Ссылки для упрощенного доступа

"Час допроса с пристрастием". Как уезжающих из страны россиян проверяют на границе


Московский аэропорт "Шереметьево"

После начала "спецоперации" в Украине россиянам стало сложнее покидать Россию. Второго марта в Telegram был создан канал "Пограничный контроль с РФ 2022", участники которого рассказывают, с чем они столкнулись на выезде из страны. 58 человек пожаловались на то, что им устроили допросы с пристрастием. Еще 34 — на то, что их не только допрашивали, но и попросили разблокировать телефоны и внимательно изучали их содержимое, включая личную переписку. Четыре истории отъезда, а также комментарии юристов, насколько законны действия пограничников и "людей в штатском" — в материале Сибирь.Реалии.

Юлия, 47 лет:

— Семь лет назад умер мой отец и оставил нам в наследство квартиру. Умные люди посоветовали нам продать ее и купить квартиру в Турции, в Махмутларе. Мы так и сделали и не прогадали: с тех пор она выросла в цене в три раза.

В этом году мы собирались поехать на нашу "турецкую дачу" — мы так ее называем — в июне, когда у дочери начнутся каникулы. Но после начала войны решили: ничего страшного, если дочка пропустит четверть. Сохранить нервную систему важнее, а у меня она начала сдавать. У меня родная сестра в Чернигове, в подвале своего дома прячется, а ей прямо в окошко дуло танка смотрит. Сами представьте, как я себя чувствую.

Короче, плюнули на все и решили, что нужно сменить обстановку, пока я окончательно с ума не сошла. Взяли билет в Анталью через Москву. 12 марта вылетали из Домодедово. На паспортном контроле мы встали в разные окошки — мы с дочкой в одно, а муж в другое. Нас пропустили, задав всего один вопрос о цели поездки. А мужа тормознули и куда-то увели.

Я, конечно, в панике была. Спрашиваю, что случилось, а мне ничего не говорят. Наоборот, вежливо, но настойчиво так: "Пройдите на посадку". Что делать, мы с дочкой пошли. Я сразу за телефон и звонить, а муж не отвечает. Только когда он вернулся, выяснилось, в чем дело — когда я звонила, телефон у него уже забрали.

Муж рассказал, что на контроле у него спросили, кем работает. Он честно ответил, что в банке, в службе безопасности. И понеслось. Его сразу завернули и отвели в кабинет дополнительного контроля. Там сидели два человека в обычных костюмах, не в форме. Первым делом они забрали телефон и начали его шерстить. Я заранее почитала советы в чатах, мы подготовились и вычистили все подозрительное, особенно переписку с сестрой — мы там на эмоциях много чего наговорили, на пожизненное хватило бы. Выяснилось, что нельзя было все чистить, это была ошибка. Первый вопрос, который задали мужу: "Почему ты удалил все мессенджеры? Что ты хотел скрыть?" Именно в такой форме, сразу на "ты".

Муж растерялся, он ведь к подобным допросам не привык. Сказал, что дочка брала телефон поиграть и случайно все удалила. Те двое переглянулись, ухмыльнулись и началось. Вопросы посыпались один за другим. Чем именно занимаешься? Почему так часто бывал в Украине? Какие там родственники? Кем работает сестра жены? Где она сейчас? А ее муж? А он чем занимается? Как поддерживаете с ними связь? Что думаешь о спецоперации? Ходил ли на митинги? Высказывался или нет против действий российских войск? С какой целью едешь в Турцию? Собираешься работать на иностранные компании? Вернешься назад или бежишь из страны?

Муж пытался отвечать спокойно, но в итоге не выдержал, начал возмущаться. А ему говорят: "А что это ты так нервничаешь? У нас просто беседа, сидим, общаемся по душам". Ничего себе беседа, врагу такого не пожелаешь.

Думаю, нас спасло только то, что были обратные билеты. Когда муж об этом сказал, ему ответили: "Ну, билеты можно и сдать, это не доказательство". Потом забрали паспорт и велели ждать. Может, проверяли, правду он сказал про билеты или нет. Муж полчаса у двери этого кабинета просидел. Говорит, там еще несколько мужчин с нашего рейса сидели и тоже ждали. Наконец, вынесли паспорт, сказали: "Все, свободен, можешь идти на посадку".

Когда он с этим паспортом пришел, у него руки тряслись. Лицо, как бумага, белое, я испугалась, что будет инсульт. Хорошо, что у меня с собой успокоительное было. Выпил — и, вроде, полегче стало. Но все равно весь перелет молчал, говорить толком не мог. Только когда окончательно отошел, смог рассказать, как все было. Ему этот час допроса с пристрастием за вечность показался.

Вот так нас проводила Родина, за что ей огромное спасибо. Может мне кто-нибудь объяснить, что такого криминального мы сделали, просто решив отдохнуть от всего этого кошмара? За что с нами так? Мы ведь не террористы, не предатели, не бежим с тонущего корабля. Мы собирались просто съездить отдохнуть, а теперь, честно говоря, даже не знаю, стоит ли возвращаться. Еще даже военного положения нет, а над людьми так издеваются. А что будет, когда его введут? Сразу к стенке будут ставить при малейшем подозрении?

Артем Сапрыкин, 28 лет:

— Я улетал 15 марта в Армению через Москву. Многие мои друзья к тому моменту уже уехали, а я все никак не мог решиться. Но потом и мне стало понятно, что они правы, действительно нужно валить как можно скорее.

Главная причина — понимание, что у России нет будущего. Я осознавал это уже давно, но все откладывал окончательное решение. А с началом войны понял: ситуация в стране намного хуже, чем я думал. Повести войска на Киев может только безумец. А поддерживать это могут только конченые уроды. Когда я увидел результаты независимых опросов по поддержке Путина, мне стало понятно: с этими людьми мы не договоримся.

Кроме того, я программист, и это еще одна причина, почему я решил уехать. Перспектив в России у меня больше нет. С таким набором санкций на IT-отрасли в России фактически поставлен крест. У нее не будет развития, только стагнация, как и во многих других отраслях — машиностроении, транспорте, медицине и т.д.

Что меня ждет на вылете, я уже знал по опыту моих знакомых — им тоже устроили на границе тотальную проверку. Поэтому подготовился заранее: купил обратный билет — возвратный, разумеется, зашифровывал диски, все жестко удалил или перенес в облако. В общем, проследил, чтобы придраться было не к чему. Заодно пошутил — поставил на телефон приложение "Одноклассников" и забил его рецептами засолки капусты и ремонта своими руками.

В Уфе на паспортном контроле у меня сразу спросили род деятельности. Я не стал скрывать, что программист — нет смысла, это легко пробить. Тут же тормознули и сказали, что нужно пройти дополнительную проверку. Отвели к какой-то комнате, где уже сидела куча пограничников. Говорят: "Вот вам еще один айтишник". Один вышел и начал меня допрашивать.

Телефон я разблокировал и отдал без лишних слов. Он покопался в нем минут пять, ничего крамольного, разумеется, не нашел. Спросил, а где же Фейсбук? Говорю: "Так его же заблокировали, вот я и снес". Видно было, что он не поверил, но промолчал. А мою шутку с "Одноклассниками", похоже, оценил — как только открыл и полистал, сразу перестал дальше искать. Сказал: "Все с вами понятно". Но стандартные вопросы — куда лечу, зачем, как отношусь к событиям на Украине и т.д. — все равно задал. Последний вопрос меня просто убил. Этот упырь мне так по-собачьи, ласково в глаза заглядывает и говорит: "А Путина-то хоть любите?" Вот тут я завис. На остальные вопросы у меня заранее ответы были заготовлены, а такого я не ожидал. Говорю: "Я никого не люблю. Даже маму. И бабушку. Я вообще всех людей с детства не люблю. Мизантроп я. Родился таким, ничего с этим сделать не могу". На этом у него вопросы закончились.

Приказал выложить все вещи из рюкзака на стол. Этого я тоже не ожидал, у друзей только телефон и комп смотрели. Начал рыться — а там мои документы с апостилями. Вот тут я памперс поменял. Думаю, все, конец. Он подержал их в руках, просмотрел и говорит: "А обратный билет зачем покупал? Чтобы мы не догадались, что ты сбежать решил?". Почему-то именно на этом вопросе перешел на "ты". Я сделал покерфейс и решил стоять на своем: "Еду в незнакомую страну, мало ли что может случиться. Поэтому решил подготовиться к любой ситуации. Я всегда с собой все документы беру. А тем более сейчас, когда такая ситуация в мире сложная". Он, конечно, опять ни одному моему слову не поверил. Спросил, понимаю ли я, что в военное время меня посчитали бы предателем родины. Я ответил, что никого пока, вроде, не предавал. Он ушел и сказал ждать. Забрал все мои вещи и документы и унес в комнату.

Вышел только минут через 40. Я за это время в голове все сценарии прокрутил, вплоть до самых худших, с отсидкой. Но обошлось. Если бы хоть что-то нашли, то задержали бы как минимум по административке. Вещи вернули, конфисковали только роутер GSM/WiFi. Я спросил, почему? Ответили — "Он не может использоваться по личному назначению". Я спорить не стал — ок, подавитесь.

Но оказалось, это еще не все. В зеленом коридоре меня снова тормознули, спросили, сколько у меня с собой наличных. Я ответил, что ровно 10 тысяч, ни долларом больше. Спрашивают: "А рубли есть?" Я был уверен, что ограничения касаются только долларов, поэтому честно сказал, что да, тысяч 25 есть. И тут они заявили, что из страны можно вывозить только 10 тысяч долларов суммарно, в любой валюте. У меня оказалось 24 тысячи "лишних" рублей. За них мне выписали административный штраф на 12 тысяч рублей. Я спорить не стал, пусть тля подавится. За то, чтобы уехать из этой страны, сто баксов не жалко.

Сейчас я в Ереване. Мама звонит по три раза в день, спрашивает, как я тут, не обижают ли в Армении русских. А я не знаю, как ее убедить, что так, как в самой России, русских нигде в мире не обижают. Я, когда уезжал, не был уверен, что поступаю правильно. Теперь уверен.

Пассажиры у стоек регистрации в аэропорту Домодедово
Пассажиры у стоек регистрации в аэропорту Домодедово

Оксана, 26 лет:

— Мы с моим парнем решили переждать войну в Турции. Нам совсем не улыбается, если его призовут в армию. Ради кого он должен взять в руки оружие? С кем воевать? У нас куча друзей в Украине, и убивать их мы не собираемся. Поэтому мы все бросили и решили выбираться, пока не закрыли границы.

Денег у нас с собой — всего три тысячи на двоих. Но мы не боимся, что будет голодать, потому что оба на удаленке. Леша дизайнер сайтов, я — аналитик данных. Летели из Новосибирска в Стамбул 8 марта 2022 через Сочи.

Обратных билетов мы не брали, хотя, наверно, нужно было. Мессенджеры основательно почистили — боялись, что будут проблемы. Так и случилось. На паспортном контроле нам сказали "пройти на собеседование". Меня завели в кабинет первой, а Леша остался ждать. Внутри уже сидел какой-то явный феэсбешник — блеклый тип в костюме, с рыбьими глазами. Начал со стандартных вопросов – куда едете, зачем? Я сказала, что на море, загорать и купаться. Он, похоже, сразу не поверил.

Давай, говорит, телефон и разблокируй. Сразу начал проверять Telegram, WhatsApp, Facebook Messenger. Я возмутилась — "Это же нарушение личного пространства", но он мой лепет проигнорировал. Открывал все подряд, читал переписку. Увидел чаты по релокации и поиску работы, спрашивает: "Зачем они вам, если едете на отдых?". Ответила — чтобы сориентироваться, где сколько платят за такую же работу, как у нас. Когда увидел канал "Медузы" в Telegramе, прям видно было, как обрадовался — нашел, бинго! Говорит: "Что, иноагента читаете?". Я врубила дурочку: "Как это? Я не знала, что "Медуза" в списке". Хмыкнул, явно не поверил, но ничего не сказал.

Начал вводить в поиск — "Украина", "война", "Путин". Ничего толком ничего не нашел. Посмотрел рекомендации и новостную ленту. Пролистал историю звонков. Стал докапываться: "А что это за "Падра"? Почему по имени не называете, скрыть хотите? А кто такая эта Оксана, которой вы звонили полчаса назад? Она с Украины? А как можете доказать, что нет?". Я впала в ступор. Говорю, сами позвоните и спросите, что вы ко мне пристаете? Вроде, отстал.

Открыл YouTube, посмотрел историю просмотров. Я это приложение на телефоне и не открывала никогда, поэтому вообще забыла, что оно синхронизируется. Он смотрит — а там Шульман, Варламов, Гордон, Невзоров, "Эхо Москвы"… Он мне показывает и говорит: "Ну, что на это скажете?". А у самого морда прям сияет, сейчас треснет. Молодец какой, уличил предателя. И тут понеслось. Начал меня гонять: а что я про этого думаю? А как к этому отношусь? Донатила им или нет? А о "спецоперации" что могу сказать? Короче, по полной на полчаса минимум. Меня в конце уже трясло, а надо было улыбаться и отвечать спокойно и мило. Это сложно, когда тебя так прессуют. В голове была только одна мысль — "Соберись, тряпка! Не позволяй этой мрази испортить тебе жизнь". Я держалась и врала этому уроду в лицо.

Напоследок он с козырей зашел: "Если летите на отдых, почему обратного билета нет?". Я что-то наплела про то, что сейчас опасно заранее покупать билеты, потому что рейсы переносятся, отменяются, можно потерять деньги. Возьмем уже перед вылетом. Он спросил, сколько у нас собой долларов. Я ответила, что три тысячи на двоих. "И это на весь отпуск и на билеты? — говорит. — Уверены, что на билеты останется?". Говорю: "Уверена. А если не хватит, мы родных попросим помочь". — "А как они вам деньги переведут?" — "Через карту "Мир", она в Турции работает". Что возразить, он не придумал.

Сделал штук 20 фотографий моих просмотров на YouTube. Причем с такой важностью фотографировал, словно я международный преступник, а он улики нашел. Составил какой-то "протокол", сказал, что записал туда все мои данные. Паспорт мой тоже весь сфоткал, даже страницы с визами. Сказал ждать.

Я вышла. Леша спрашивает: ну как? "П…ец", говорю. Больше ничего рассказать не успела, его сразу вызвали. Не было его долго. Вышел, как ошпаренный. Спрашивает: "Попить есть? А то во рту пересохло". Говорит: "А долго меня не было?" — "Минут 20-30". — "А по ощущениям вечность". С ним примерно то же самое было. Задавали похожие вопросы, смотрели телефон, компьютер. Леша говорит, что представлял, что это игра такая — "Штази", и он как на допросе. Отвечал то, что от него хотели услышать. Только на вопрос, поддерживает ли войну в Украине, соврать не смог. Ответил нейтрально, что он пацифист, в принципе против любой войны и оружия.

Пока он рассказывал, вынесли наши документы. сказали только: "Удачного отдыха! Мы проследим, чтобы вы вернулись в Россию". Вернуться, конечно, придется — надо с машину продать, да много еще осталось дел. Но пока такого желания нет.

Руслан, 32 года:

— У меня жена — гражданка Украины. Ее мама живет там, сестра. У меня там друзья, которых я не один год знаю. Так как я могу относиться к этой войне? А уж погибать за Путлера я точно не собираюсь. Поэтому мы не уехали сразу после начала войны только потому, что нужно было оформить доверенности и еще кое-какие документы.

Изучили все варианты, куда можно сейчас уехать, куда еще пускают. Остановились на Турции, потому что можно получить ВНЖ на основании аренды квартиры. Взяли билеты в Стамбул через Москву, с вылетом через Домодедово на 5 марта.

Перед входом на таможню отдельный сотрудник спросил, сколько у нас с собой наличных. Я ответил, что 450 тысяч рублей. Он: "А это больше или меньше десяти тысяч долларов?" Посмеялся про себя, говорю: "Меньше, не переживайте". Он: "А если мы сейчас посчитаем, там будет именно такая сумма?" Считайте, говорю, я ничего не скрываю. Не стал ничего пересчитывать, пропустил.

Женщина на таможне спросила, цель поездки и попросила обратный билет. Когда я ответил, что обратного билета нет, меня сразу пригласили в комнату "для общения". Усадили на лавочку перед дверью, сказали ждать, пока вызовут. Следом привели и жену.

Первым "пригласили" меня. В комнате были два человека в костюмах, они не представились. Начали со стандартных вопросов — где живу, где работаю. Все мои ответы записали. Не знаю, зачем, может, реестр предателей Родины составляют. Попросили достать телефон. Я спросил: "Вы уверены, что можете его смотреть?". А они: "А что, вам есть, что скрывать? Возражаете?". Я молча разблокировал и отдал. Один минут 10 в нем копался. Все посмотрел — смски, историю браузера, закладки, подписки, даже историю лайков. Очень внимательно. У меня сообщение от мамы непрочитанное висело — тоже просмотрел.

Другой в это время внимательно изучил мой паспорт. Увидел, что у меня много американских виз (по работе часто приходилось летать) начал расспрашивать: "Почему вы часто бывали в США? В каком статусе там были? А зачем в последний раз провели в США два дня, если были там просто для транзита?". Вот интересно, они как себе это представляют — что если я американский шпион, то я просто возьму и сознаюсь? Зачем эти вопросы задают?

А, да, еще спросил, состою я в каких-то организациях? Донатил ли кому-то? Делал ли переводы в Украину? Как отношусь к текущим "политическим событиям"? Как отличаю фейки от правды? Я старался отвечать коротко и четко, не вдаваясь в детали. Ведь понятно, что это просто провокация, цель которой — вывести человека из равновесия, заставить потерять самообладание. Надеюсь, со мной у них этого не вышло.

Тут второй, который в телефоне рылся, проснулся: "Так, вы значит квартиру сдаете? Значит, надолго уезжаете?". Нет, говорю, ненадолго, пока все не уляжется. А билет пока не купил, потому что рейсов много отменяется. Вот закончится спецоперация и сразу назад вернемся.

Потом вызвали жену. Ей тоже устроили настоящий допрос. Кто из родственников в Украине? Где именно? Адреса, телефоны? Когда она сама последний раз была в Украине? Почему уехала в Россию? И еще длинный список в так же роде. Повеселил последний вопрос: "Не ущемляли ли в России ваши права по национальному признаку?". Жена ответила: "Передо мной девушку с русским паспортом без единого вопроса пропустили, а я с вами здесь уже полчаса сижу. Вот и скажите, ущемляли мои права или нет". Он: "А чем вы недовольны? Это же просто беседа. Мы всего лишь общаемся. Сами понимаете, ситуация сейчас непростая, надо быть бдительными". Но тон поменял. Говорит: "Что, наверное, переживаете за ваших родственников на Украине? Ничего, не переживайте. Скоро мы там все закончим и сможете увидеться".

Документы нам вынесли еще минут через 20. Хорошо, что приехали с большим запасом, а то не успели бы на самолет. Одного человека сняли с рейса. Кажется, потому что он был как-то связан с ДНР — то ли по гражданству, то ли по происхождению, точно не знаю.

В зале ожидания было много семей с переносками — с кошками, с собаками. Сразу было понятно, что люди не на недельку отдохнуть летят. Я думаю, и те ребята, что нас допрашивали, тоже это понимали, но не выпустить не имели права. Приказа пока не было.

Сейчас мы в Анталье. Море синее, цветет все вокруг, фрукты копеечные. Люди вокруг улыбаются. Кажется, что всего этого кошмара и не было. Каждый день думаю, как же это здорово, что мы успели спастись из Мордора. Нет, вы поймите правильно: мы Россию любим, это наша родина. Но мы не готовы смириться с тем, во что она превращается на наших глазах, в реальном времени. Словно в учебнике истории живем, году в тридцать седьмом.

Иван Павлов, юрист, руководитель правозащитной команды "Первый отдел":

Иван Павлов
Иван Павлов

— Юристы "Первого отдела" тоже получают сообщения о том, что пограничники требуют показывать содержимое телефонов. Формально таких полномочий у пограничников нет, но есть эффективное средство шантажа — они могут так долго не пропускать вас через паспортный контроль, что вы просто опоздаете на рейс. А у россиян сейчас и с билетами напряженка, и с деньгами. И если человек рискует потерять билет тысяч за 50 000, то, конечно, он покажет все, что от него требуют.

Что касается законности досмотров, то в целом это право есть у таможни. Оно основано на запрете провозить через границу запрещенные информационные материалы. К таким материалам относятся, например, призывы к осуществлению экстремистской и террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, а мы все помним, что с недавнего времени одной из экстремистских организаций стал Фонд по борьбе с коррупцией. Также порнография, агитация, нарушающая законодательство о выборах и референдумах, информация, которая может причинить вред политическим и экономическим интересам государства, государственной безопасности, здоровью и нравственности граждан. И пропаганда нацистской атрибутики или символики (за исключением символа Z).

Тем не менее даже у таможни нет прав требовать разблокировки телефона, таможенники могут только досматривать ваши вещи и изымать их. И также могут держать вас до самого вылета вашего самолета.

Мы все прекрасно понимаем, что никакие призывы соблюдать закон людьми в погонах в России услышаны не будут и, может, только больше разозлят их и раззадорят. Поэтому я бы рекомендовал просто временно удалить мессенджеры и важные приложения из телефона, и переустановить их уже после пересечения границы.

Алена Савельева, юрист Фонда "Русь сидящая":

— Пограничный контроль при въезде и выезде осуществляют сотрудники ФСБ. Всех их полномочия прописаны в Приказе ФСБ РФ от 8 ноября 2012 года № 562. Согласно этому документу, пограничники могут проверять необходимые документы у лиц, производить осмотр (досмотр) транспортных средств и перевозимых на них грузов. И на этом, пожалуй, их полномочия заканчиваются. Все остальное — задержание, личный досмотр (в том числе чтение личных переписок), получение объяснений и т.д. возможно только при наличии оснований подозревать граждан в нарушении режима государственной границы.

Более того, согласно этому Приказу, сотрудники должны "соблюдать законодательство Российской Федерации, права и законные интересы лиц, в отношении которых осуществляется пограничный контроль", а также "не требовать от лиц документы и иные сведения, представление которых не предусмотрено законодательством Российской Федерации".

Таким образом, не имея законных полномочий допрашивать и производить личный досмотр (в том числе телефона), сотрудники называют это "беседой" — якобы досмотра не было, а вы сами показали телефон (протокол-то или акт об изъятии не составляются. Допроса якобы и не было — просто спросили о политике, отношении к конфликту с соседями и т.д. Но, конечно, это все незаконно, и для этого должны быть основания.

Еще одно уточнение: телефон или компьютер могут попросить включить или разблокировать сотрудники таможни (не ФСБ), чтобы убедиться, что это не бомба, условно говоря. Но включить, а не прочитать переписки.

Оригинал публикации: Сибирь.Реалии.

Подписывайтесь на наш канал в
Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG