Ссылки для упрощенного доступа

В Татарстане средняя сумма штрафа за насилие в семье — 5000 рублей


Перформанс против домашнего насилия в Санкт-Петербурге в июне 2016 года

В сентябре 2018 года Анну Овчинникову убил ее же муж Александр Ануфриев. Мужчина задушил девушку на глазах детей, после чего закопал ее тело. Перед этим на протяжении нескольких дней она обращалась за помощью в полицию Чебоксар, но силовики не отреагировали на эти сообщения. Карантин привел еще к большему росту случаев домашнего насилия. Противостоят ли власти этому; защищают ли они потенциальных жертв?

Весной 2020 года вся планета столкнулась с пандемией коронавируса — по оценкам экспертов, на карантине находились 3,38 миллиарда человек (43% населения Земли).

Члены семей были вынуждены находиться в стесненных пространствах своих домов, и хорошо, если условия проживания позволяли им находиться в разных комнатах. Большинство людей не имели подобной роскоши.

Очевидно, что совместное "заточение" привело к росту актов домашнего насилия — о чем предупреждали, например, спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич.

Во многих странах (Франция, Китай, Турция и т.д.) по прошествии месяца полиция отрапортовала о значительном увеличении таких случаев. После этого власти многих государств усилили меры по защите пострадавших и потенциальных жертв. Среди таких мер — выделение из бюджета дополнительных денег на работу "горячих линий" и НКО, рекламная кампания, призывающая сообщать о фактах насилия, внедрение системы кодовых слов в магазинах для подачи сигнала о помощи.

Если Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова (основываясь на данных НКО и СМИ) констатировала более чем двукратный рост жалоб на домашнее насилие ( с 6 054 в марте до 13 000 в апреле), то МВД России заявили о сокращении количества зарегистрированных случаев на 9% по сравнению с апрелем 2019 года.

Также весной 9 неправительственных организаций, работающих в сфере домашнего насилия, направили письмо в адрес премьер-министра РФ Михаила Мишустина с конкретными предложениями по защите пострадавших в период самоизоляции. Например, (1) обеспечить наличие достаточного количества убежищ и организаций, временно используемых в качестве убежищ (тех же гостиниц); (2) публично осудить домашнее насилие и распространить информацию о доступных услугах на федеральном и региональном уровнях; (3) дать указание офицерам полиции, находящимся на дежурстве, своевременно реагировать на домашнее насилие и обеспечивать безопасность жертв и т.д. Документ был перенаправлен в МВД России, откуда пришел сухой ответ — мол, работа ведется в соответствии с действующим законодательством.

Затем ряд депутатов Госдумы (в том числе один из авторов законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина) обратились к вице-премьеру Татьяне Голиковой с подобной же просьбой. В результате зампред правительства поручила МВД, Минздраву, Минтруду, Минюсту, Минкомсвязи и Роспечати проработать инициативу парламентариев, однако информации о каких-то принятых решениях спустя полгода в публичном доступе нет.

При этом еще 31 марта 2020 года, то есть на старте ограничительных мер в стране, Правительственная комиссия по предупреждению преступлений, возглавляемая министром внутренних дел РФ, сформулировала рекомендации для федеральных и региональных властей со сроками их внедрения и представления отчетности.

В частности: МВД России рекомендовали рассмотреть возможность сбора дополнительных статистических данных о преступлениях в области семейных отношений и результатах работы полиции по их предупреждению (до 01 декабря 2020 г.); Минтруда России — проанализировать работу региональных социальных служб в отношении жертв насилия в семье, включая кризисные центры для женщин и НПО, применяющие эффективные модели предупреждения домашнего насилия (до 01 июня 2020 г.); Минздраву России — рассмотреть возможность ускорения процедуры судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений; региональным министерствам (управлениям) внутренних дел — возбуждать уголовные дела о нанесении побоев, если для этого есть основания; информировать граждан о кризисных центрах для женщин.

В конце апреля депутат Госдумы Оксана Пушкина утверждала, что "ни в одном из регионов не принято соответствующих мер, вместо этого продолжают поступать звонки с криками о помощи". Общественники подчеркивают, что и спустя полгода видимых изменений в связи с постановлением Правительственной комиссии в работе чиновников и силовиков не обнаружено.

Согласно данным Управления судебного департамента при Верховном суде Татарстане, в республике за 6 месяцев 2020 года 44 человека были привлечены к уголовной ответственности по делам о семейно-бытовом насилии (из них почти треть по статье "Истязание" — 14). 15 из 20 человек, осужденных по статье "Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию", не имели постоянного источника дохода или были неработающими.

В целом, в 2019 году по такой категории дел уголовное наказание получили 135 человек.

Что касается административных правонарушений ("Побои"), то за половину этого года суды рассмотрели 56 дел и привлекли к ответственности 24 человека. В 22 случаях виновным назначали штраф в 5 тысяч рублей — минимальная планка по ст. 6.1.1 КоАП РФ.

За весь прошлый год было рассмотрено 324 дела, 174 человека были привлечены к административной ответственности, а средний размер штрафа составил 5,5 тысяч рублей (151 случай).

Любопытно, что после декриминализации побоев, по итогам 2017 года, татарстанские суды рассмотрели 1025 дел и назначили административное наказание 675 лицам. Общая сумма штрафов составила более 3 миллионов рублей (в среднем, по 5672 рубля).

При этом начальник полиции МВД Татарстана Алексей Соколов заметил, что период самоизоляции не повлиял на рост насилия в семье. В свою очередь, прокурор республики Илдус Нафиков открыто говорил о существенном росте: в марте на 16%, в апреле — на 20,8%. По итогам полугодия рост фактов домашнего насилия в отношении несовершеннолетних составил 21,2% — то есть этот уровень выше общего.

Печальную ситуацию подтверждают и публикации в СМИ, где регулярно выходят материалы о новом случае издевательств над близкими со стороны домашнего тирана.

Так, в сентябре жителя Набережных Челнов Андрея Козырева приговорили к 9 годам лишения свободы за смерть жены. Трехлетняя дочь пары видела, как после расправы папа оттирал тряпкой кровь с избитой мамы и со стен в квартире. В октябре Верховный суд республики поставил точку в деле росгвардейца Марата Сахапова, который получил 9,5 лет строгого режима за убийство своей девушки — он сначала избил ее, а потом выбросил с пятого этажа дома.

Сейчас, когда надвигается вторая волна коронавирусной инфекции, важно принять все необходимые меры для защиты жертв домашнего насилия. В период самоизоляции пострадавшим сложнее обращаться за помощью, поскольку лица, применившие к ним силу, постоянно находятся рядом. К тому же падение материальных доходов привело к повышению тревожности и дестабилизации эмоционального состояния людей, что также является одной из причин издевательств над тем, с кем живут.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG