Ссылки для упрощенного доступа

С "Домом Романова", без Салавата Юлаева: как власть воссоздает образ "исторической России"


Памятник Салавату Юлаеву в Уфе

О том, почему в Уфе "исчезает" Салават Юлаев, а в Петербурге "появляется" наследник Российского императорского дома, рассуждает Харун Сидоров.

Зачастую такие шуты озвучивают настроения какой-то части общества

Произошедший в начале осени 2021 года демонтаж памятника Салавату Юлаеву с главной площади Уфы власти обосновали необходимостью его реконструкции. Однако уже тогда у части башкирской общественности возникли сомнения, что памятник назад может не вернуться или вернется, но в карикатурном виде.

Появление в магазинах Башкортостана календаря на 2022 год, на обложке которого конь с памятника Салавату Юлаеву, являющегося основой герба республики, был, а он сам куда-то исчез, подтвердил эти опасения. А когда такого же коня без Салавата Юлаева обнаружили на муниципальных плакатах Октябрьского района Уфы, это окончательно убедило сомневавшихся — имеет место целенаправленная кампания со стороны властей по изъятию его образа из республиканской символики.

В то же время если одни символы в современной России исчезают, то другие появляются. Именно как попытку создания такого символа значительная часть российской общественности восприняла пышную свадьбу в Санкт-Петербурге человека, представляющего себя как наследника Российского императорского дома — сына Франца Вильгельма Гогенцоллерна-Прусского, именующего себя Георгием Михайловичем Романовым. И для этого у нее были основания, ведь торжество проходило не как сугубо частное, каким и должно быть в случае с лицом, не имеющим официального статуса, а при участии гвардейцев Преображенского полка в форме и с шашками.

В обоих этих случаях ползучее устранение главного символа республики и фактическое предоставление статуса лиц, имеющих право на государственные почести, представителям "Российского императорского дома" происходило неформально и непублично. То есть без принятия соответствующих правовых актов и их общественного обсуждения. И при этом между этими символическими событиями есть очевидная связь.

Если есть "Российский Императорский Дом", должна быть и Российская Империя

Стремление к возрождению Российской империи сегодня идет в пакете с желанием упразднить не только республики РФ, но и независимые государства, созданные после распада СССР

Несколько лет назад в Башкортостане уже был скандал, связанный с отношением к Салавату Юлаеву как символу республики, спровоцированный выступлением стендап-комика Руслана Белого. Выступая в Уфе, он сказал о национальном герое и символе башкир следующее: "Я не хочу сейчас разрушить вашего героя, но не знаю, задумывались вы об этом или нет, но по факту же он, ну, бандит. Я имею в виду он разбойник, да, он поднял восстание против существующей власти, против Екатерины II, правление которой вообще считается расцветом Российской империи, понимаете. Это она Крым присоединила… Салават Юлаев, чо — при Российской империи бандит, при коммунистах герой, сейчас так пусть будет — что там, коня сносить..." (далее следовала скабрезная оценка половых достоинств коня).

Кому-то может показаться, что к словам клоуна не стоит относиться всерьез. Но не все так просто, потому что зачастую такие шуты озвучивают настроения какой-то части общества — очевидно, что в данном случае было именно так. Ведь мнение, согласно которому Салават Юлаев был героем только "при коммунистах", а "при Российской империи бандит", который "поднял восстание" мало того, что "против существующей власти", так еще и "против Екатерины II, правление которой вообще считается расцветом Российской империи", становится тем более распространенным, чем больше культивируется подобный символический ряд: "Российская империя, Екатерина II" и т.д. и т.п.

С этой точки зрения происходившее в Санкт-Петербурге не стоит воспринимать как заурядное событие светской хроники, касающееся исключительно частных лиц. И не только потому, что в этом мероприятии приняли участие гвардейцы Преображенского полка, оказавшие таким образом "наследнику Российского Императорского Дома" официальные государственные почести. Не менее показательны личность и убеждения восприемника-поручителя или, говоря современным языком, свидетеля жениха и, судя по всему, одного из организаторов такого пышного торжества — Константина Малофеева. А он является не только заместителем председателя Всемирного Собора Русского Народа, имеющего статус общественного крыла Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Малофеев также — основатель и лидер движения "Двуглавый орел", в манифесте которого прямо заявляется следующее: "Будущее принадлежит Империи. Мы возродим Российскую Империю в XXI веке".

Но если уже на символическом уровне в стране берется курс на воссоздание Российской империи, то не надо удивляться, что в ней не оказывается места враждебным ей символам, к числу которых без сомнения относится символ Салавата Юлаева. Ведь, как правильно сказал клоун Белый, для Российской империи он был бандит. При этом отношение к Салавату Юлаеву в данном случае является символическим проявлением куда более серьезной проблемы. Ведь не только Салават Юлаев с ее точки зрения должен считаться "бандитом", но, как говорил другой ее поклонник — Владимир Путин, "в Российской империи не было деления на национальные образования, были губернии".

"Историческая Россия" против истории России

То, что эти республики на месте бывшей Российской империи стали создаваться никакими не коммунистами, а национальными движениями ее окраин сразу после Февральской революции и за несколько месяцев до Октябрьского переворота, такие поборники "исторической России", скорее всего, просто не знают

Символическое признание статуса "Императорского дома Романовых" и стремление к возрождению Российской империи сегодня идет в пакете с желанием упразднить не только республики Российской Федерации, но и независимые государства, созданные после распада СССР. В том же манифесте общества "Двуглавый орел" Константина Малофеева об этом также говорится весьма откровенно: "Возрождение Российской Империи в её исторических границах. Мы должны объединить сторонников Империи на всём постсоветском пространстве — на Украине и в Новороссии, в Белоруссии и Прибалтике, в Молдавии и Приднестровье, на Кавказе и в Средней Азии".

Всё это вытекает из весьма специфической идеологии т.н. "исторической России", которая, по мнению ее адептов, существовала до 1917 года, а потом либо перестала существовать, как считают одни, либо продолжила как бы вопреки установившемуся в стране строю. Отсюда и манихейское разделение на "добро" в виде "исторической России", существовавшей до 1917 года, и "зло", которое вместо нее создали коммунисты, в том числе в виде национальных республик, "расчленив" таким образом "единую и неделимую Россию".

То, что эти республики на месте бывшей Российской империи стали создаваться никакими не коммунистами, а национальными движениями ее окраин сразу после Февральской революции и за несколько месяцев до Октябрьского переворота, такие поборники "исторической России", скорее всего, просто не знают. Как и того, что на национальные автономии и движения опирались или пытались привлечь их на свою сторону и русские противники большевизма вроде правительства Комуча, Русского Политического Комитета Бориса Савинкова или Комитета Освобождения Народов России генерала Андрея Власова.

Забавно и то, что многие из таких поборников "исторической России" считают чуть ли не траурным день 12 июня 1990 года, когда Верховный совет РСФСР принял Декларацию о ее государственном суверенитете. Ее они считают очередным актом разрушения "исторической России", хотя в данной декларации провозглашалось, что она принимается для возрождения "государственности России, имеющей многовековую историю". Показательно, что в акте о восстановлении государственности России она не противопоставлялась праву ее народов на самоопределение и наличию внутри нее автономных республик. И то, и другое признавалось ее составной частью, что вполне логично, если рассматривать историческую российскую государственность не как то, что оборвалось уже в феврале 1917 года, а как то, что продолжалось и после него, в том числе в виде решения Учредительного собрания 6 января 1918 года об образовании Российской Федеративной Демократической Республики. Напомню, что в соответствии с ним Российское государство провозглашалось "Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах, суверенные".

Коммунисты, империя и народная борьба

Но сегодняшние поборники возрождения Российской империи противопоставляют себя не только национальному самоопределению нерусских народов России, начавшемуся сразу после Февральской революции, но и воле русского народа, без которого она не могла бы состояться.

Власть "Дома Романовых" в 1917 году отвергла реальная историческая Россия, еще за несколько месяцев до того, как большевики, воспользовавшись незрелостью республиканских сил и институтов, установили в стране новую диктатуру

Вопреки тому, что адепты "исторической России" пытаются внушить тем, кто не знает реальной истории России, большевики были далеко не единственной силой русского общества, выступившей в феврале 1917 года против власти Николая II. И когда министр Временного правительства Ираклий Церетели на Всероссийском съезде советов 7 июля 1917 года спрашивал, есть ли в стране партия, которая сумеет в одиночку взять власть, он задавал этот вопрос как риторический, будучи уверенным, что никто не возьмет на себя такую ответственность. "Есть (такая партия)!", — ответил Ленин, сделавший ставку не на парламентские коалиции, а на установление партийной диктатуры с помощью террора. Но и спустя два месяца после того, как большевики силой захватили власть, на выборах в Учредительное собрание они получили лишь 24% голосов, тогда как большинство голосов избирателей получили русские социалисты-революционеры (эсеры) с тяготевшими к ним демократическими социалистами из национальных окраин.

Этот небольшой экскурс в историю нужен, чтобы показать — власть "Дома Романовых" в 1917 году отвергла реальная историческая Россия, еще за несколько месяцев до того, как большевики, воспользовавшись незрелостью республиканских сил и институтов, установили в стране новую диктатуру. И в авангарде борьбы против самодержавия тоже долгое время были противники большевиков — эсеры, возникшие, в свою очередь, из движения русских народников. Уже потом, взяв власть, большевики представят себя как продолжателей дела всех русских борцов против абсолютизма — от Герцена и декабристов до Пугачева, Разина и Болотникова. Однако никакого отношения к Коммунистическому Интернационалу, в недрах которого родилась партия будущих большевиков, все эти фигуры не имели — они принадлежали национальной истории и традиции борьбы против абсолютизма, которую апроприировали большевики.

В контексте данной статьи не менее важно то, что исторически очень часто русские освободительные силы действовали плечом к плечу с силами других народов России. К теме памятников это имеет прямое отношение, потому что восстание и борьба Салавата Юлаева были частью более широкой борьбы самых разных народов "глубинной России", включая казаков и русских крестьян, против абсолютистского режима во главе с Софией Августой Фредерикой Ангальт-Цербстской, известной как Екатерина II. Салават Юлаев и Емельян Пугачев стали символами этой народной борьбы, которые большевикам хватило хитрости поставить на службу своей партийной диктатуре. Как хватило им ума и признать неизбежность национального самоопределения народов России, пойдя на создание многонационального государства ("государства национальностей"), что не входило в их первоначальные планы.

Российские лидеры и силы, выступившие против партократии на рубеже 80-90-х годов прошлого века, в своем большинстве ощущали себя представителями той российской освободительной традиции, которая проявлялась в борьбе не только против коммунистического, но и против царистского абсолютизма. И эта традиция предполагала признание за народами России права на национальное самоопределение посредством создания их общего федеративного государства. На таких принципах, закрепленных сперва в Декларации о государственном суверенитете от 12 июня 1990 года, а потом и Конституции от 12 декабря 1993 года, и создавалась Российская Федерация. Но в итоге власть в ней досталась совсем иным силам — тем, которые считают все эти принципы недоразумением, и ассоциируют себя с Российской империей, существовавшей до февраля 1917 года.

Неудивительно, что в такой — "исторической России" — под запретом оказываются не только те, кто выступает против нынешнего самодержавия, но и их исторические предшественники, а представителям "Российского Императорского Дома" оказываются государственные почести.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (22)

XS
SM
MD
LG