Ссылки для упрощенного доступа

И хочется, и колется. Эксперты рассказали о возможной стратегии России в отношении Афганистана


Члены делегации талибов (организация запрещена в России) во время пресс-конференции в отеле Radisson, Москва, 9 июля 2021 г. Архивное фото

Движение Талибан в Афганистане заявило о том, что оно взяло под контроль всю страну, в то время как президент Ашраф Гани покинул ее. Россия, по словам Сергея Лаврова, считает преждевременным признавать власть Талибана, хотя, по его мнению, Москва видит "обнадеживающие сигналы со стороны талибов". Москва, как признается глава МИД России, уже успела переговорить с главой китайского внешнеполитического ведомства по данному вопросу. Чиновник отмечает, что у России и Китая позиции совпадают. "Idel.Реалии" собрали мнения экспертов по поводу того, будет ли Москва предпринимать в отношении нового Афганистана какие-то действия и какая роль будет отведена Татарстану и Башкортостану в этом процессе.

Публицист Харун Сидоров считает, что формирование позиции по Талибану для Москвы очень сложный вопрос. Он полагает, что решение Кремля будет зависеть от двух факторов.

— От политики самого Кабула и от политики основных мировых игроков по отношению к Кабулу. А именно от того, будет ли новая власть признана и в каком формате. На самом деле, этот вопрос пока еще является открытым, потому что хотя и было провозглашено восстановление Исламского Эмирата Афганистан, но это было сделано в общем-то военными силами, — замечает эксперт.

Сейчас, как полагает Сидоров, непонятно, будет ли Талибан формировать новую власть по функционировавшему в рамках Исламской Республики Афганистан шаблону, наполнив ее своим содержанием, или вернется к той форме правления, которая существовала при Исламском Эмирате Афганистан.

— Москва традиционно занимала крайне враждебную позицию по отношению к признанию повстанческих группировок тем более с религиозным уклоном. Мы помним это в том числе по Сирии. Помним ее попытки записать явно умеренную оппозицию в международные террористы. Талибан же до сих пор остается запрещенной террористической группировкой в России. Поэтому сразу признать в таком формате государство Исламский Эмират Афганистан, особенно если это не будет сделано основными мировыми игроками, я думаю, Москве будет сложно, — делится Сидоров.

По словам публициста, Россия боится повторения афганского сценария как в зоне ее интересов, например, в Центральной Азии, так и на ее собственной территории.

— Это может произвести эффект на те регионы, где Москва видит угрозу повторения афганского сценария. Речь о странах как Средней Азии, так и регионах самой России, в первую очередь Северного Кавказа, — разъясняет он.

Говоря об интересах России в Афганистане, Сидоров подчеркивает важность для Москвы отсутствия дестабилизирующего фактора в Центральной Азии в виде режима в соседней стране.

— Россия будет пытаться исключить любые риски для сферы своего влияния, для подушки безопасности, которой Россия рассматривает Среднюю Азию, — говорит он.

Другой эксперт Аббас Галлямов в своем телеграм-канале также обращает внимание на возможное влияние афганских событий на ситуацию в российских регионах, но он критикует ракурс подачи ситуации в азиатской стране в российских СМИ.

— Радость по поводу того, что талибы опозорили США, льющаяся с российских телеэкранов, до Америки не долетит. Американцы о точке зрения российских "патриотов" не узнают, так что им по этому поводу ни холодно, ни жарко. Зато все это очень хорошо расслышат российские мусульмане — и на Кавказе, и в Поволжье. Естественно, что престиж радикального ислама в их глазах вырастет. А теперь наложите этот тренд на нынешний идейный кризис — когда людям все более очевидно, что путинский курс себя не оправдал, а значит нужны альтернативы — и вы получите четкое понимание того, в каком направлении может двинуться российская мусульманская молодежь. Но это все не важно, конечно, главное, что Америка опозорилась, да? — задается вопросом эксперт.

В случае признания новой власти Москва может использовать глав своих "мусульманских" республик, например, Татарстана или Башкортостана, для налаживания отношений с официальным Кабулом, считает Харун Сидоров.

— У Минниханова и Хабирова есть такие перспективы. У Минниханова, наверное, больше, потому что загодя начала раскручиваться тема афганских татар. Это явно не случайно. Эту тему вытащили из под сукна в преддверии прогнозируемой победы талибов, — подытоживает он.

В марте 2021 года Национальное статистическое управление Афганистана зарегистрировало татар как отдельную этническую группу. Этот шаг позволит представителям этой группы указывать свою национальность на новых биометрических удостоверениях личности.

В последние годы лидеры этнических татар наладили культурные связи с находящимся в России Всемирным конгрессом татар и Республикой Татарстан. Всемирный конгресс татар помог запустить 15 марта онлайн-курс по татарскому языку для афганских соплеменников.

Позиция Сидорова согласуется с сигналами, подаваемыми Россией. Так, издание The Guardian цитирует Замира Кабулова, специального представителя президента России в Афганистане, который высказал предположение, что Россия признает правительство Талибана "на основе поведения новых властей". В свою очередь, талибы отвечают Москве жестом доброй воли и это отмечает посланник главы российского государства.

Силы Талибана "взяли под охрану внешний периметр российского посольства", заявил Кабулов в понедельник, а посол РФ в Афганистане Дмитрий Жирнов добавил, что России обещали, что "ни один волос не упадет [с голов] российских дипломатов".

Но есть и скептики, которые считают, что Москва вряд ли признает Талибан. Отношение России к талибам не изменилось, считает московский эксперт Алексей Мухин, опрошенный телеканалом Al Jazeera.

"Нет цели легализовать Талибан, но есть цель поговорить с ними для достижения определенных соглашений, договоренностей, ограничений в Афганистане и соседних странах. Подход чисто прагматический", — отметил он.

При этом есть и эксперты, которые утверждают, что у России вовсе нет стратегии в отношении Кабула. На неопределенность российской позиции по талибам указывает Павел Лузин, военный аналитик из Jamestown Foundation.

"Несмотря на то, что попытки России продолжить диалог с талибами довольно логичны, Россия не имеет представления о том, что она хочет видеть в Афганистане после ухода из него войск НАТО, как она хочет взаимодействовать с Афганистаном и чего она вообще хочет", — считает Лузин.

А пока мировые СМИ продолжают описывать ситуацию как попытку России и Китая заполнить пробел, который образовался после ухода США из Афганистана.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (65)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG