Ссылки для упрощенного доступа

"Я понял, что в Украине идет война, когда там погиб мой брат"


Прощание с погибшими на войне в Украине. Архивное фото

На войне, которую начала Россия против Украины, продолжают гибнуть мужчины из Башкортостана и Татарстана. Среди пленных часто встречаются юноши татаро-башкирского происхождения. Родители и родственники погибших при этом не спешат говорить о жертвах этой войны, некоторые и вовсе боятся высказать хоть какое-то мнение.

Возвращение родного брата в цинковом гробу шокировало его: теперь он знает, что где-то льётся кровь и гибнут люди

3 апреля в Дюртюлях (город на северо-западе Башкортостана, находится в 124 км от Уфы) похоронили погибшего на войне в Украине уроженца Башкортостана, 33-летнего Ильфата Ахиярова. Цинковый гроб остался нераскрытым. Родственники не видели его тела, однако руководство военной части "успокоило" их: якобы по сравнению с другими Ильфат "более узнаваем". У мужчины осталась жена, ребенок и младший брат Ильгиз. Родителей нет: в 2012 году умерла мать, а в 2013-м и отец.

Ильгиз легко соглашается на беседу с нами, потому что считает, что о его брате должны знать люди. Он тяжело переживает потерю, но находит в себе силы говорить. До этого Ильгиз думал, что война в Украине далеко — и его никак не коснется. Но возвращение родного брата в цинковом гробу шокировало его: теперь он знает, что где-то льётся кровь и гибнут люди.

Ильгиз Ахияров (слева) со старшим братом Ильфатом, который погиб на войне в Украине
Ильгиз Ахияров (слева) со старшим братом Ильфатом, который погиб на войне в Украине

— Я работаю в Сибири, на вахте. Там нет времени смотреть какие-то новости, плохо работает интернет, есть только телевизор. Да, я знал, что что-то происходит, хотел, чтобы всё поскорее кончилось и успокоилось, и продолжал работу. Я не думал, что это приобретёт такой большой масштаб. И брат ничего не сказал, — рассказывает Ильгиз. — С Ильфатом мы так нормально и не встретились. Когда он был в отпуске, я был на вахте, когда я возвращался в Дюртюли, он уходил на работу или в командировку. В последний раз разговаривали 28 февраля. Его телефон был выключен. Тихонько звонил с чужого телефона. Сказал, что он в Брянске — на границе. Я спросил, на войне ли он — ответил, что нет. Не волнуйся, сказал, что всё нормально, спросил, как у меня дела, на этом беседа закончилась. Я ничего не понимал. Он не сказал, что находился "там". И его жена тоже не знала. Она разговаривала с ним в последний раз 20 марта. Такой же короткий разговор: "Я жив, всё хорошо". Где он — ни слова не сказал.

Нам нужно было как можно скорее вернуть его останки. Чем раньше похоронишь мусульман, тем лучше. Было трудно.

По словам Ильгиза, его брат погиб 25 марта от попадания снаряда. Это написано в свидетельстве о его смерти. Ильгиз разговаривал с представителями военкомата и с военнослужащими, которые служили вместе с братом. Пока большинство из них находится в госпитале в тяжелом состоянии.

— Я прочитал свидетельство о смерти, там всё подробно написано. Его жизнь оборвалась 25 марта в селе Вишневка Прилукского района Черниговской области. Рядом взорвался снаряд. Нам сообщили 31 марта. Ждали окончания экспертизы. Как пояснил военный комиссар, смерть брата признали быстрее, чем других. У других ситуация иная. Нам нужно было как можно скорее вернуть его останки. Чем раньше похоронишь мусульман, тем лучше. Было трудно. Из Екатеринбурга в Уфу, потом в Дюртюли, — рассказывает он. — Гроб не вскрыли, он не подлежит вскрытию. На похороны пришло много людей. Было много полиции, говорили, что нужно беречь могилу от вандалов.

Ильфата Ахиярова похоронили 3 апреля
Ильфата Ахиярова похоронили 3 апреля

Ильгиз вспоминает, что брат любил военное дело. После армии он добровольно подписал контракт. Он не связывает это с безработицей в Башкортостане (много мужчин в республике ездят в Сибирь на добычу нефти и газа, как и сам Ильгиз). На основе кредита, выдаваемого военнослужащим, он получил квартиру и машину в Демском районе Уфы — военная служба позволяла ему жить в достатке. "Было спокойно. После окончания первого контракта 7-8 месяцев провел на другой работе, но разочаровался, после чего снова ушел на военную службу. Если контракт закончился бы, он бы продлил его", — объясняет Ильгиз.

Он не может объяснить причины кровопролития в Украине. Но все же говорит: "Там ведь правят нацисты, фашисты". Ильгиз говорит это по-русски, объясняя это понятиями (хотя мы общались с ним на татарском): "Против нацизма, чтобы не было последствий. Я не поддерживаю и не против". На вопрос "Что, все нацисты?" отвечает так: "Нет, не все, но у руководства они есть". Он не может назвать имена, но считает, что люди в руководстве Украины совершают неверные действия.

Пускай российские войска из Украины не выводят, пока не закончат начатое. Надо завершить начатое. Тогда за что умер мой брат? А другие?

Ситуацию в Украине Ильгиз оценить не может. Говорит, что политику трудно понять. Однако он делает вывод, что война "не так уж и бесполезна", и подчеркивает, что Россия должна достичь поставленной цели.

— Я думал, что это не в таких уж больших масштабах. Когда меня лично коснулось, понял. Я не могу сказать, что эта война бесполезна. Если погибло столько людей — в Башкортостан ведь вернулось много гробов — пускай [российские войска из Украины] не выводят, пока не закончат начатое. Это мое личное мнение. Надо завершить начатое. Тогда за что умер мой брат? А другие? На полпути останавливаться нельзя, — констатирует Ильгиз.

Если война продолжится, то есть риск увеличения жертв не только среди военных, но и среди мирных жителей. На это Ильгиз отмечает, что "никто не знает, что там происходит". И добавляет: "Нам объясняют, что Украина сама стреляет по своим. Украина говорит о России как о убийце. Ничего не известно". Несмотря на свои же слова о том, что "никто не виноват и никто не прав", Ильгиз с полной уверенностью говорит: "Коридоры для беженцев закрывает Украина".

"В городке Буча жили такие же люди, как и в Дюртюлях, но из-за войны погибли мирные жители. Видели фотографии?", спрашиваем мы. Он оказался не в курсе случившегося: "Я не сижу в Telegram-каналах". Оказалось, что в Сибири "Яндекс. Новости" плохо работали из-за нестабильного интернета, поэтому он смотрел новости по российскому телевидению. Ильгиз добавляет, что "от войны страдают простые люди, да, но чтобы они не пострадали еще больше, необходимо уничтожить режим".

Ильгиз не знает о том, какую компенсацию Минобороны России обещало выплатить за смерть его брата. Все документы у жены погибшего Ильфата. "Я не интересовался, мне это не важно, брата-то всё равно уже нет", — резюмирует он.

Оригинал материала: Радио Азатлык

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (10)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG