Ссылки для упрощенного доступа

Неожиданный козырь в виде разъяснений Минэкономразвития России получили сторонники застройки леса, присоединенного к деревне Орёл Лаишевского района РТ. Оказывается, наличие городского леса подтверждается не фактом существования леса на землях населенного пункта, а желанием местных властей его сохранить. Нет желания —​ нет и леса. По крайней мере, такой вывод следует из письма за подписью заместителя директора департамента недвижимости МЭР Михаила Бочарова.

Предыстория: 259 га земель лесного фонда в Лаишевском районе Татарстана присоединили к населенному пункту — деревне Орёл. Местная власть перевела всю землю в зону Р3 — культурно-оздоровительного назначения. Выгодоприобретатель — компания ТАИФ, арендующая участок с 2007 года. И она уже успела обнести лес забором.

Из всех госорганов возмутило существующее положение дел лишь казанскую межрайонную природоохранную прокуратуру. Прокурор потребовал от исполкома Лаишевского района разработать лесохозяйственный регламент, создать лесничество и вести государственный лесной реестр. То есть по сути — использовать территорию как городской лес.

Исполком попытался обжаловать прокурорское представление в Лаишевском райсуде, но безуспешно. Правда, в конце сентября Верховный суд Татарстана отменил решение нижестоящей инстанции, вернув дело в район на новое рассмотрение.

МИНЭКОНОМРАЗВИТИЯ: БЕЗ БУМАЖКИ БОР - БУКАШКА

Жалобы в Верховный суд РТ подали сразу три участника процесса – администрация Орловского СП, администрация Лаишевского района и ТАИФ.

Госорган фактически отдает городские леса на откуп местным властям

Причем исполком Орловского СП заручился мощным козырем. Его представитель, адвокат Светлана Каштанова, передала суду письмо Минэкономразвития (МЭР), в котором госорган фактически отдает городские леса на откуп местным властям.

В ответе на запрос Орловского СП замдиректора департамента недвижимости МЭР Михаил Бочаров заявляет: не все лесные участки, включенные в границы населенного пункта, являются городскими лесами.

Он пишет: "Существование городских лесов подтверждается, во-первых, наличием соответствующей территориальной зоны, во-вторых, утвержденным в установленном порядке лесохозяйственным регламентом, который устанавливает границы лесничеств, лесопарков, расположенных на землях населенных пунктов".

И вообще, по мнению Бочарова, из пункта 2 части 3 статьи 23 Лесного кодекса следует, что городские леса могут находиться только в границах лесничеств и лесопарков (значит, нет лесничества или лесопарка – нет городского леса). Причем эти границы должны совпадать с границами территориальных зон, в которых один из видов разрешенной деятельности – это сохранение лесов.

Следуя логике Бочарова, никакого леса в лаишевском Орле нет

Напомним: в соответствии с правилами землепользования и застройки (ПЗЗ) земли муниципальных образований делятся на территориальные зоны, которые могут быть жилыми, общественно-деловыми, производственными, рекреационными и т.д. Для каждой зоны устанавливается градостроительный регламент, в котором указано, что в ней можно и что нельзя делать.

После присоединения к деревне Орёл 259 га земель лесфонда оказались в зоне Р3 — культурно-оздоровительного назначения. Р3 предназначена для размещения объектов отдыха, спорта, досуга и развлечений, туризма и санаторно-курортного лечения.

Основные виды разрешенного использования — отдых (рекреация), социальное обслуживание, здравоохранение, гостиничное обслуживание, санаторная деятельность и т.д.

Вспомогательные виды — под ИЖС и обслуживание жилой застройки, объекты гаражного назначения, общественное питание, обслуживание автотранспорта, обеспечение внутреннего правопорядка.

Наконец, условно разрешенные виды использования (добро на них даёт администрация после проведения публичных слушаний) — бытовое обслуживание, образование и просвещение, объекты торговли (торговые, торгово-развлекательные центры) и развлечения.

Про сохранение лесов в зоне культурно-оздоровительного назначения в ПЗЗ Орловского сельского поселения нет ни слова. А раз так, то, следуя логике Бочарова, никакого городского леса в лаишевском Орле нет.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РТ: К СПОРУ ПРИВЛЕЧЕНЫ НЕ ВСЕ УЧАСТНИКИ

Назим Псардия
Назим Псардия

Помимо прочего, в подтверждение своей позиции чиновник ссылается на изменения, внесенные в Градостроительный кодекс в связи с принятием закона о лесной амнистии — №280-ФЗ от 29.07.2017. Так, согласно части 6 статьи 32 Градкодекса ПЗЗ, устанавливающие градостроительные регламенты применительно к бывшим землям лесного фонда, включенным в границы населенных пунктов, можно утверждать не раньше, чем через год с момента включения. До этого времени, гласит часть 6.1 статьи 36 Градкодекса, участки используются с учетом ограничений, установленных при использовании городских лесов в соответствии с лесным законодательством (то есть в них запрещено капитальное строительство, кроме гидротехнических сооружений, и изменение границ, способное привести к уменьшению их площади).

Из последнего, заключает представитель МЭР, не следует, что такие территории признаются в силу закона городскими лесами.

В итоге коллегия судей Верховного суда РТ решение райсуда отменила и направила дело на новое рассмотрение... по процессуальным основаниям.

Суд дважды оставлял без движения иск прокурора об обязании исполкома создать лесничество

— В связи с тем, что не все лица, чьи права и интересы затрагиваются принятым решением суда, привлечены к участию в деле. В частности, речь идет о федеральных службах и агентствах, — пояснил председательствующий судья, имея в виду, вероятно, Рослесхоз. В ходе заседания судьи не раз интересовались у заместителя прокурора Назима Псардии тем, кто должен определять статус городского леса, кто создает лесничество, кто отвечает за лес и какую роль здесь играет Рослесхоз.

Интересно, что парой недель раньше в Лаишевский райсуд вернулось дело по жалобе казанского межрайонного природоохранного прокурора, касающееся того же самого леса. Райсуд дважды оставлял без движения иск надзорного органа об обязании исполкома района исполнить предписание, оспариваемое в данном процессе. Теперь, когда дело наконец принято к производству, в районном суде будут идти сразу два процесса: одно от отмене предписания прокурора, другой — о его исполнении.

ГРИНПИС РОССИИ: ЛЕСА В НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТАХ ОТНОСЯТСЯ К ГОРОДСКИМ

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринпис России Михаил Крейндлин считает, что в рассуждениях чиновника МЭР нарушена причинно-следственная связь:

— Там (в 23-й статье Лесного кодекса — "Idel.Реалии") наоборот написано — что лесничества и лесопарки выделяются в городских лесах. Из этого совершенно не следует, что только там, где есть лесничества и лесопарки, могут находиться городские леса. Как раз наоборот: этот пункт означает, что в силу закона леса, расположенные в границах населенных пунктов, относятся к городским лесам, и в них действительно должны выделяться лесничества и лесопарки…

Так же, полагает Крейндлин, не территориальная зона в ПЗЗ делает леса городскими.

— Территориальная зона — это, скорее, правоудостоверяющий документ. Если в населенный пункт включены леса, значит, в ПЗЗ должны быть внесены изменения, относящие их к городским лесам.

На переходный период эти участки охраняются так же, как городские леса

А временные рамки для утверждения градостроительных регламентов в законе о лесной амнистии обозначены, по мнению Крейндлина, для того, чтобы дать возможность Рослесхозу защитить в суде имущественные интересы РФ (в случае, если включение земель лесного фонда в границы населенных пунктов произведено незаконно). То, что на переходный период эти участки охраняются теми же нормами, что и городские леса, только лишний раз подтверждает, что лес на землях населенных пунктов является городским, резюмирует эксперт.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG