Ссылки для упрощенного доступа

"Женщины приходили к нам повторно". Кто в Поволжье помогает при домашнем насилии. Часть II


25 ноября — Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. "Idel.Реалии" поговорили с руководителями и сотрудниками частных и государственных организаций помощи женщинам и детям из восьми регионов Поволжья. Сказалась ли пандемия коронавируса на проблеме домашнего насилия, почему женщины возвращаются к обидчику, как так вышло, что в Мордовии кризисный центр возглавляет 70-летний полковник в отставке — в материале "Idel.Реалии". Во второй части — истории из Удмуртии, Ульяновской области, Мордовии, Пермского края и Чувашии.

НАСИЛИЕ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН

В марте 2021 года ООН опубликовала данные, согласно которым одна из трех женщин и девочек испытывает физическое или сексуальное насилие хотя бы раз в жизни. Чаще всего это происходит со стороны интимного партнера. Однако из-за пандемии коронавируса количество случаев насилия в отношении женщин и девочек увеличилось.

В России особенно остро стоит проблема с домашним насилием, которое зачастую направлено именно по отношению к женщинам. В России в 2018 году от домашнего насилия погибло не менее пяти тысяч женщин, говорится в исследовании Консорциума женских неправительственных объединений. Это в 20 раз превышает данные полиции.

По данным отчета Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин — в стране не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе.

В ходе исследования Консорциума женских неправительственных объединений активисты выяснили, что с 2011 по 2019 годы в России 66% убитых женщин были жертвами домашнего насилия.

"Исходя только из опубликованных приговоров, за это время 12 209 из 18 547 женщин погибли от рук партнера или родственника. Много это или мало? К примеру, за 10 лет Афганской войны погибло 14 427 советских военнослужащих. Наше исследование подтверждает гипотезу о том, что наиболее опасное место для женщины в России — это дом", — заявили исследователи.

В ноябре 2020 года "Зона права" (ООО "Зона права" признана на территории России иностранным агентом) опубликовала доклад "Право жертв домашнего насилия на необходимую оборону: стереотипы и предрассудки в решениях российских судов". В исследовании сказано, что порядка трети осужденных за убийство при превышении пределов необходимой самообороны (ч. 1 ст. 108 УК) в последние полтора года — женщины. В 2019-м и первой половине 2020 года по этому составу были осуждены 323 человека, из них 122 — женщины. Из 8,3 тыс. осужденных за умышленные убийства (ст. 105 УК) в 2019-м и первой половине 2020 года около 13% — женщины (1,1 тыс.).

— С одной стороны, государство не может или не хочет обеспечить защиту для жертв домашнего насилия и привлечь домашних насильников к ответственности. Тем самым женщины вынуждены защищать свои права своими силами, на свой страх и риск, — заявила юрист, автор доклада Дарьяна Грязнова. — С другой стороны, государство сурово наказывает тех женщин, которые все же решили дать отпор насильнику. Соответственно, женщина фактически оказывается перед выбором: или терпеть домашнее насилие (которое зачастую достаточно серьезное и может закончиться смертью женщины), или обороняться и столкнуться с уголовным преследованием (которое может закончиться реальными сроками лишения свободы).

УДМУРТИЯ — "СОДЕЙСТВИЕ"

Государственный центр помощи "СоДействие" начал свою работу в Ижевске в 2016 году — после слияния двух муниципальных учреждений: кризисного центра для женщин "Теплый дом" и центра психолого-педагогической помощи населению "Берег". Отделение помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, функционирует в "СоДействии" с 2001 года.

По данным организации, с 2009-го по 2020 годы к ним обратились 317 женщин и 337 детей. Из них к обидчику вернулись 252 женщины.

Удмуртия — многонациональный регион, в центр обращаются представители различных национальностей — русские, удмурты, татары. В то же время в "СоДействии" говорят, что какой-либо религиозной или этнической специфики по случаям домашнего насилия они не наблюдают. Центру помогают различные организации, в том числе правоохранительные органы, откуда к ним поступает информация о выявленных фактах домашнего насилия. В "СоДействие" доставляют и пострадавших.

Специалисты, работающие с данной категорией женщин, должны быть терпеливы и деликатны

В штате организации — заведующий отделением, психолог, специалист по социальной работе, юрисконсульт, администраторы. Средний возраст работников от 30 до 60 лет.

— Прежде всего, на мой взгляд, специалисты, работающие с данной категорией женщин, должны быть терпеливы и деликатны, — говорит Ольга Гурьева, заведующий отделением помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, центра "СоДействие". — Ведь говорить об этой проблеме женщине бывает очень непросто: в этот момент она испытывает стыд, страх за себя и ребенка, физическую и моральную боль.

Гурьева считает, что закон о домашнем насилии действительно необходим в России.

— Наличие закона могло бы более четко регулировать данный вопрос, обозначить полномочия и уровень ответственности всех субъектов, занимающихся проблемой домашнего насилия, упорядочить формы и методы работы с данной категорией граждан, — говорит Ольга Гурьева.

Отношения с последним мужчиной дали трещину, когда он начал регулярно избивать её

Она рассказывает историю женщины, которой удалось помочь в центре.

— Женщина обратилась за помощью из соседнего региона, имела непростую судьбу — из числа детей-сирот, близких родственников нет, двое детей от неудавшихся отношений с двумя разными мужчинами, — вспоминает Гурьева. — Незаконченный колледж (потому что забеременела и взяла академический отпуск), нет профессии и опыта работы. Материнский капитал за второго ребенка обналичила, из этих денег погасила долги по коммунальным платежам за комнату в общежитии, оставшуюся от матери, а на оставшиеся деньги купила землю в пригороде. Но на стройку денег, естественно, не было. Да, и вышеуказанную комнату она тоже позже продала, а деньги потратила. Отношения с последним мужчиной дали трещину, когда он начал регулярно избивать её. Потерпев немного такое отношение, она решила уйти. Вспомнив, что в Удмуртии жила далекая родственница, решила ехать сюда. Родственница жила в глухой деревне, но выбирать не приходилось. Однако скоро стало понятно, что вместе жить у них не получится — женщина с детьми скоро съехала.

Тренинг "Я — творец своей судьбы"
Тренинг "Я — творец своей судьбы"

Возвращаться к партнеру она не планировала и решила обратиться за помощью в "СоДействие".

— Для неё был составлен план реабилитации. В первую очередь нужно было определить детей в детский сад, чтобы у женщины была возможность работать и иметь деньги на съемное жилье. А затем уже помочь с устройством на работу и арендой комнаты или квартиры. Все шло неплохо, но она не справлялась с детьми. С ней работал психолог, учил общаться с детьми, понимать их потребности. Женщину хватало ненадолго — сложно поменять взгляды и образ жизни человека, устоявшийся и привычный. Старшую девочку успешно определили в детский сад, а младшему места никак не находилось. И она приняла решение — временно отдать его в социально-реабилитационный центр. Не насовсем, а до решения острых жизненных проблем, — рассказывает Гурьева.

Все шло неплохо, но она не справлялась с детьми. С ней работал психолог, учил общаться с детьми, понимать их потребности.

Но история закончилась хорошо: женщина устроилась на работу помощником воспитателя, стала стабильно зарабатывать, сняла комнату в общежитии, стала водить дочь в детский сад, в котором работала сама. Необходимость в центре она больше не ощущала, поэтому благополучно съехала.

— Когда семья покидает наше учреждение, мы организуем социальное сопровождение. В преддверии одного из праздников мы навестили эту женщину по месту ее работы и порадовались за нее. Она забрала сына из социально-реабилитационного центра, дети были при ней. Из комнаты она съехала, сняв более комфортную однокомнатную квартиру, — уточняет Гурьева.

Но не все истории так заканчиваются.

— Обрести самостоятельность и уверенность в себе могут далеко не все. Были случаи, когда женщины приходили к нам повторно. В какой-то момент мы задумались о том, что было бы неплохо, если бы своими историями женщины могли делиться друг с другом, поддерживать тех, кто оказался в похожей ситуации. Так родилась идея "Женского клуба", где женщины, когда-то испытавшие на себе ужасы домашнего насилия, собираются вместе. В непринужденной обстановке они ведут беседы, узнают что-то новое, участвуют в мастер-классах, арт-терапевтических занятиях, знакомятся с интересными людьми, находя внутренние ресурсы для того, чтобы жить и двигаться вперед, — резюмирует Ольга Гурьева.

УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ — "ПРИЧАЛ НАДЕЖДЫ" И "ДОМ МИЛОСЕРДИЯ"

"Причал надежды" — государственный социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних — был открыт в 1995 году. Здесь помогают и жертвам домашнего насилия, организуя их временное проживание и оказывая правовую, психолого-медико-педагогическую помощь. При центре работает социальная гостиница с одноименным названием, которая открылась в 2015 году. "Причал надежды" — это госорганизация, получающая грантовую поддержку. В 2016 году открыли отдельное негосударственное учреждение "Дом милосердия", которое работает при "Союзе православных женщин".

Здание социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних "Причал надежды"
Здание социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних "Причал надежды"

Ранее директор "Причала надежды" Галина Дворянскова сообщала, что на ее памяти 16 случаев, когда женщины обращались к ним из-за домашнего насилия. "Только в трех случаях было возбуждено уголовное дело", — сказала она. На её взгляд, проблема существует, но в ресурсах они ограничены: количеством мест, временем пребывания, персоналом и информационной поддержкой.

В 2016 году в регионе открыли негосударственное учреждение "Дом милосердия", которое работает при "Союзе православных женщин". Волонтер "Дома милосердия" Ирина Черняева работает в центре на общественных началах. Сейчас в организации трудятся три человека — и все на добровольной основе: зарплату никто не получает, даже постоянные сотрудники.

Женщины порой сообщают о насилии, а потом эти заявления сами и забирают

По словам Черняевой, к ним обращаются женщины из разных районов Ульяновской области.

— К нам обращались женщины из других районов и даже регионов, которые родом из Ульяновска, — говорит она. — Все они обращались и в правоохранительные органы, и в другие общественные организации, но, видимо, как-то не сложилось. Звонили даже из Москвы, просили принять ту или иную женщину.

Черняева приводит статистику — с момента существования организации было 80 случаев, когда к ним обращались женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации или пережившие насилие.

— Если бы за домашнее насилие была бы уголовная ответственность, то таких ситуаций, конечно, стало бы меньше. Но тут также очень много подводных камней. Женщины порой сообщают о насилии, а потом эти заявления сами и забирают, поэтому ситуация сейчас никак не меняется, — констатирует Ирина Черняева.

У нас отобрали помещение, но ведутся переговоры о его возврате и дальнейшем возобновлении нашей работы

Во время пандемии деятельность организации была приостановлена, но в центре рассчитывают, что в скором времени работа будет возобновлена.

— Наш руководитель ушла на удаленку, так как она старше 65 лет, — рассказывает Черняева. — Также у нас отобрали помещение, но ведутся переговоры о его возврате и дальнейшем возобновлении нашей работы. Наше помещение располагалось в общежитии университета. Нам выделили две квартиры, где мы сделали ремонт, закупили на грантовые деньги мебель, кровати, принимали туда людей. Потом эти комнаты в 2020 году решили забрать, поэтому "Дом милосердия" пришлось расформировать. Сейчас снова ведутся переговоры с университетом, чтобы нам выдали хотя бы одну квартиру. Скорее всего, эти квартиры забрали для нужд студентов. Но мы ищем и другие варианты.

До 2019 года приют для женщин существовал на спонсорские пожертвования, продуктами же помогал женский монастырь.

— Потом спонсоров уже стало меньше, так как у них, возможно, свои проблемы начались, — вспоминает волонтер "Дома милосердия". — Сейчас мы пытаемся выиграть какой-нибудь конкурс или грант и планируем дальше возобновить свою работу на эти субсидии. Кроме спонсоров, нам помогала настоятельница женского монастыря Михаила Архангела игуменья Магдалина.

ПЕРМСКИЙ КРАЙ — "ТЕРРИТОРИЯ СЕМЬИ" И ДРУГИЕ

Общественную организацию "Территория семьи" открыли в 2015 году. Она действует на общественных началах и помогает женщинам, пережившим домашнее насилие. По словам PR-специалиста организации Александры Стовпец, все началось с идеи президента организации Анны Зуевой.

Анна Зуева
Анна Зуева

Сначала это был социальный склад, куда неравнодушные жители города приносили вещи для нуждающихся семей. Сейчас организация проводит бесплатные юридические и психологические консультации, активную работу с семьями ведет служба сопровождения или кураторы. С 2018 года действует проект "Кризисная квартира" — это безопасное место жительства для матерей или отцов с детьми.

Кризисная квартира — это не только временное решение места проживания, но и защита семьи от насилия

— Семья может проживать в кризисной квартире до полугода, и за это время она должна решить свои проблемы, — говорит Александра Стовпец. — Во время проживания в квартире с семьей ведется активная работа: консультации юриста и психолога, а куратор кризисной квартиры помогает решить проблемы с трудоустройством, документами, местом жительства и т.д. Кризисная квартира — это не только временное решение места проживания, но и защита семьи от насилия. В феврале 2021 года у нас появилась вторая кризисная квартира: теперь мы можем размещать не только женщин, но и мужчин с детьми, пережившими насилие.

Ежемесячно специалисты общественной организации проводят около 200 консультаций. В команде 16 волонтеров.

— Нас точно объединяет любовь к своему делу и желание помочь. В нашей команде есть социальные работники, юрист и психолог, специалист по работе с партнерами, который привлекает средства на реализацию проектов, менеджер проектов, PR-специалист, воспитатель, бухгалтер и талантливый руководитель, которая смогла выстроить работу организации эффективно, — продолжает Стовпец.

Она отмечает, что за время пандемии участились случаи домашнего насилия.

— Увеличение [количества] обращений было в первый локдаун весной 2020 года, когда нельзя было никуда выходить из дома. Тогда люди оставались один на один со своей бедой. В обычной жизни они могли уйти к родителям, друзьям или психологу. Порой такое случается и в благополучных семьях. Правоохранительные органы реагируют — по нашему опыту — на все случаи, но, к сожалению, в большинстве их полномочий хватает только на протокол об административном правонарушении. Закон [о домашнем насилии] как раз позволил бы дать правоохранительным органам полномочия. Например, охранный ордер для потерпевших, — резюмирует Александра Стовпец.

В Перми работает ещё несколько организаций, которые помогают женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а также неблагополучным семьям. Среди них благотворительный фонд "Колыбель надежды", а также кризисное отделение для женщин и женщин с детьми, созданное на основе "Центра социальной адаптации". Здесь оказывают помощь женщинам, подвергшимся физическому насилию или получающим угрозы, им предоставляют временное размещение и консультативную помощь разных специалистов.

По данным МВД Пермского края, в 2019 году в регионе возросло количество женщин, пострадавших от насильственных действий супруга или сожителя. Так, в 2018 году их было 516, а в 2019 — 565.

ЧУВАШИЯ — ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КРИЗИСНЫЙ ЦЕНТР И "БЛАГОВЕЩЕНИЕ"

Центр защиты семьи, детства и материнства "Благовещение" находится в городе Алатырь в Чувашии. Он начал свою просветительскую деятельность среди молодежи в 2006 году, а помощь женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, беременным, многодетным семьям стали оказывать с 2011 года. Центр организован при храме Усекновения Главы Иоанна Предтечи.

За десять лет работы всего один случай был, когда женщина обратилась после семейного насилия

Основная специфика работы этого центра — материальная, продуктовая помощь молодым мамам и семьям. По словам настоятеля храма протоиерея Андрея Савенкова, центр оказывает помощь и женщинам, пережившим домашнее насилие.

— За десять лет работы всего один случай был, когда женщина обратилась после семейного насилия. Это было пять лет назад. Сожитель обратившейся злоупотреблял алкоголем и неоднократно выгонял её из дома. В то время у нас был приют. Мы помогли с временным жильем, и дальше она уже сама решила обратиться в правоохранительные органы, — рассказывает настоятель.

Центр существует в основном на благотворительные средства и частные пожертвования. Сейчас в нем работают два постоянных сотрудника. Кроме того, в качестве волонтеров и добровольцев организация привлекает всех желающих.

Руководитель центра отец Андрей Савенков
Руководитель центра отец Андрей Савенков

По мнению Андрея Савенкова, проблема домашнего насилия "выражена не настолько сильно, как принято считать".

— Я думаю, вопрос домашнего насилия искусственно раздувают. Я не вижу большого количества таких ситуаций. Это больше происходит не в браке, а между сожителями, так как там семьи нет, — считает он.

Я думаю, вопрос домашнего насилия искусственно раздувают

На данный момент на патронаже этого центра стоит порядка 137 семей, испытывающих какие-либо трудности.

Ещё одна организация — АУ "Комплексный центр социального обслуживания населения города Чебоксары" Министерства труда и социальной защиты республики. Его директор — Ренада Федорова — рассказывает, что работа кризисных центров в регионе остается актуальной.

— Проблемы в семьях есть. Это и рукоприкладство, и непонимание — разные ситуации бывают. Ежегодно у нас в центре бывает 18-20 женщин, пострадавших от домашнего насилия. В связи с пандемией в этом году у нас было всего семь человек, — констатирует Федорова.

Центр социальной помощи семье и детям Калининского района города Чебоксары
Центр социальной помощи семье и детям Калининского района города Чебоксары

Учреждение сотрудничает с различными государственными структурами на основе подписанных соглашений — например, с городской больницей №1, республиканским наркологическим диспансером, органами ЗАГСа и полицией.

Мы не очень-то хотим, чтобы о наших проблемах в семье знали соседи и другие посторонние люди

— Работаем не только с женщиной, но и выходим на супруга. Таким образом работу осуществляем параллельно. Мы работаем с семьями не только в форме стационара, но и по участковой службе, то есть непосредственно дома. Если есть проблемы насилия в семье, то в первую очередь к нам подключаются правоохранительные органы. Ведем различные совместные проекты. Например, с первого января следующего года на базе нашего отделения совместно с органами ЗАГСа планируем запустить проект "Площадка примирения" для супругов, — говорит Федорова.

Сейчас в кризисном центре работает 253 специалиста, а в отделении помощи женщинам — четыре человека. Федорова считает, что проблема насилия в семье "не всегда явно выражена".

— Я думаю, это связано и с нашим менталитетом. Мы не очень-то хотим, чтобы о наших проблемах в семье знали соседи и другие посторонние люди. Это сдерживает женщин обращаться за помощью в какие-то органы и службы. В таком случае к нам выходят и по месту работы, сообщая о существующей проблеме какой-либо сотрудницы, если даже женщина сама не хочет это нигде афишировать. В таком случае мы также подключаемся, — отмечает Федорова.

В конце прошлого года уполномоченный по правам ребенка в Чувашии Алевтина Федорова сообщала об открытии дополнительных центров помощи женщинам в двух городах республики — Ядрине и Канаше. Эти проекты на данный момент до сих пор на стадии реализации.

МОРДОВИЯ — "КОМИТЕТ ГРАЖДАНСКОГО КОНТРОЛЯ"

На базе "Мордовского регионального комитета гражданского контроля" создан кризисный центр для женщин, освободившихся из мест лишения свободы, и женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. Этот, по сути, реабилитационный центр оказывает помощь женщинам, которые стали жертвами бытового насилия, а также детям и подросткам, стоящим на учете в уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Мордовии.

Инициатором возобновления деятельности стал офицер, полковник в отставке

Общественная организация была зарегистрирована в 2005 году на добровольных началах, но до 2019 года активности не проявляла. Инициатором возобновления деятельности стал офицер, полковник в отставке, 70-летний пенсионер Александр Сергеенко.

— Когда я приехал в Мордовию, указанная общественная организация была в долгах, оказалась никому не нужной и в итоге распалась. Мне показался интересным возможный профиль деятельности данной организации, и три года назад по предложению Общественной палаты Мордовии, перерегистрировав ее в Минюсте республики, я стал ее председателем. Немного перепрофилировав ее цели и задачи, я подобрал себе активных соратников и приступил к реализации разработанных проектов. Сейчас у нас насчитывается порядка 40 членов, среди которых специалисты разного профиля: медики, юристы, психологи. Все работают бесплатно, никто из нас зарплату не получает, — рассказывает Сергеенко.

Слева — председатель организации Александр Сергеенко
Слева — председатель организации Александр Сергеенко

По его словам, спонсоров организация не имеет, местные власти помощь также не оказывают. Центр существует на личные средства.

Сергеенко признается — в организацию берут не каждого, так как, по его мнению, работающие в этом направлении люди должны обладать определенными качествами.

— Мы готовы рассмотреть любую кандидатуру, но сначала мы его "прокачаем" — есть такое понятие. Мы не будем брать жадного и глупого человека в свои ряды. Лучшие качества в кандидате — это честность, доброта и готовность делиться жизненным опытом, знаниями, эмоциями, а иногда и средствами, — считает руководитель центра.

Насилие — тема достаточно закрытая, сложная, но интересная. Порой смотреть на это нужно с трех сторон — участкового, родителей и детей.

Он отмечает, что в центр обращаются женщины, пережившие домашнее насилие.

— Насилие — тема достаточно закрытая, сложная, но интересная. Порой смотреть на это нужно с трех сторон — участкового, родителей и детей. Если к нам пришли, значит, нужна помощь, и мы ее оказываем, но в душу человека не лезем. Зачастую женщины скрывают свои семейные проблемы, между тем в каждой семье есть свой скелет в шкафу. Одни скелеты бывают страшные, другие бытовые: кто пьет, кто гуляет. А страдают в первую очередь дети, поэтому именно их мы и взяли под контроль. У нас нет "боевиков", которые могли бы наказать, но мы знаем и другие законные способы воздействия на абьюзера. После нашего вмешательства вряд ли они руку еще раз поднимут на кого-то, — делится председатель комитета.

На вопрос о реагировании на подобные случаи со стороны правоохранительных органов Сергеенко отвечает:

— В Мордовии достаточно открытая система МВД. На обращения реагируют нормально, строго руководствуются нормативно-правовой базой. Но бывает так, что сама система сковывает руки так, что и помочь никак невозможно. Здесь, в Мордовии, МВД работает очень строго в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами. Если есть закон, они соблюдают каждую букву закона. Если нет состава правонарушения, нет четкого разъяснения, то они рекомендуют пострадавшим обратиться к общественникам. То есть их полноценной работе мешают пробелы в законах, регулирующие степень ответственности насильника.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

XS
SM
MD
LG