Ссылки для упрощенного доступа

Арест ректора — не победа. КФУ после Ильшата Гафурова


Экс-ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров

22 декабря 2021 года решением Басманного суда Москвы ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров был арестован на два месяца по обвинению в подстрекательстве к убийству. Искандер Ясавеев, преподававший в КФУ и вынужденный уйти из вуза в 2015 году после публичной критики ректора, объясняет в своей колонке, почему он не рад задержанию и аресту Гафурова.

Я удивлен радостной реакции многих моих коллег и знакомых на задержание и арест Ильшата Гафурова. Новости о задержании, фотографии и видео, на которых ректор КФУ находится в наручниках и за решеткой, — еще одно пятно на репутации альма-матер. Мне дорог Казанский университет, и я испытываю сожаление, а не радость по поводу происходящего с ректором.

Мое мнение о том, что Ильшат Гафуров не подходит для позиции ректора КФУ, не изменилось. Он относится, на мой взгляд, к "манипулятивному" типу людей, описанному в известной книге Теодора Адорно и его коллег об авторитарной личности, и это самый неподходящий тип для руководства университетом.

Гафуров не принимал ценности академической культуры и уничтожил свободу слова и самоуправление

Как пишут Адорно и его соавторы, для людей, относящихся к "манипулятивному типу", весь мир разделен на пустые, схематичные, административные поля. У них почти полностью отсутствуют эмоциональные связи, они рассматривают всё и всех как объект для управления, манипулирования, понимания по собственным теоретическим и практическим шаблонам. Трезвый ум, совмещенный с почти полным отсутствием каких-либо аффектов, делает их самыми опасными и безжалостными из всех. Поскольку они всё видят глазами организатора, они предрасположены к тотальным решениям. Противопоставление своей и чужой групп становится принципом, по которому абстрактно делится весь мир. Единственным моральным свойством, которое в глазах таких людей имеет большое значение, является лояльность (Адорно Т. и др. Исследование авторитарной личности. М.: Серебряные нити, 2001. С. 291–295). Узнаваемый портрет, не так ли?

Гафуров не принимал ценности академической культуры и уничтожил свободу слова и самоуправление, которые существовали в Казанском университете до его прихода.

При нынешней практике назначения ректоров федеральных университетов правительством России никто не может быть уверен в том, что следующий назначенец будет лучше Гафурова

О том, каким образом Ильшат Гафуров управлял Казанским федеральным университетом, можно судить по применявшимся им способам достижения цели, поставленной Владимиром Путиным в 2012 году: "вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов".

Одним из показателей, влияющих на рейтинг университета, является число научных статей его сотрудников, учитываемых международными базами данных. Ильшат Гафуров и его приближенные, нисколько не заботясь о репутации КФУ, интересах науки и разумном расходовании бюджетных средств, попросту "купили" необходимое число публикаций в иностранных журналах-хищниках — псевдонаучных "мусорных" журналах, размещающих за определенную плату статьи, которые, как правило, не имеют никакой научной ценности. Процитирую доклад Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований "Иностранные хищные журналы в Scopus и WoS: переводной плагиат и российские недобросовестные авторы":

"Отдельного упоминания заслуживает Казанский федеральный университет, где к требованию повысить публикационную активность подошли максимально формально и механистически, начав официально размещать на сайте госзакупок тендеры на публикацию статей в платных хищнических журналах и соответствующие посреднические услуги (суммы исчислялись десятками миллионов рублей). На Казанский федеральный университет (КФУ) приходится более 1/5 всех публикаций в иностранных журналах-хищниках".

Однако арест Гафурова не меняет ничего в практике назначения ректоров российских университетов, включая КФУ. Именно порочный принцип назначения, а не выборности ректоров, сделал возможным появление Ильшата Гафурова на посту руководителя Казанского федерального университета. Я уверен, что если бы ректор КФУ выбирался общим собранием профессорско-преподавательского состава, инженеров и лаборантов и выборы были бы прозрачными, открытыми и демократическими — со свободным выдвижением кандидатов, представлением ими программ развития университета и дискуссией, то ни в 2010 году, ни в 2015, ни в 2020 Ильшат Гафуров не стал бы руководителем университета.

Арест Гафурова не меняет ничего в практике назначения ректоров российских университетов, включая КФУ

При нынешней практике назначения ректоров федеральных университетов правительством России никто не может быть уверен в том, что следующий назначенец будет лучше Гафурова. Предполагаю, что это вновь будет человек, чуждый Казанскому университету и академической культуре, но прекрасно умеющий выстраивать выигрышную коммуникацию с властью, демонстрировать лояльность и "осваивать средства".

Настоящей победой академического сообщества и всех тех, кто заинтересован в развитии российских университетов, включая Казанский, будет переход от назначения ректоров президентом России, правительством РФ и учредителем к выборам их профессорско-преподавательским составом и научными сотрудниками. Именно к этому и следует, на мой взгляд, стремиться, а не радоваться аресту одного назначенца и ждать следующего.

Что касается отношения к нынешнему положению Ильшата Гафурова, то любое серьезное преступление и наказание за него — это несчастье для всего общества, а не только для тех, кто стал жертвами преступления, совершил его и был наказан. Кроме того, вина Ильшата Гафурова не установлена приговором суда. И ни Гафуров, ни кто-либо другой, за исключением людей, опасных для окружающих, не заслуживает такого обращения, которому подвергается ректор КФУ в настоящее время. Я имею в виду использование наручников, заточение в клетку в зале суда и арест. Неужели кто-то всерьез предполагает, что ректор университета попытается бежать или применит физическое насилие? Современные российские практики отношения к задержанным, подозреваемым и обвиняемым являются отсталыми и бесчеловечными.

Следователи, судя по объему уголовного дела (СМИ сообщали о трех томах, с которыми знакомились ректор и его адвокат перед заседанием суда о мере пресечения), собрали все материалы, которые считают необходимыми для доказательства вины Ильшата Гафурова. Почему нельзя в таком случае ограничиться домашним арестом до суда? Помещение в следственный изолятор должно быть крайней мерой — только для тех, кто представляет физическую опасность для окружающих.

В будущей России, о которой, я уверен, мечтают многие, университеты будут свободными и самоуправляемыми, а уголовная политика — не репрессивной.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (64)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG