Ссылки для упрощенного доступа

"Свидетели" преступления


Ксения и Андрей Щепины

Андрей и Ксения Щепины поженились в 2015 году в Московской области. Через год молодые супруги переехали в Киров, чтобы помочь в уходе за близким родственником. Здесь 30-летний Андрей Щепин, инженер по образованию, "свидетель Иеговы" по вероисповеданию стал старейшиной одной из общин верующих в Иегову — "солнечного" собрания Кирова. Свое красивое название это собрание получило по имени улицы Солнечной, где жили верующие.

Как так я, обычный человек, инженер с высшим образованием вдруг стал преступником?! Следователь считает, что я специально приехал из Москвы в Киров, чтобы возглавить местное собрание "свидетелей Иеговы".

В 2017 году Верховный суд РФ объявил "Управленческий Центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией и запретил ее деятельность. С тех пор "свидетелей" в Кирове стали вызывать на допросы, арестовывать, проводить у них дома обыски, в "солнечное" собрание были внедрены "тайные агенты", а потом старейшины стали фигурантами уголовных дел. Андрею Щепину, Александру Шамову и Евгению Удинцеву были предъявлены обвинения в организации и финансировании экстремистского сообщества (ст.282.2 УК РФ). С Андреем Щепиным и его женой Ксенией —перед оглашением приговора — встретился корреспондент "Idel.Реалии"

— Андрей, скажите, как вы стали фигурантом уголовного дела?

— До сих пор это загадка и для меня, и для моей супруги: как так я, обычный человек, инженер с высшим образованием вдруг стал преступником?! Следователь считает, что я специально приехал из Москвы в Киров, чтобы возглавить местное собрание "свидетелей Иеговы". Но на самом деле у супруги тяжело заболела мама, и мы приехали в Киров, чтобы помочь в уходе за ней. Она уже в лежачем положении была, инвалид первой группы.

А убеждения свои я стал исповедовать задолго до появления в Кирове, независимо от местных религиозных организаций, и независимо от "Управленческого центра Свидетелей Иеговы" как юридического лица. В Кирове я познакомился с местными верующими, мы встречались, изучали Библию, проводили богослужения. Это была обычная жизнь верующих людей, которые видят смысл своей жизни в служении Богу. Мы никогда не занимались политической деятельностью, тем более не покушались на конституционный строй российского государства.

"Свидетели Иеговы"

Международная организация "Свидетели Иеговы" (Jehovah’s Witnesses) была основана в США в 1870 году протестантским проповедником Чарльзом Расселом. Первоначально называлась "Исследователи Библии". Сейчас в этой организации состоит более восьми миллионов в мире, в России около 175 тысяч. Основным источником религиозной Истины "свидетели" считают Библию, которую стараются воспринимать не символически, а буквально.

"Свидетели" веруют в Единого Бога — Иегову, что в буквальном переводе с древнееврейского означает "Он дает становиться". Иегове присущи сила, справедливость, мудрость и любовь. Иисус Христос признается не Богом, но сыном или "младшим партнером" Иеговы, он погиб за грехи человечества на столбе, а затем воскрес как духовное существо. В истории человечества начались "последние дни", Христос вознесся на небеса, вместе с ним вознесутся 144 тысячи избранных. После конечной битвы с силами Сатаны – Армагеддона, на Земле установится рай, где будут блаженствовать праведники, а грешники погибнут.

В вопросах нравственности "свидетели" следуют 10 заповедям, убийство, блуд, воровство, ложь строго порицаются. При этом заповедь "не убий" воспринимается без исключений — "свидетели" отказываются носить оружие, служить в армии, воевать, проливать кровь.

Вопрос крови для "свидетелей" — один из важнейших. Верующим в Иегову запрещается переливать кровь или принимать препараты крови даже в случае болезни или несчастного случая. Запрет основан на Библии, обычно цитируют Деяния святых Апостолов,15:19-21: "Воздерживайтесь от блуда и от удавленины, и от крови". С развитием современной медицины отказ от крови в большинстве случаев перестал быть опасным, так как вместо донорской крови можно использовать искусственные заменители. Однако именно этот момент в учении "Свидетелей Иеговы" вызывает больше всего нареканий во всем мире.

— Тем не менее, за общиной верующих в Кирове была установлена слежка?

Мы никогда не занимались политической деятельностью, тем более не покушались на конституционный строй российского государства

— Да, выяснилось, что за нами следили сотрудники "Центра по противодействию экстремизму", чуть ли не каждую нашу встречу записывали на видео и аудиоаппаратуру. Трудно сказать, что они такое надеялись заснять?! Когда все эти записи демонстрировались во время судебного заседания, единственное, что там можно было увидеть — люди читают Библию и молятся. Вот и весь компромат.

— Какие-то скрытые устройства были установлены в том помещении, где вы собирались?

— Нет, скрытые устройства носил на себе "тайный агент". Это был один мужчина, который находился в тяжелой жизненной ситуации, у него не было денег, и негде было жить. Он ночевал, где придется. Собирал картон, чтобы купить еду. Он рассказывал, что ему один участковый сказал: "Чего ты здесь на трубах ночуешь? На улице "Красная звезда" есть старый заброшенный дом, иди, там поживи!". И вот этот бездомный пришел к нам, сказал, что хочет изучать Библию. Звали его Лев Геннадьевич, фамилию не буду называть. Я по простоте душевной решил, что раз человеку интересно что-то в Библии, я готов рассказать.

А потом выяснилось, что, побывав на наших собраниях, он якобы понял, что мы экстремисты, и сам пришел в полицию, написал какие-то заявления против нас. В материалах дела всё это было изложено таким красивым юридическим языком. Но во время допросов в суде Лев Геннадьевич даже не смог объяснить, кто такие "Свидетели Иеговы", что такое экстремизм — он такие понятия абсолютно не понимал.

все его показания были написаны сотрудниками полиции, он их просто подписалБыло совершенно ясно, что все его показания были написаны сотрудниками полиции, он их просто подписал. Более того, Лев Геннадьевич даже не осознавал, что носил на себе записывающую аппаратуру. На суде его об этом спрашивал судья, прокурор, а он отвечал: "нет, не носил, ничего не знаю!". Между тем, на видеозаписи, которую показывали в суде, видно, что в машине ему что-то на рубашку прикалывают, он входит в подъезд, потом возвращается, и с него это шпионское устройство снимают.

Все его показания были написаны сотрудниками полиции, он их просто подписал

— После тайного агента к вам пришли полицейские с обыском?

— Да, 26 марта 2019 года часов в шесть утра раздался дикий стук и звонки в дверь. Мы спали, и первая мысль была: "Кто может в такую рань ломиться, соседи? Но мы вроде никого не заливаем! Ладно, может, постучат и отстанут?". Я встал, начал одеваться, еще спросонок долго не мог одежду найти, наконец, открыл, и в квартиру влетел целый отряд полиции! Представились: "Следователь Георгий Малых, сотрудник " Центра по противодействию экстремизму" Олег Братухин и еще трое ОМОНовцев и двое понятых. Их появление было ошеломляющим событием. Я всё думал: неужели мы такие страшные преступники, чтобы к нам с ОМОНом врываться?

— Вы тогда жили с больной мамой?

— Когда пришли полицейские, мама от шума проснулась и начала кричать, — рассказывает Ксения Щепина, жена Андрея. — У нее было очень тяжелое нервное заболевание, называется "хорея Гентингтона". При этом заболевании возникают непроизвольные движения, речь, гримасы, человек ничего сам сделать не может, ни в туалет сходить, ни поесть. А сотрудники очень долго у нас были, с 6 утра до 9:30 они обыскивали каждую комнату. Всё это время мама кричала, просила кушать, я пыталась как-то ее успокоить... Я старалась присутствовать при обыске, так как боялась, что они могут подкинуть экстремистскую литературу или наркотики. Потому что сотрудники сами пугали нас, что могут, если захотят, что угодно найти. А мама в соседней комнате продолжала кричать, что хочет кушать, и я бегала постоянно к ней, проверяла, успокаивала, говорила: "еще чуть-чуть, мама, потерпи, пожалуйста!". Потом один ОМОНовец сжалился: "Может, вы всё-таки покормите маму?". Такой добрый оказался, мы благодарны ему!

— Андрей, после обыска вас арестовали?

Я старалась присутствовать при обыске, т.к. боялась, что они могут подкинуть экстремистскую литературу или наркотики. Потому что сотрудники сами пугали нас, что могут, если захотят, что угодно найти.

— Да, следователь велел мне собираться, — продолжает рассказ Андрей Щепин. — Я — астматик, мне надо было взять свои ингаляторы. И пока я отошел в туалет, слышу, что сотрудник полиции стал запугивать мою жену: "А вы слышали, что в Сургуте было?". И начинает ей рассказывать, как истязали электрошокером и поливали водой наших верующих. Я вышел и сказал ему: "Хорошо, что у нас в Кирове сотрудники ведут себя, соблюдая закон!". А он так подумал немного и говорит: "Еще не вечер". Ну, потом посадили меня в машину, наручники не надевали, понимали, что я человек верующий и никакой опасности не представляю. Отвезли на допрос в Следственный комитет, потом следователь Георгий Малых позвонил кому-то и приказал: "Увозите в ИВС, только давайте без лишних приключений!". В машине было трое сотрудников, повезли в изолятор, по дороге шутили: "Вот, мы сейчас тебя в поле вывезем!". Я ехал и молился, что если меня пытать будут, чтобы Иегова дал мне силы остаться верным и не допустить оговоров других верующих. Потом они резко остановились, меня наручниками приковали, оружие достали. Подвезли меня к какой-то двери с колючей проволокой, оказалось, что это изолятор. Сказали, что они сотрудники "ЦПЭ", а в изоляторе им крикнули в ответ: "Что? Какого ЦПЭ? СПЭ что ли?", "Нет, не СПЭ, а ЦПЭ — "Центр по противодействию экстремизму". Потом, когда я уже сидел, мой сокамерник — пожилой человек рассказал: "Не переживай, у них такая инструкция, когда конвоируют человека в изолятор, обязательно должно быть трое сотрудников, при них оружие, наручники. Если не пристегнут тебя, то в изолятор даже не примут, скажут, что нарушение правил конвоирования". Удивительное ощущение, когда дверь моей камеры захлопнулась, и я увидел, что там мирный такой дедушка сидит, я испытал облегчение: "Как хорошо, что можно тихо и спокойно в закрытом пространстве посидеть и не общаться с полицией!".

— Как относились к вам сотрудники изолятора?

Я попросил у нее Библию из тюремной библиотеки, а она принесла мне какой-то журнал порнографического содержания и с ухмылочкой сказала: "Вот, читайте!"

— Большинство сотрудников относилось вежливо и корректно, но одна женщина подкалывала. Я попросил у нее Библию из тюремной библиотеки, а она принесла мне какой-то журнал порнографического содержания и с ухмылочкой сказала: "Вот, читайте!". Я даже в руки его брать не стал. В изоляторе я провел двое суток. Камера была на четырех человек, но мы сидели по двое. Мой первый сокамерник — дедушка — научил меня в "судоку" играть, потом его выпустили. Ко мне подсадили молодого парня, мы с ним общались насчет электроники. Он рассказывал, каким тяжелым было у него детство, я сочувствовал ему. Да, много у нас людей с тяжелым жизненным опытом, а потом они еще в места лишения свободы попадают, хочется поддержать их, чтобы они руки не опускали. А потом срок нахождения в изоляторе — двое суток — у меня закончился, а меру пресечения мне так и не успели избрать. На следующий день я должен был сам из изолятора прийти пешком в суд, чтоб мне какую-то меру пресечения избрали. Сотрудники "ЦПЭ" требовали оставить меня в изоляторе, но судья постановил, что меру пресечения можно смягчить до ограничения определенных действий, т.к. у меня больная теща, я человек с высшим образованием и никуда не убегу. Спать я должен был дома, это шло в срок наказания. А днём мог ходить на работу.

— Какие официальные обвинения были вам предъявлены?

Я никогда не читал более абсурдного документа, чем текст моего обвинения

— Организация деятельности и финансирование экстремистской организации, в отношении которой судом принято решение о ликвидации. По версии и подсчетам стороны обвинения, шесть старейшин религиозной организации "Свидетели Иеговы в Кирове" собрали за целый год 220 тысяч рублей в качестве пожертвований. И на эти деньги нужно было и литературу печатать, и оплачивать коммунальные платежи в зданиях, которые уже не использовались. Выступая на суде, я сказал: "Ваша честь, давайте посчитаем: 220 тысяч рублей делим на 6, потом делим полученное число на 12 месяцев в году. Получается, что я от своей "экстремистской" деятельности зарабатывал 3 тысячи рублей в месяц. И еще часть этих денег я должен был выделять для печати религиозной литературы, на эти же деньги содержать "пионеров" (проповедники "Свидетелей Иеговы" — "Idel.Реалии") и еще в Управленческие центры перечислять за границу. Это вообще рентабельно, это нормально, как вы считаете? Получается, что я из Московской области — обеспеченного региона, имея высшее инженерное образование, переехал в Киров ради 3-х тысяч рублей? И путем чтения книжек с двумя пенсионерами пытался свергнуть конституционный строй?! Я никогда не читал более абсурдного документа, чем текст моего обвинения.

— Кто обвиняется вместе с вами?

Текст показаний сотрудника "ЦПЭ" был скопирован из "Википедии" буквально слово в слово, запятая в запятую, и даже некоторые опечатки остались, и всё это было внесено в протокол допроса

— Это пенсионер Евгений Георгиевич Удинцев, ему 71 год, он ухаживает за своей супругой Елизаветой, она парализована, совсем не ходит. И второй мой "подельник" — Александр Петрович Шамов, тоже немолодой, недавно перенес инфаркт, после обыска лежал в больнице. Сейчас судебные заседания — это громадный стресс и для него, и для его супруги. У нее даже инсульт был.

— Всем старейшинам "солнечного" собрания грозит реальный тюремный срок?

— Да, для меня прокурор запросил 4 года лишения свободы в колонии общего режима, для Алексанра Шамова — 2 года, а для Удинцева — 600 тысяч штрафа. Более мягкое наказание как для пенсионера. Вот только где пенсионер возьмет такие деньги, чтобы выплатить штраф?!

— Что вам запомнилось во время судебного процесса?

— Меня заинтересовали показания сотрудника "ЦПЭ" по фамилии Потехин. Когда я читал его показания на этапе следствия, обратил внимание, что где-то он пишет с употреблением обычной повседневной речи, а в некоторых местах использует нарочито литературный язык и научные термины. В институте, когда мы учились, наши работы проверяли по системе "Антиплагиата". Я думаю, а дай-ка загоню показания Потехина в "Антиплагиат". И раз — "Антиплагиат" показал, что текст был скопирован из "Википедии" буквально слово в слово, запятая в запятую, и даже некоторые опечатки остались, и всё это было внесено в протокол допроса. На процессе мы этого сотрудника спрашивали, может ли он пояснить, что такое "ортодоксия". Он думал-думал, а потом спросил: "Ваша честь, могу ли я не отвечать на этот вопрос?". Судья сказал: "Вы должны отвечать!". После длительных размышлений он ответил: "Ну, это направление в христианстве". А ведь ортодоксия в переводе с греческого означает — "правильное мнение, правильная вера". Получается сотрудник "ЦПЭ" сам совершил преступление, так как заявил, что такие-то религиозные учения являются ортодоксальными и правильными, а такие-то неправильными. Тем самым он пропагандировал их неполноценность, а это состав преступления согласно статье 282 УК РФ пункт "б" (возбуждение ненависти либо вражды по религиозному признаку).

— Опасаетесь ли вы получить реальный срок наказания?

Даже Минюст заявил, что, по сути, религиозные воззрения "Свидетелей Иеговы" не отличаются от других христианских конфессий

— Конечно, да, и таких случаев немало. Вот недавно в Благовещенске верующим присудили семь и восемь лет лишения свободы за чтение Библии и молитвы. Между тем, у всех наших верующих всегда положительные характеристики с места работы, с места жительства, почетные грамоты. У всех прекрасные семьи. Никто никогда не был судим, а их хотят отправить в тюрьму за вероисповедание! Страшные вещи происходят в России! Сейчас мы не только "Свидетели Иеговы", мы стали свидетелями и жертвами преступления.

— На оглашение приговора пойдете уже с вещами?

— Я и на прошлый суд ходил с вещами. Бывает, что после последнего слова обвиняемого сразу оглашают приговор, поэтому мне жена на всякий случай собрала.

— Вы не собираетесь отказываться от своих убеждений?

— Нет, конечно! Я ни в чем не виноват, ни перед обществом, ни перед законом. Чтение Библии, молитв и пение религиозных песен не является преступлением в РФ. Апелляционный Верховный суд во время слушания по делу "Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России" пояснил, что законность убеждений не оценивалась судом первой инстанции, эти религиозные убеждения не запрещены. Запрещена только одна организация "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" — как юридическое лицо. Вот подумайте, к примеру, в Кирове есть несколько местных православных организаций, приходов. Если какую-то одну из этих организаций запретят, означает ли это, что все православные по всей стране должны оказаться вне закона? И уже не могут молиться, креститься, посещать богослужения, читать Библию? А ведь именно так поступают с нами. Но даже Минюст заявил, что, по сути, религиозные воззрения "Свидетелей Иеговы" не отличаются от других христианских конфессий.

Во время суда свидетели со стороны обвинения выступали. Наша соседка Галина Аркадьевна Злобина, с высшим педагогическим образованием, атеист, незаинтересованное лицо, пришла и сказала: "Да вы знаете, "свидетели Иеговы" — хорошие и улыбчивые люди, больше бы таких! За что вы их судите?". Когда Иисуса распяли римские воины, даже в этой ситуации Иисус сказал: "Отец, прости их, ведь они не знают, что делают" (Луки 23:34). Простил воинов и жалел их. И мы не держим зла ни на кого, но надеемся на Бога.

Оглашение приговора по уголовному делу по обвинению в экстремизме Андрея Щепина, Александра Шамова и Евгения Удинцева состоится в Ленинском районном суде Кирова в понедельник, 19 июля в 9 часов утра.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (35)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG