Ссылки для упрощенного доступа

Спустя месяц после того, как Лаишевский райсуд удовлетворил иск казанского межрайонного природоохранного прокурора к исполкому района по защите леса в деревне Орёл, тот же суд признал представление прокурора, содержащее идентичные требования, незаконным. Мотивация: "городской лес на территории населенного пункта не создан". Рослесхоз спорные участки к городским лесам не отнес. Напротив — согласовал их включение в границы деревни "для строительства объектов культурно-оздоровительного назначения". На этой неделе аналогичную позицию, вероятно, займет Верховный суд Татарстана.

Дело, истцом в котором выступает Лаишевский райисполком, вернулось в суд на новое рассмотрение после апелляционного определения Верховного суда Татарстана.

В первый раз судья Фания Ширшлина удовлетворила требования истца лишь частично, в основной части оставив представление надзорного органа в силе.

Орган местного самоуправления обжаловал решение в Верховный суд РТ. Тот его отменил вроде бы по формальным обстоятельствам — не были привлечены к участию в деле Росимущество и Рослесхоз, но в обоснование привел довод, которым подорвал позицию прокурора.

Прокурор, считая, что с момента включения в границы деревни Орёл лес, который арендует компания "ТАИФ", стал городским (городской лес — лес, расположенный на землях населенных пунктов, в том числе в деревне), требовал в своем представлении от исполкома действий, направленных на его защиту. А именно: проведения лесоустройства, разработки и утверждения лесохозяйственного регламента, создания лесничества и ведения лесного реестра.

Верховный суд РТ с существованием городских лесов "по умолчанию" не согласился. Сославшись на исключительные полномочия Рослесхоза по отнесению лесов к защитным лесам, определенные статьей 81 Лесного кодекса, судебная коллегия указала, что только данный федеральный орган "вправе принять решение о признании городским лесом (защитным лесом) растительности на территории населенного пункта" (согласно 105 статье Лесного кодекса городской лес — это одна из категорий защитных лесов).

То есть прокурор исходил из того, что лес становится городским, как только оказывается на землях населенных пунктов, а Верховный суд РТ — что только после решения Рослесхоза.

Доводом коллег из вышестоящей инстанции воспользовалась судья районного суда Лилия Сибатова, вынося решение по итогам повторного рассмотрения дела.

Материалы дела, пишет она, не содержат доказательства, что спорные земельные участки отнесены к городским лесам. Напротив, Рослесхоз в своем отзыве указал, что спорные лесные участки "испрашивались под рекреационное использование для строительства объектов культурно-оздоровительного назначения. Создание городских лесов в границах населенных пунктов Орловского сельского поселения проектом генерального плана не предусматривалось".

Ну, а раз "городской лес на территории населенного пункта не создан", то и представление в адрес райисполкома, считает Сибатова, внесено прокурором необоснованно.

После последних судебных актов районного и Верховного суда Татарстана судьба второго решения, которое вынесла судья Ширшлина, висит на волоске.

В октябре она удовлетворила заявление казанского межрайонного природоохранного прокурора, признала бездействие Лаишевского райисполкома незаконным и обязала его в течение полугода со дня вступления решения суда в законную силу "провести лесоустройство, создать лесничество, разработать и утвердить лесохозяйственный регламент лесничества, обеспечить ведение государственного лесного реестра" в отношении лесов, которые арендует "ТАИФ".

На 15 декабря назначено рассмотрение апелляционной жалобы исполкома на это решение в Верховном суде РТ.

Михаил Крейндлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России", не разделяет позицию судьи Сибатовой в отношении городских лесов.

— Формально отнесение к категории защитности "городские леса" — это полномочия Рослесхоза. Однако нет ни одного приказа об отнесении лесов к городским, — объяснил он "Idel.Реалии". — Все приказы, которые Рослесхоз издал в отношении городских лесов — об определении количества лесничеств и установлении их границ (это можно расценить, как признание Рослесхозом, что все леса на землях населенных пунктов относятся к городским лесам). И те приняты на основании заявок органов местного самоуправления.

Поэтому порядок должен быть такой: органы местного самоуправления создают лесничество, а параллельно отправляют в Рослесхоз материалы для формального признания их городскими лесами, с точки зрения отнесения к соответствующей категории защитности. Если они этого не сделали — это проявление бездействия.

Любопытно, что мнение Крейндлина подтверждается на сайте самого Рослесхоза.

Федеральное агентство приводит перечень "правоустанавливающих и правоудостоверяющих документов для создания и организации лесничеств (лесопарков) на землях населенных пунктов, на которых расположены городские леса" — всего восемь пунктов, в том числе материалы лесоустройства. При этом Рослесхоз признает, что перечень носит рекомендательный характер. Важно, указывает госорган, чтобы среди представленных документов была "выписка из государственного лесного реестра, а также картографические и аналитические документы, отображающие местоположение и площадь земельных участков, занятых городскими лесами" (как будто они уже есть до принятие решения Рослесхозом).

Ну, а самое главное — Рослесхоз утверждает, что предложения для издания им приказа об определении количества лесничеств (лесопарков) и установлении их границ должны представлять органы местного самоуправления.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG