Ссылки для упрощенного доступа

Политолог, профессор КФУ Мидхат Фарукшин считает, что не нужно надеяться на подписание договора о разграничении полномочий между Москвой и Татарстаном. По его словам, федеральный центр открыто изъявил свою позицию. Фарукшин считает, что татарстанские руководители сами не приложили никаких усилий для подписания нового договора, полностью подчинившись центру. Радио Азатлык узнало у известного политолога, как Казань должна была ответить Москве. "Idel.Реалии" предлагают перевод этого материала, вышедшего на татарском языке.

— Первый заместитель руководителя администрации российского президента Сергей Кириенко заявил, что договор о разграничении полномочий между Москвой и Казанью сыграл свою историческую роль, и напомнил, что российская государственность строится не по договорному типу. Что это может означать? Поставлена ли точка в этом вопросе?

— Не нужно ждать подписания договора. Да, Сергей Кириенко занимает высокую должность, однако должен ли договор быть подписан или нет, когда это произойдет — этот вопрос не входит в его полномочия. Он может только высказываться, делиться своим мнением. Я убежден, однако, что его слова согласованы с президентом Владимиром Путиным. Этот вопрос уже давно был решен в высоких кругах, а Кириенко только озвучил его решение. Россия не хочет подписывать договор, этого не будет.

Россия не хочет подписывать договор, этого не будет

— В случае, если договора не будет, какое место будет занимать Татарстан в России? Говорят, это правовая коллизия.

— Нет никакой коллизии. В российской и татарстанской Конституциях Татарстан именуется субъектом. Отношения между федеральным центром и субъектами могут строиться на договорной основе, но это только на бумаге. Как было до этого, так и останется. Татарстан — субъект Российской Федерации. Нет ни одной правовой нормы, согласно которой Татарстан считался бы независимым от России и мог бы не подчиняться российским законам. Во всяком случае, с точки зрения международного права. Нельзя сказать, что Татарстан отходит от законов России. Исторический факт — независимости нет.

Исторический факт — независимости нет

Что касается договора, то его версия 2007 года не сравнится с версией 1994-го. Какие имиджевые привилегии он дает? В нем сказано, что для решения разных проблем Татарстан может подписывать соглашения с центральными органами власти. Они подлежат утверждению Госдумой. Но на протяжении десяти лет такого ни разу не случилось. В договоре указано, что предусмотрена помощь татарам, живущим за пределами Татарстана. Пожалуйста! Кто запрещает? Ничто не мешает организовать представительства в регионах России. Эти дела оплачиваются из бюджета Татарстана.


Кандидаты на пост президента Татарстана должны знать два государственных языка. Это важно и необходимо. Кроме того, в договоре сказано, что в паспортах должен быть вкладыш на татарском языке. Однако всё это нельзя считать большим достижением, как ни посмотри — это российский паспорт.

Большой ошибкой властей Татарстана стало то, что республика ничего не сказала о разграничении полномочий

Большой ошибкой властей Татарстана стало то, что республика ничего не сказала о разграничении полномочий. Не прозвучало ни одного предложения. Дальше общих слов не продвинулись.

— Что должен был предложить Татарстан?

— В первую очередь, нужно было разграничить полномочия в области образования. Пока все они сосредоточены в федеральном центре. Неправильно то, что Москва решает, как и сколько учить. Преподавание языков — это полномочия республик. Попробуй внести региональный компонент в федеральные стандарты! Невозможно обучить ни истории Татарстана, ни истории татар. Те, кто заключали договор, должны были всё это разъяснить.

— Можно ли сказать, что федеральный центр боится подписания договора?

— Первая причина его неподписания — нет конкретики, в каких отраслях давать разграничение полномочий. Вторая — Татарстан может показать плохой пример. Если Татарстан просит, то по принципу равноправия другие республики могут просить того же. Нужно ли это федеральному центру? Считаю, что нет. Да, требовать полномочия на договорной основе — нормальная практика. Но, повторяю еще раз, не было конкретики. У татарстанских элит, кажется, было только одно обоснование — дескать, смотрите, какие мы все из себя хорошие.

— Есть ощущение, что татарстанские власти особо и не старались добиться продления договора. Этот вопрос подняли СМИ, появились многочисленные публикации, и только после этого депутаты начали шевелиться.

По моему мнению, от российского правительства поступило указание: тему продления договора поднимать нельзя

​— Совершенно верно. Открытых заявлений не было. В обращении Госовета Татарстана было сказано, что необходимо создать рабочую комиссию для решения правовых вопросов. Однако ни одного слова о договоре не было! По моему мнению, от российского правительства поступило указание: тему продления договора поднимать нельзя. Вспомните Всемирный Конгресс татар — речь о договоре заходила очень осторожно. Выступающие лишь прополоскали рот важностью договора — не было разрешения на выступления по этой теме — испугались кулака из Москвы. Это ошибка властей! Если тебе надо, скажи об этом открыто, требуй. Молчание — знак согласия.

— Сегодня отказались подписать новый договор —​ чего ожидать завтра? Каким должен быть ответ Татарстана?

— Власти республики будут молчать — не будет никаких шагов. У элит Татарстана нет точек давления на федеральный центр. В 2000-х годах началась атака федерального центра на республику. Сначала не хотели признавать суверенитет — есть соответствующее постановление Конституционного суда России. Затем татарам запретили использовать латиницу. Ввели федеральные стандарты, в результате чего использование национального компонента стало считаться несоблюдением законодательства. А сегодня вот заявили, что не будет нового договора.

Следующее нападение будет на татарский язык

Следующее нападение будет на татарский язык. Получение знаний на родном языке, возможность обучаться на государственном татарском языке — всё это зависло в воздухе. Владимир Путин в Йошкар-Оле заявил, что русский язык должны знать все, а вот родные языки заставлять учить нельзя. В Татарстане не решен вопрос института президентства. В какую сторону уйдет ситуация — не знаю, но явно не в нашу пользу. Федеральный центр постоянно отклоняет инициативы Татарстана. Руководство республики молчало, когда Москва ставила препятствия Татарстану — всегда соглашалось.

Народ тоже нейтрален. В договоре 2007 года не учитывались его интересы, и к этому народ равнодушен.

Мидхат Фарукшин — доктор философских наук, заслуженный профессор КФУ, член-корреспондент Академии наук Республики Татарстан. Член Научного Совета по комплексным проблемам этничности и межнациональных отношений при Президиуме РАН. Родился в 1939 году.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG