зовущего к переменам в жизни общественной, политической.

Более того, как показал кейс Мурзагулова, не только первое совсем необязательно должно предполагать второе, но и наоборот. Так, и члены запрещенного движения "Башкорт", и костяк движения защитников Куштау, фактически добиваясь либерализма политического, разделяют ценности культурного консерватизма или, как это называется на Западе, социального консерватизма. И башкортостанскую власть в целом и Мурзагулова в частности они критиковали не только за то, что те попирают принципы политического либерализма, но и за то, что они поощряли проявления современной массовой культуры, явно идущие вразрез с традиционной национальной и религиозной культурой башкир. Напротив, пример и Мурзагулова, и привлекаемых им к общественной жизни людей показывает, что при благосклонном отношении власти к культурному либерализму, многие его приверженцы готовы отказаться от либерализма политического.

Еще в 2018 году будущий ярый охранитель Мурзагулов шел на выборы в горсовет подмосковного Красногорска от партии "Гражданская инициатива" оппозиционного либерала Дмитрия Гудкова пока тот не отказался поддерживать его после скандала, устроенного Алексеем Навальным, выявившим связь Мурзагулова с Радием Хабировым. В недавнем прошлом активным оппозиционером был еще один нынешний разоблачитель оппозиции в Башкортостане — ютуб-блогер Арслан Энн (Арслан Нигаматьянов), которого некоторые комментаторы считают протеже Мурзагулова. Будучи в свое время, как сообщает ТГ-канал "Башнационал", активистом штаба Навального и членом ЛГБТ-сообщества в Челябинске, сегодня он специализируется на борьбе с оппозицией. И такие обращения оппозиционных "савлов" в провластных "павлов" случались далеко не только на периферии российской политики. Например, у Маргариты Симоньян они уже давно поставлены на конвеер — Антон Красовский, Мария Баронова, Екатерина Винокурова, все они в прошлом оппозиционные либералы, а ныне либералы исключительно культурные (но весьма в этом последовательные), обслуживающие власть и разоблачающие оппозицию.

Если вдуматься, для российской имперской истории все это весьма органично, начиная минимум с Екатерины II, тоже сочетавшей политический абсолютизм с культурным либерализмом. В конце концов, для тех, кому важна власть любой ценой, не так уж важно, какой идеологический фасад ее будет обрамлять. Так что, как знать, не станут ли по мере поколенческой эволюции Мурзагулов и ему подобные лицом нового российского "просвещенного абсолютизма".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG