Ссылки для упрощенного доступа

Русь и Орда: разные взгляды на одну историю


Открытие выставки "Золотая Орда и Черное море", Казань, Татарстан, 2 апреля 2019 г. Архивное фото

Колумнист Харун Сидоров рассуждает о том, почему украинцам не следует называть нынешнего агрессора в лице России Ордой. Эксперт приводит исторические примеры, подтверждающие несостоятельность такого сравнения, а также указывает на ошибочность такого подхода, если украинцы хотят поддержки завоеванных Москвой ордынских потомков в борьбе против империи.

Российско-украинская война пробуждает к жизни образы, иллюстрирующие конфликт различных исторических нарративов. Как показал отклик на интервью с Михаилом Эпштейном, опубликованный на телеграм-канале "Idel.Реалии", одним из них является противопоставление Руси и Орды. Другими примерами национально-исторической мобилизации в этой войне являются противопоставление Киевской Руси — Московии и "Мокшании", понятные психологически, но также нуждающиеся в критическом рассмотрении.

Русь против Орды: киевский и московский взгляды

Если взгляд на Орду изнутри российского исторического нарратива может быть неоднозначным, то для Руси-Украины, то есть, Украины, осмысляющей себя наследницей Киевской Руси, двух точек зрения на эту проблему быть не может. Батыево нашествие не только смело цивилизацию Киевской Руси, привело ее территорию к запустению на много десятилетий и отбросило ее в развитии. Его следствием была утрата Киевом роли геополитического центра пространства между Балтийским и Черным морями и его подчинение новым центрам, будь то Вильнюс, Варшава или Санкт-Петербург.

Если это нашествие привело к утрате "малой Русью", своего центрального положения среди "руських земель", то тому, что называлось "великой Русью", но изначально имело смысл окраины Руси, оно позволило претендовать на центральное, главенствующее среди "всея Руси" положение.

Отсюда и не лишенные смысла гипотезы ряда историков, о том, что часть "руських князей" изначально находилась в сговоре с Батыем, направляя его удар на центры своих конкурентов и выводя из под него свои. Так или иначе, но в итоге князья земель северо-восточной Руси приняли подчинение и ярлыки от ордынских ханов, а из остальных княжеств именно Московское в итоге превратилось в тот центр, который подчинил себе все северо-восточные земли. Дальнейшее известно — на фоне упадка и разобщения самой Орды ее московским выученникам удалось сперва сбросить с себя зависимость от ханов, а затем завоевать Казанское и Астраханское ханства. Это ознаменовало превращение северо-восточноевропейского Московского княжества в евразийское Московское царство, которое в советских учебниках по истории называлось "Российским многонациональным государством".

Далее, согласно мейнстримной российской историографии начинается борьба окрепшей "Великой Руси", то есть Московского царства, за "воссоединение" с "Малой" и "Белой" Русью, то есть, с Украиной и Беларусью. Что стало возможно уже в результате создания в XVIII веке Российской империи и поглощения ею всех этих земель.

При этом пребывание земель юго-западной Руси (Беларуси и Украины) в составе сперва "Литвы", а затем "Польши" в российской мейнстримной историографии представляется как "польско-литовское иго". Меж тем, полным названием первой было "Великое княжество Литовское, Руськое и Жемойтское", ее государственным языком была староукраинская и старобелорусская "руська мова", а большинством ее населения и немалой частью знати (шляхты) были "русины" — насельники земель юго-западной Руси.

Что касается второй, с XVI века включившей в себя первую, то официально она называлась "Речью Посполитой", то есть просто "Республикой", а по своей сути были федерацией шляхты всех основных ее народов, включая и "руську шляхту". Погубило же это геополитическое образование обострение религиозных противоречий, толкнувшее православную шляхту и казачество к союзу с единоверным Московским царством. Очень скоро они разочаровались в этом союзе, но это была уже другая история — история борьбы украинцев за национальное освобождение от Российской империи.

Таким образом, именно Батыево нашествие и установление ордынского владычества над частью "руських земель" привели к превращению Москвы в геополитический центр североевразийского пространства, лишив Киев роли центра балто-черноморского пространства.

Малоросская изнанка Российской империи

В условиях тотальной войны пробуждение архетипа "Русь против Орды" является для Украины бесспорным способом национальной мобилизации. Но надо понимать, что хотя "Орда" (при Батые она еще не сформировалась) и была древним врагом Киевской Руси, имперская Россия, являющаяся врагом Украины три последних столетия, никакой Ордой не является.

Унаследовав геополитические активы и некоторые государственные традиции Орды, Москва как новый геополитический игрок утверждалась на антиордынской идеологической основе, вытесняя в подсознательное травму многовекового коллаборационизма со своим завоевателем. Отныне Москва вела последовательную политику уничтожения остатков Орды, начиная поглощением Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, продолжая ликвидацией союзного Касимовского ханства и заканчивая уничтожением Крымского ханства.

А вот у западной Руси в составе сперва Литовско-Руського княжества, а затем и Речи Посполитой отношения с Ордой и постордынскими государствами были не такими однозначными. Ордынские воины бились на стороне Литовско-Руського княжества в Грюнвальдской битве, Вильнюс периодически заключал союзы с ордынскими ханами и принимал у себя тех из них, кто подвергался опале, а Речь Посполитая вступала в союз с Крымским ханством, так же, как и запорожские казаки.

Не является имперская Россия и Московией, которой ее часто называют украинцы. Напротив, как заявил в своей полемике с режиссером Сокуровым петербуржец Путин, в Московию Россию мечтает превратить НАТО. И его логика понятна, ведь еще в 2012 году он писал, что "историческая — большая Россия — сложилась в своей основе в XVIII веке". То есть, тогда, когда перестала быть Московией. Именно тогда она была не только объявлена Российской империей, но и обрела новую столицу в Санкт-Петербурге и в целом перешла на западные формы государственного устройства.

Не Орда и не постордынская Московия, а именно такая "вестернизированная" Россия начала тотальное искоренение национальной политической субъектности и культуры украинцев с целью их переплавки в обычных русских подданных. В Московии же украинцев как раз считали другим народом — "черкасой". И как видно из трактатов Ордин-Нащокина, часть московского правящего класса вообще считала неблагодарным делом борьбу за Украину и не возражала против того, чтобы она находилась под властью Речи Посполитой.

Больше того, во многом именно "малороссы" стали агентами превращения постордынской Московии, существовавшей отдельно от Польши, Литвы и Западной Руси, в поглотившую их всех европеизированную Российскую империю. И не только те из них, кто стремился вовлечь ее в межконфессиональную распрю в Речи Посполитой, но и те "церковные просветители" вроде Феофана Прокоповича, которые приняли активное участие в культурно-религиозной реформации Московии изнутри.

В начале XX века "малороссы" составляли большинство членов русских имперско-монархических организаций, а их политическим центром были не Санкт-Петербург или Москва, а Киев. Огромный вклад украинцы внесли и в развитие СССР, а после смерти Сталина именно выходцы из Украины возглавляли его больше, чем кто-либо. Возможно не только геополитические соображения, но и понимание этой этнодемографической подкладки Российской империи позволили американцу польского происхождения Бжезинскому сформулировать свою максиму: "Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же Россия автоматически превращается в империю".

Но невозможно игнорировать то обстоятельство, что активными проводниками этого имперского превращения и раньше были, и по сей день остаются многие "малороссы", то есть проимперские этнические украинцы. Таким людям претит идея не только независимой Украины, но и России, "отброшенной к границам Московии" и довольствующейся ими. Поэтому сторонникам идеи "Русь против Орды", обращающим внимание на тюркские, кавказские или монгольские фамилии в списках убитых и плененных российских солдат, стоит заметить, что украинских фамилий среди них ничуть не меньше.

Русь-Украина и постордынские народы

Понятно, что в нынешней ситуации украинцам, воюющим за свое национальное выживание, не до тонкостей историографии, и в ход идет любое оружие, которым сподручнее бить врага. Но также очевидно, что в будущем окончательная ликвидация угрозы реваншизма, заключающейся в стремлении восстановить Российскую империю, будет возможна только если Киеву удастся установить продуктивные отношения с другими народами, заинтересованными в освобождении от нее. А в этом случае Украине понадобится выстраивать свои исторические нарративы так, чтобы они не мешали этой задаче.

Первым на это указал Боляень Сыресь, участник уже двух войн за Украину, одновременно являющийся эрзянским главным старейшиной и сопредседателем организации "Свободный Идель-Урал". В одном из своих текстов он обратил внимание на то, что народ мокша, именем которого многие украинцы сегодня презрительно называют своих российских врагов, ничего плохого Украине не сделал, а сам был колонизирован, кстати, при участии малорусских церковных деятелей.

В будущем Орду и ордынство в качестве жупелов украинцам тоже следовало бы использовать аккуратнее. Понятно, что у тех, кто ощущает себя наследниками Киевской Руси, память о Батыевом нашествии пробуждает архетип абсолютного врага. Но для ряда народов, с которыми продуктивной украинской политике потребуется иметь дело, торгово-городская цивилизация Орды, созданная уже после завершения эпохи завоеваний Чингисхана и Батыя — важная часть их исторического наследия и самосознания. У каждого из таких народов, в частности, татар, башкир, ногайцев, уже не говоря о живущих в отдельных государствах казахах и узбеках, своя специфика отношения к Орде. Больше того, иногда оно может вызывать споры внутри одних и тех же народов, как происходит у татар между "булгаристами" и "татаристами".

Тем более оно неоднозначно у тех народов, которые сами будучи ордынскими осколками, сейчас являются органической частью воссоздающегося пространства Речи Посполитой — не одной Польши, но еще и Литвы и Украины, которые учредили в 2020 году Люблинский треугольник. Речь идет как о польско-литовско-белорусских, так и о крымских татарах, веками живущих в этих странах, и ассоциирующих себя с этим геополитическим проектом.

Русские: антиордынский соблазн и ордынская травма

Отдельно стоит остановиться на противопоставлении Киевской Руси Орде теми русскими оппозиционерами, которые сейчас готовы принять Киев, а не Москву как "мать городов русских".

Любую поддержку Украины в ее освободительной борьбе можно только приветствовать, как и отмежевание думающей части русского общества от политики и идеологии "Русского мира". Но важно, чтобы избавление от химер имело последовательный характер, а не сводилось к перекраске или перелицовке российского империализма с сохранением его сущностных установок, да еще и перенесением его грехов на других. Именно таким переводом стрелок является возложение ответственности за политику "исторической России", воссоздаваемой Путиным, на пресловутых "бурятов" и "кадыровцев", представляя "государствообразующий народ" лишь невинной жертвой "Орды".

Власть Орды над русскими закончилась полтысячелетия назад, и с тех пор антиордынские нарративы русской историографии использовались для обоснования строительства и расширения той империи, которой сегодня противостоит Украина. Это не значит, что русским вместо травматического антиордынского нарратива надо принимать садомазохистский ордынский, как предлагают "евразийцы", считающие, что русским следует признать себя продолжателями Орды. Это значит, что русским следует отрефлексировать истинную сущность травмы, порожденной ордынским периодом истории, которая заключается не в давно преодоленном завоевании "кочевниками", а в закрепленном в тот период характере русской власти.

В этом контексте важно понимать разницу между устройством самой Орды, внутри которой власть ханов ограничивалась родоплеменными отношениями, и абсолютным характером, который приобрела власть русских князей над русскими землями с тех пор, как ханский ярлык позволил им не оглядываться ни на народные веча, ни на боярскую аристократию. Причем, пример Новгорода показывает, что там, где сформировалась и сохранилась иная политическая система, этому не помешала и выплата дани Орде. Поэтому проблема абсолютизма русской власти уже давно русская, а не ордынская, и русским демократам это надо честно признать, а не перекладывать ответственность за нее на чужие плечи.

Остается надеяться, что победа Украины в эпохальной исторической битве с агонизирующей империей приведет не к замене одних одномерных исторических мифов на другие, но к осмыслению истории и выстраиванию взаимоотношений народов Восточной Европы и Северной Евразии на новой основе.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (25)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG