Ссылки для упрощенного доступа

Агломерация и реальные потребности городов


Волжск

В апреле вице-премьер правительства России Марат Хуснуллин затронул тему возможного нового уровня административной интеграции регионов, его представители назвали выступление чиновника посвященным вариантам развития городов. Агломерации крупных городов должны стать точками роста, сейчас их созданию мешает административное давление. Марийский Волжск Хуснуллин привел в качестве одного из примеров существования в рамках нынешней казанской агломерации. В начале 2000-х Волжск и Йошкар-Ола не только утратили право избирать своих мэров, но и потеряли возможность распоряжаться собранными на своих территориях налогами. Как это было и что из себя представляют бюджеты крупнейших городов Марий Эл сейчас — в материале "Idel.Реалии".

Расположенный в 40 километрах от столицы Татарстана город ориентирован на столицу Татарстана — жители "живут и работают в Казани". При этом " у них совершенно другая бюджетная обеспеченность". Вице-премьер Марат Хуснуллин полагает, что несмотря на принадлежность к другому региону, город из Марий Эл вполне может быть частью агломерации Казани, "но бюджетное правило, налоги, и в том числе налоги на недвижимость, нужно регулировать не по административному принципу, а определять границы — либо это должен быть округ, либо агломерации, либо такое муниципальное образование, где действительно будет единая налоговая база".

Признаки принадлежности Волжска к Казанской городской агломерации существуют, однако официально это нигде не прописано. А наиболее актуальный для города, как и для столицы Марий Эл Йошкар-Олы вопрос связан с налоговым регулированием — это прерогатива региональных властей.

КАК ВОЛЖСК ПОПРОСИЛСЯ В СОСТАВ ТАТАРСТАНА

В начале лета 2017 года бывший мэр Волжска Николай Свистунов издал свою биографическую книгу "Столыпинский вагон". Он возглавлял второй город Марий Эл в начале 2000-х и был сторонником возглавившего республику 21 год назад Леонида Маркелова, однако достаточно быстро возглавил лагерь оппонентов губернатора. По этой причине началось его уголовное преследование.

Он был осужден по коррупционным статьям к реальным срокам лишения свободы и провел в колониях в общей сложности около семи лет. Николай Свистунов подробно написал об уголовных делах, судах, беседах с правоохранителями и чиновниками регионального уровня. Одна из глав книги экс-мэра посвящена городским финансам и экономике Волжска в то время, когда он возглавлял город. Именно тогда произошли изменения в местном самоуправлении, оно лишилось финансовой независимости.

Республика получила полномочия распоряжаться финансовыми потоками, направлять их на региональный уровень. Перед выборами Маркелов обещал Свистунову увеличить бюджет Волжска с 220 до 300 миллионов рублей ("прибавка приличная"). Однако, на самом деле этого не произошло: в 2001 году новые власти республики оставили город без дополнительных дотаций, а в 2002 объем финансирования, если считать в сопоставимых ценах, и вовсе уменьшился. В этот момент в местных СМИ появилась информация о громадных долгах города за коммунальные услуги, в Волжск приехал спасать город от замерзания руководитель регионального МЧС. В мэрию же Волжска поступило ходатайство от 11 активистов, предложивших присоединить Волжск к соседнему Татарстану, где и тогда все было благополучнее, чем в Марий Эл. Эта история не получила никакого официального развития, однако и никак не повлияла на стремление жителей города в Марий Эл работать и учиться в соседнем Татарстане. Это было слишком очевидной реальностью.

ЧТО СТАЛО С НАЛОГАМИ ГОРОДОВ

В начале 2000-х произошло перераспределение налогов с местного уровня на федеральный и республиканский. Йошкар-Ола в 1990-е распоряжалась 90 % подоходного налога, а при Леониде Маркелове парламент изменил эту долю до 10 процентов. Бюджеты остальных районов и городов республики оставляли себе 50 процентов подоходного налога.

На сайте горадминистрации Йошкар-Олы размещены отчеты о финансовом и экономическом положении города, в том числе и в начале 2000-х. По данным за 2005 год в столице Марий Эл было всего собрано 3,2 миллиарда рублей налогов. Большая их часть была направлена в федеральный и республиканский бюджеты: 1,2 и 1,4 миллиарда соответственно. В бюджет Йошкар-Олы поступило всего 565,9 миллионов рублей, на 53,9 миллионов меньше, чем годом ранее. Динамика отчисления в вышестоящие бюджеты была положительной: в федеральную казну перечислили почти 20 процентов (на 190 миллионов), а в региональный — на 40 процентов (почти на 400 миллионов рублей) больше, чем годом ранее. Горадминистрация оценила долю отчислений в бюджеты различных уровней так: 37,7 % — федеральный, 44,7% — республиканский, 19,3% — местный.

Такая ситуация могла нравиться или не нравиться новым главам администраций муниципалитетов: от них принятое региональными властями решение не зависело. Легитимность мэров тоже претерпела трансформацию: формально их избирали представители избирателей — депутаты горсобраний. Однако, система допуска к участию в конкурсе сделала такие выборы формальными: на деле все представляли, что каждый очередной приоритетный кандидат (и это тоже предполагалось по умолчанию) согласован с главой республики.

2014 — 2020

Прошло десять лет. В ноябре 2014 депутат фракции ЛДПР в Госсобрании Марий Эл Евгений Ремнев проголосовал против принятия бюджета республики на следующий год. Он подробно пояснил свою позицию: во-первых это связано с дискриминационной налоговой политикой по отношению к двум ведущим по сбору налогов городам — Волжску и Йошкар-Оле; во-вторых, с низким финансированием муниципальных предприятий столицы республики (что также связано с нехваткой денег в городской казне); в третьих, из-за высокой долговой нагрузки на республиканский бюджет.

— У меня вызывает недоумение уменьшение размера дополнительных отчислений от налога на доходы физических лиц в бюджет городского округа город Волжск с 13,7% в 2014 году до 7,2% в 2015 году, — сказал Ремнев. — Все мы прекрасно знаем о проблемах этого города, о его большом промышленном потенциале, о том, что в нем находятся крупнейшие предприятия республики. И о крупнейших налоговых поступлениях волжских предприятий во все уровни бюджетов. Я глубоко убежден в крайней несправедливости уменьшения в два раза налоговых поступлений от самого собираемого налога.

В Йошкар-Оле, по словам депутата, сложилась похожая ситуация: являющаяся донором регионального бюджета, столица республики продолжает получать меньшую часть собираемых налогов. Вот как это выглядело по данным семилетней давности:

— Ежегодно более 2,5 миллиардов рублей налога на доходы физических лиц, собираемых на территории городского округа, поступают в бюджет республики Марий Эл, — сказал, выступая в парламенте Ремнев. — Более 800 миллионов Йошкар-Ола отчисляет в федеральный бюджет и только 600 миллионов рублей достаются бюджету Йошкар-Олы. Дополнительные отчисления из республиканского бюджета по этому налогу составляют лишь 0,1%. Я считаю, что данная схема, как минимум, несправедлива. Все мы видим отвратительное состояние йошкар-олинских дорог, инфраструктуры, сотни полуразвалившихся бараков, все мы каждый день наблюдаем катастрофическую нехватку денежных средств на содержание школ, больниц и детсадов.

Выступление Ремнева не привело к изменению системы перечисления налогов в республике. Оно дает возможность проследить динамику изменений: города собирают от года к году больше налогов, но в свой бюджет могут их и недополучить. Такая ситуация продолжается и сейчас.

В прошлом году председатель горсобрания Волжска Николай Семенов проанализировал информацию об исполнении местного бюджета. В городе было собрано 3,3 миллиарда рублей налогов. В федеральный бюджет поступило 1,6 миллиарда рублей, в республиканский — 1,4 миллиона. Местному бюджету досталось лишь немногим более 200 миллионов от общей суммы.

Семенов сравнил данные 2019 с предыдущим периодом: получилось, что сбор налогов в Волжске увеличился за год на более чем 730 миллионов рублей. Повышенная собираемость никак не сказалась на уровне городского бюджета напрямую. Наоборот, поступления в местный бюджет снизились на 1 процент (это более 2 миллионов рублей). Зато выросли на 55,9 процентов отчисления в федеральный (на 588,6 миллионов) и на 11,4 процента — в республиканский (на 145,3 миллиона) бюджеты.

В Марий Эл, очевидно, не предпринимались попытки улучшить финансирование городов за счет поправок в налоговое законодательство республики. Об этом ничего неизвестно.

ЕЩЕ ОБ АГЛОМЕРАЦИИ

В статье в "Википедии", посвященной Казанской агломерации, упоминается Схема территориального планирования Марий Эл: согласно ней, в агломерацию соседнего региона входят города Волжск и Звенигово.

Вокзал в Волжске, 2016 год
Вокзал в Волжске, 2016 год

Схема территориального планирования Марий Эл — комплекс различных документов, связанных с различными аспектами хозяйственного администрирования, размещена на интернет-портале органов власти республики. Она состоит из трех томов. Размещены лишь первый и третий тома. Ни в них, ни в 28 специализированных схемах (от пространственно-планировочной организации территории до природного экологического каркаса) упоминания о принадлежности Звенигово и Волжска к Казанской агломерации нет.

Ну, а в том, что Казань и Татарстан оказывают влияние на Марий Эл, Волжск или Йошкар-Олу можно судить и делать выводы по разным другим фактам и явлениям. В Марий Эл оппозиционные деятели и общественники уже третий год обсуждают появление выходцев из Татарстана: если высшие должности в правительстве республики глава региона предпочитает отдавать уроженцам Москвы и Саратова, то все и многие другие чаще стали занимать представители соседней республики. Например, заместителем мэра Йошкар-Олы в 2019 стал экс-руководитель аппарата Духовного управления мусульман Татарстана Рафис Шагвалеев. С прошлого года муниципальное предприятия "Водоканал" Йошкар-Олы возглавляет бывший начальник управления городского хозяйства и жизнеобеспечения населения исполкома Набережных Челнов Рафаиль Киямов. В Марий Эл он приехал в 2019, чтобы стать советником по вопросам ЖКХ при главе республики.

Волжск, центральная улица Ленина, 2016 год
Волжск, центральная улица Ленина, 2016 год

Что касается Волжска, то в этом расположенном на границе с Татарстаном городе нечаянная агломерационная реальность предстает в самых разных форматах. Например, в прошлом году были досрочно прекращены депутатские полномочия депутата местного горсобрания Камиля Хисамеева. Он был единственным представителем ЛДПР в горсобрании. Хисамеев — мастер производственного обучения вождению в Зеленодольском городском отделении Всероссийского общества автомобилистов, житель поселка Васильево Зеленодольского района Татарстана. Последнее обстоятельство, по словам представителей горсобрания Волжска и стало причиной досрочного прекращения полномочий Хисамеева. Однако татарстанская прописка не помешала депутату заявиться на выборы в Волжске, участвовать в них, и победить.

А одним из королей госзаказов в Марий Эл четыре года назад оказался татарстанский бизнесмен Николай Морсин. К концу 2017 года он заработал на подрядах от заказчиков на территории республики миллиард рублей. Большая часть принадлежавших Морсину на тот момент компаний находилась в Зеленодольске (Татарстан). В Волжске был зарегистрирован только Волжский домостроительный комбинат (ВДСК).

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG