Ссылки для упрощенного доступа

"Они Zа Vойну!" Уроженец Саратовской области собирает базу данных директоров школ и детсадов, использующих детей в Z-акциях


Дмитрий Цибирёв. Архивное фото

36-летний уроженец Саратовской области, экс-координатор местного штаба Алексея Навального (признан в России "экстремистской организацией", его деятельность запрещена) Дмитрий Цибирёв в конце апреля запустил в Telegram проект "Они за войну". В нём активисты собирают и публикуют информацию о директорах школ, детских садов и других учебных заведений, которые использовали детей в публичных мероприятиях в поддержку войны в Украине. В интервью "Idel.Реалии" Цибирёв рассказал о цели проекта, люстрациях, этичной стороне этой базы данных и ответил на вопрос, можно ли сравнить это с доносами.

В 2021 году Дмитрий Цибирёв покинул Россию — после того, как завели уголовное дело на экс-координатора Штаба Навального в Башкортостане Лилию Чанышеву. Сам Цибирёв —​ фигурант "санитарного дела" в Саратове.

— Какая цель вашего проекта? Для чего он сейчас нужен?

— Возможно, прямо сейчас он не так нужен. Просто сейчас большой кладезь этой информации — на мой взгляд, вопиющего морального преступления, когда учителя и директора школ, учебных заведений буквально насилуют детей, заставляя их участвовать в этих ритуалах поддержки настоящей войны. Это ужасно. Как мне кажется, они в первую очередь нарушают статью 149 Уголовного кодекса ("Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них либо принуждение к участию в них"), принуждая детей участвовать в этих массовых мероприятиях, плюс нарушают закон "Об образовании".

Я считаю, что они, согласно даже путинским законам, должны понести ответственность. Даже если это не так, этот список в дальнейшем можно рассматривать в качестве списка для люстраций; для родителей, которые выбирают школу для своих детей. Если бы у меня были дети и была возможность выбрать учебное заведение, я бы с опаской относился к тем, где директора так легко "продают" детей в угоду требованию начальника — например, из областной администрации. То есть цели достаточно размытые — каждый может эту базу данных использовать так, как посчитает нужным.

Согласно даже путинским законам, должны понести ответственность

Лично я как инициатор проекта хотел бы добиться как минимум административного наказания для этих директоров, отстранения их от занимаемых должностей, от работы с детьми. Наверное, прямо сейчас добиться этого вряд ли будет возможно, но перемены в стране всегда могут наступить, в том числе достаточно неожиданно — и эта база данных была бы удобно в этом случае.

— Перед выборами президента России в 2018 году вопрос люстраций активно обсуждался. И тогда, насколько я помню, обсуждались люстрации в отношении тех, кто принимает решения: на муниципальном, региональном или федеральном уровнях. Вы считаете, что люстрации должны распространяться и на директоров, завучей учебных заведений?

— Люстрация — наверное, слишком общее понятие, которое предполагает отстранение от занимаемой должности из-за связей или работы на предыдущую власть. Я отдаю себе отчет, что эти директора школ действуют не по своей инициативе, они — люди подневольные — выполняют приказы из областного, городского правительства, из минобразования. Им спускают разнарядки на это действие. Многие учителя проводят эти ритуалы без детей — они самостоятельно берут в руки плакаты с этой новой свастикой в виде буквы Z, поют нелепые песни. И, я думаю, это не заслуживает никаких люстраций, но это, безусловно, характеризует человека, его компетентность, самостоятельность, уровень морали. Но это не повод для люстраций.

Они самостоятельно берут в руки плакаты с этой новой свастикой в виде буквы Z, поют нелепые песни

А использование детей в этих мероприятиях — это буквально "торговля" этими детьми. То есть чиновник из администрации требует от директора совершить некий акт поддержки войны в Украине, но вряд ли "спускает" буквальные методички, как это нужно сделать: какого размера должен быть плакат, что на нем должно быть написано. Это уже инициатива местных учителей и директоров. И когда они прибегают к использованию детей в этом мероприятии, то это не просто аморально, это буквально нарушение действующего законодательства.

И поэтому это не совсем люстрации — это просто люди, которые нарушают законодательство, используя детей против их воли. То есть одно дело использовать студентов — людей взрослых и самостоятельных, а другое — несовершеннолетних детей. Ведь для них неразличимы распоряжения учителя: решить контрольную или встать с какой-то бумажкой с нарисованной буквой Z.

— Как к вам пришла идея этого проекта?

Бывшие дети, которые родились, учились при Путине, которые на протяжении этих лет впитывали военную пропаганду, сейчас срочниками воюют в Украине, умирают

— Я в своей жизни один год работал учителем в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей, заменял учителя информатики в период декретного отпуска. К моему большому сожалению, спустя примерно пять лет школа с тем же, как мне тогда казалось, приличным руководством, любящим детей, превратилась в этих же пропагандистов, которые используют даже слабовидящих детей. Они, как и любые дети, слабо отдают себе отчет в том, чем их заставляют заниматься учителя. Меня лично это очень задело. У меня детей нет, но я понимаю, что они — будущее нашей страны. Бывшие дети, которые родились, учились при Путине, которые на протяжении этих лет впитывали военную пропаганду, сейчас срочниками воюют в Украине, умирают. Я не очень хотел бы, чтобы современные пятиклассники и другие ученики через много лет пошли на очередную войну, потому что в школе им об этом рассказывали.

Мой проект — это какой-то способ борьбы, очистки школы. Система образования у нас находится не просто в упадке, ее нужно полностью реформировать — и неплохо было бы начать вот с таких продажных и беспринципных директоров и учителей.

— Не должны ли этим заниматься родители тех детей, которые участвуют в этих акциях?

Ветеранов Великой Отечественной войны эти дети и учителя, скоре всего, будут вспоминать с плакатами с буквой Z

— Безусловно, это так. Я уверен, что в большинстве случаев с родителями никто никак не советовался. Ведь процедура согласования этих мероприятий никак не предусмотрена. Это частная инициатива учителей или директоров. То есть ни заранее, ни после с родителями это никак не согласовывается. Никто не спрашивает разрешения. А когда родители видят своих детей на фотографиях, то они, конечно, недовольны, но никто не решается высказать какую-то претензию, потому что боятся проблем для детей.

Сейчас — к 9 мая, ко Дню Победы — будет новая волна такого рода мероприятий, которая будет стилизована под поддержку ветеранов. Но ветеранов Великой Отечественной войны эти дети и учителя, скоре всего, будут вспоминать с плакатами с буквой Z. Это неприемлемо.

— Так если сами родители никуда не жалуются, ничего не делают, может быть, их это устраивает?

— Возможно, это так. Но я с этим не согласен. Я считаю, это огромная проблема, которую в первую очередь должны решать родители. Если они сейчас не готовы это делать, то я постараюсь им как-то помочь.

— Официальные российские власти и соцопросы говорят, что большинство поддерживает войну. Если это так, то для чего власти "спускают" эти разнарядки в учебные заведения, на ваш взгляд?

Если ты не готов сопротивляться чиновнику от администрации, покажи свою поддержку войны без детей

— Во-первых, и вы, и я прекрасно понимаем, что соцопросы во время войны — это не показатель. И то, что транслируется, настолько далеко от реальности, что брать их в расчет не имеет никакого смысла. Во-вторых, это понимаем не только мы с вами, но и те, кто эти соцопросы заказывает. Почему используют именно учителей и директоров школ? На протяжении многих лет те же самые учителя и директора занимались фальсификациями выборов. Все мы знаем, как эти выборы проходили. И я думаю, что разнарядки и давление администраций, которые использовались тогда, точно так же по той же схеме работают и сейчас.

Я не думаю, что есть какая-то цель использовать непосредственно директоров, учеников в этой поддержке — просто они используют те инструменты, которые есть в их руках. И здесь для директора и должен встать выбор: если ты не готов сопротивляться чиновнику от администрации, покажи свою поддержку войны без детей. А если уж ты вовлекаешь в это детей, то тут нарушение российского законодательства — и неплохо бы понести за это ответственность.

— А вы составляете топ регионов, в которых больше всего подобного рода мероприятий?

— Такую информацию мы пока не собираем. Мы находимся на этапе сбора информации. Выводы на основе этой базы данных мы будем делать, будем анализировать по регионам, по школам. Может быть, эти цифры покажут нам какую-то другую картину. ​

— Вы знаете, что сейчас в Рунете есть разные базы: "предателей Родины", "иностранных агентов", тех, кто за войну или против нее. Как вам кажется, этично ли составлять такие списки, как ваш?

Я знаю риторику, когда заходит разговор про репрессии 1937 года — дескать кто-то же написал эти семь миллионов доносов

— Это всего лишь списки, всего лишь данные. Я по образованию математик — и люблю и часто работаю с разными данными. Как использовать этот список — вот это уже вопрос морали и тот вопрос, который стоит обсуждать. А сам по себе список не несет ничего, кроме информации. Почему бы не объединить людей по какому-либо признаку и не опубликовать? Вот я объединил по признаку использования детей в пропагандистских провоенных акциях — и составил такой список. Как его использовать? Как я уже говорил, можно по-разному.

— Мы наблюдаем, как в России штрафуют людей за то, что они вывесили в окно или на балкон антивоенный плакат, флаг Украины. Чаще всего это происходит по звонку в полицию так называемых бдительных граждан. Все чаще стали говорить о доносах, временах сталинских репрессий. Ваш проект — это не то же самое, только с другого фланга?

— Да, это похоже. Мы, по сути, предлагаем другим гражданам точно так же писать доносы — в наш анонимный Telegram-бот. Можно сформулировать и так. Я знаю риторику, когда заходит разговор про репрессии 1937 года — дескать кто-то же написал эти семь миллионов доносов. Нет, это перекладывание с больной головы на здоровую.

Донос сам по себе — это просто бумажка. Сегодня это не донос, это сообщение о том, что мне показалось нарушением. Проблема здесь в другом — не в том, что кто-то пишет про флаг, вывешенный на балконе, а в том, что за это у нас предполагается наказание.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG