Ссылки для упрощенного доступа

Чему муфтий Татарстана мог бы научиться у лидера буддистов России


Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин и лидер традиционных буддистов России Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев в последнее время активизировались в политическом пространстве. "Idel.Реалии" изучили политическое поведение обоих представителей духовенства и выявили общие и отличительные черты в их риторике.

Камиль хазрат Самигуллин обратился к мусульманам, заступившись за Россию перед США. Поводом для этого послужили обвинения Вашингтона в адрес Москвы в намеренном разжигании конфликта между властями Мьянмы и представителями народности рохинджа из-за закупки правительством Мьянмы нескольких военных самолетов у Российской Федерации.

В своем обращении муфтий отметил, что США не то государство, которое заботится о мусульманах.

В связи с этим муфтий просит единоверцев "не поддаваться на политические спекуляции и не совершать необдуманных и непоправимых ошибок". Кстати, в разгар конфликта в Мьанме Камиль Самигуллин призывал мировое сообщество сплотиться для защиты мусульман в этой стране.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА МУФТИЯ

Это не первое заявление муфтия по поводу внешнеполитических событий. Ранее он высказывался и о блокаде Крыма. По словам Самигуллина, заявления организатора "блокады Крыма" Ленура Ислямова о "священной войне по возвращению Крыма" в состав Украины не состоятельны.

Более того, муфтий Татарстана заверил своих сторонников в том, что действия Ленура Ислямова подрывают имидж ислама.

Он считает, что жители Крыма добровольно приняли решение присоединиться к России.

Но муфтий Татарстана не ограничивается заявлениями, он непосредственно участвует во внешнеполитических авантюрах. ДУМ РТ сообщало о поездке делегации российских мусульман в Сирию. В её составе был и муфтий Татарстана. Делегация прилетала в Дамаск по приглашению министра по делам вакуфов Сирии. По итогам поездки обнародованы фотографии, в том числе, сделанные на фоне портрета Башара Асада.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Камиля Самигуллина попросили, и отказаться было нельзя"

Политолог Руслан Айсин считает, что татарские муфтии этим визитом противопоставили себя остальному исламскому миру. В интервью радио Азатлык он дал свою оценку действиям духовенства.

У Самигуллина традиционно теплые отношения с турецкими властями. Он, по сведениям СМИ, является учеником одного из крупных исламских ученых Турции — шейха Махмуда Аль-Уфи. Ежегодно, по приглашению Духовного управления мусульман Татарстана республику посещают известные религиозные деятели из Турции.

Поэтому неудивительно, что муфтий Татарстана назвал деятельность Фетхуллаха Гюлена, впавшего в опалу нынешних властей Турции, бесчеловечной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Камиль Самигуллин, муфтий Татарстана или Турции?

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА МУФТИЯ

Муфтий Татарстана выделился и во внутриполитических делах. Здесь, стоит отдать ему должное, он активен несмотря на то, что его заявления идут вразрез с политикой власти.

Он поддержал право на ношение платков в школах. Высказывания министра образования России Ольги Васильевой по этому вопросу встревожили мусульманское духовенство. Камиль Самигуллин дипломатично назвал тогда рассуждения о недопустимости исламской атрибутики в школах "тревожным знаком".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Крымские татары за Путина?

Самигуллин также защищал татарский язык от нападок Москвы, прибегая опять же к дипломатическим формулировкам.

— Республика Татарстан является воротами России для всего исламского мира. И если русский мы называем языком межнационального общения в России и странах СНГ, то татарский можно смело признать языком межнационального общения всего тюрко-исламского мира. Поэтому и сохранять его необходимо не "на кухне" или "на улице", а в образовательных учреждениях, где изучение татарского должно быть обязательным, — говорил Самигуллин.

Муфтий также публиковал обращение, в котором отмечал, что "ислам, как это и было в самые трудные и тяжелые моменты в жизни татарского народа, вновь вынужден встать на защиту татарского языка".

Ондако все его заявления не возымели влияния на властей, что показывает реальный уровень влиятельности муфтия. Вернее, отсутствия влияния на власть.

ГЛАВНЫЙ БУДДИСТ РОССИИ МЕНЕЕ ДИПЛОМАТИЧЕН, НО БОЛЕЕ ВЛИЯТЕЛЕН

Лидер традиционных буддистов России Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев — политически весомая фигура не только в Бурятии, в которой он проживает, но и во всей России. Визиты в республику первых лиц российского государства не обходятся без посещения его храма. Так, там побывал и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев. С Аюшеевым не раз встречался и врио главы Бурятии Алексей Цыденов.

Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев. Фото: baikal24.ru
Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев. Фото: baikal24.ru

Всё это говорит о том, что буддистский лидер имеет поддержку в Москве и региональным властям Бурятии, видимо, приходится с этим считаться. Ведь в последнее время СМИ заговорили об охлаждении отношений между буддистким лидером и врио главы Бурятии.

Журналисты утверждают, что Аюшеев не очень доволен кадровой политикой Цыденова, его слабым вниманием к возрождению и развитию бурятских традиций, незнанием главой республики бурятского языка и так далее. Похоже, что Дамба Аюшеев выступает в защиту интересов бюрятов, чтобы "пришлый" Алексей Цыденов не мог проигнорировать местную специфику.

Волнения буддистского лидера обоснованы. Ведь несмотря на положительную демографическую динамику среди бурят республики за последние три переписи, количество владеющих родным языком остается крайне низким. Так, из почти 300 тысяч бурят республики меньше половины владеют бурятским.

Между тем, молодой технократ Алексей Цыденов тоже не из "простых". Он в республике появился в качестве врио год назад. Его туда направила Москва.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Чем грозит унификация российского образования для национальных республик

Интересно и то, что Цыденов, сразу по прибытии в республику, посетил резиденцию Хамбо ламы. Это тоже говорит о многом. Ведь православный Цыденов не поехал первым делом к местному православному лидеру. Не стал встречаться с представителями оппозиционного к Хамбо ламе центра тибетского буддизма "Ринпоче-Багша".

Хамбо лама, помимо религии, много внимания уделяет развитию бурятских традиций — бурятскому языку, национальным видам спорта, кочевому животноводству. Он часто об этом говорит.

Цыденов считает себя метисом. У него отец — бурят, а мама — славянка. Бурятским не владеет, хотя этого от главы Бурятии требует Основной закон республики. Врио главы Бурятии на важные для республики направления назначил министров, прежнюю деятельность которых критиковал и Хамбо лама. Речь, например, о министре сельского хозяйства Даба-Жалсане Чирипове и министре образования и науки Баире Жалсанове. Именно их отрасли помогает развивать Хамбо лама.

Кадровые решения врио главы Бурятии обеспокоили духовного лидера. Публичная перепалка между Хамбо ламой и главой Бурятии произошла в прошлом году в приграничном городке Кяхте на международном турнире по национальной бурятской борьбе "Бухэ барилдаан", куда Цыденов пригласил министра образования Баира Жалсанова и предоставил ему слово. Это стало причиной резких выступлений Хамбо ламы, сообщают местные журналисты.

Дамба Аюшеев прошлых руководителей региона терпел "первые два года", после чего убеждался, что они "не стараются работать для людей", и прекращал контакты с ними.

Заявления Аюшеева выдают в нем уверенного в себе и влиятельного в республике человека. Так, комментируя вопрос о том, что Алексей Цыденов по своей инициативе с самого начала встречался Хамбо ламой, духовный лидер отметил: "Он же хочет стать главой, а не я".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как вытесняли финно-угорские языки из национальных регионов

У тебя опыта, ума не хватит мне помешать, потому что за мной народ идет, потому что идеи народу нравятся

"Он на Крестный ход ходил еще. Ходил как православный. Он сразу сказал: я крещеный. Я говорю, ну, терпеть мне придется много тебя, — добавлял Аюшеев. — Этого метиса еще и крещеного".

Лидер буддистов утверждает, что ему от Цыденова нужно немного.

— Я у Цыденова ничего не прошу, я говорю: есть бурятский язык, есть номадные хозяйства, сможешь — помоги, но помешать ты не сможешь, потому что ты не местный. У тебя опыта, ума не хватит мне помешать, потому что за мной народ идет, потому что идеи народу нравятся, — выдает буддисткий лидер.

Камиль Самигуллин менее решителен. Заметно, что ему приходится идти на компромиссы с властью ради права защищать то, что ему действительно по нраву. На это указывают и журналисты. Дамба Аюшеев же более экспрессивный, резкий в высказываниях, не церемонится с властью, в результате — больше влияет и меньше играет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG