Ссылки для упрощенного доступа

В шаге от политического скандала: итальянцы пытаются отменить тендеры казанского "Водоканала"


Представители компании "Vomm" утверждают, что им не дали участвовать в конкурсе по реконструкции очистных, что цена на строительство объекта завышена в разы, и недоумевают, почему им пришлось везти установку и проводить испытания, если победитель обошелся без них. Руководство казанского "Водоканала" претензии отвергает. Оно настаивает, что выбрало самую надежную технологию, что цена выросла из соображений безопасности, а итальянцам никто не мешал.

Группа компаний Vomm обратилась в УФАС РТ для отмены трех тендеров, связанных со строительством цеха по сушке осадка сточных вод на очистных сооружениях МУП "Водоканал" (один — конкурс по проектированию, два — несостоявшиеся по причине только одного заявившегося участника аукционы по строительству и поставке оборудования). Победителями всех тендеров, как "Idel.Реалии" уже писали, стали предприятия, входящие в группу ГМС: институт "Ростовский Водоканалпроект" (проектирование), "Томскгазстрой" (строительство), "ГМС Нефтемаш" (поставка оборудования).

25 января состоялось первое заседание комиссии УФАС.

Претензии итальянской компании, которую представляли руководитель по развитию проектов Vomm в странах СНГ Рикардо Перес Джил и гендиректор её дочерней структуры — "Futuro Verde" Эдуард Гибадуллин, сводились к следующему.

На очистных сооружениях "Водоканала" будет реализовываться устаревшая технология с высокими эксплуатационными расходами, которая вдобавок ко всему еще и не прошла пилотные испытания в Казани

Конкурс "Водоканала" на проектирование цеха по термомеханической обработке осадка, утверждали они, содержал ограничения для участия компаний, так как в техническом задании к нему описывалась барабанная сушилка, которую предлагал "ГМС Нефтемаш" (об этом "Idel.Реалии" подробно рассказывали здесь). По этой причине Vomm, в течение двух лет участвовавшая в предконкурсных процедурах по выбору технологии и в том числе выполнившая требование МУП о проведении пилотных испытаний установки в Казани, не смогла принять участие в конкурсе.

В двух последующих аукционах — по строительству объекта и поставке оборудования, объясняли представители Vomm, компания также не смогла принять участие, поскольку в проект, на основании которого формировалось ТЗ, была включена барабанная сушилка.

В итоге, считают заявители, на очистных сооружениях "Водоканала" будет реализовываться устаревшая технология с высокими эксплуатационными расходами, которая вдобавок ко всему еще и не прошла пилотные испытания в Казани.

"В НЬЮ-ЙОРКЕ ЦЕНА В ДВА РАЗА НИЖЕ!”

Вторая претензия итальянцев — это завышенная, по их оценкам, стоимость строительства цеха. Начальная цена контракта составляла 701,6 миллиона рублей (начальная цена контракта на поставку оборудования соответственно — 749,6 млн. руб.). Данных о том, что она снижена, в открытом доступе нет.

— Цена за квадратный метр в Казани на строительство этого объекта со всеми коммуникациями получается 334 тысячи рублей! — объявил Гибадуллин. — Это обычный цех, тогда как цена за квадратный метр объекта, который находится в центре Москвы — коммерческой недвижимости — 315 тысяч рублей. В Нью-Йорке цена за аналогичное помещение будет в два раза ниже, чем в Казани!

Справа Эдуард Гибадуллин
Справа Эдуард Гибадуллин

Зачем нужно было делить конкурс на две части, — удивлялся представитель заявителя, — когда компании другие предлагали решение по строительству объекта стоимостью 150 миллионов и оборудование стоило 930-920 миллионов. В миллиард сто укладывались все (Vomm, как пояснил Гибадуллин позже, предлагал решение как только по сушке осадка, которое укладывалось в 1,1 млрд. рублей, так и по сушке с последующим сжиганием, что стоило бы 1,5 млрд. — "Idel.Реалии").

А что мешало Vomm заявиться на аукцион по строительству, недоумевал председательствующий — Алмаз Яфизов, начальник отдела контроля закупок УФАС РТ. Разделив объект на несколько закупок, Водоканал-де уменьшил порог вхождения в них для участников.

Алмаз Яфизов
Алмаз Яфизов

— Там был объявлен тендер не только на строительство, но и на строительно-монтажные работы, которые предусматривали монтаж уже определенного оборудования, — объяснил Джил.

"ВОДОКАНАЛ": "МЫ ОТБИРАЛИ САМУЮ НАДЕЖНУЮ ТЕХНОЛОГИЮ"

— При первоначальном анализе всех предложенных технологий мы как предприятие отбирали самую надежную технологию, самую ремонтопригодную технологию, которую мы сможем отремонтировать, грубо говоря, в самое короткое время, — мотивировал свой выбор первый заместитель гендиректора МУП "Водоканал" Марат Салахов. Мол, важно, чтобы и технологии были на территории Российской Федерации, и специалисты.

Слева Марат Салахов
Слева Марат Салахов

То, что сейчас сказал Салахов, совсем неправильно

— В мире порядка ста таких технологий, — продолжал он, отвечая на вопрос председателя комиссии, хотя Джил насчитал всего пять. — Есть производители — я справочно говорю, которые выпускают оборудование различных технологий. В данном случае жалоба Vomm исходит из того, что данный производитель выпускает только один вид оборудования и не может выпускать иное. То есть если нам, как заказчику, необходимо поменять параметры, изменить какие-то условия, то группа Vomm уже не может производить иное оборудование.

— То, что сейчас сказал Салахов, совсем неправильно, — возразил Джил, — потому что наша технология как раз самая гибкая из всех, которые принимали участие в предконкурсных работах.

По его мнению, технические ограничения характерны именно для выбранной технологии, мало того — победитель, в отличие от Vomm, не является производителем предлагаемого оборудования.

— В чем преимущества вашего оборудования? — поинтересовался у Джила председатель.

— Она очень гибкая. Может обрабатывать осадки, которые поступают с разной влажностью. Их можно довести до нужной влажности для дальнейшей утилизации. Это то, что не может выполнить выбранная технология — барабанная сушилка.

Преимущество также в том, что у нас наименьшие эксплуатационные расходы, о чем эксперты в своих отчетах доказывали. Еще одно преимущество — в том, что время нахождения [осадка] внутри нашего оборудования — не более 2,5 минут, что уменьшает риски возможных взрывов. А в выбранной технологии — более двух часов находится внутри.

И последнее очень важное преимущество — это то, что по нашей технологии нет необходимости смешивать высушенный осадок с влажным осадком. Этот переход очень опасный, который привел к случаям взрывов в Западной Европе этих установок, и в одном из них к смертельным случаям.

СТРОИТЕЛЬСТВО ПОДОРОЖАЛО ИЗ СООБРАЖЕНИЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Объяснять, чем вызван рост стоимости строительства, вызвался Салахов.

— Первоначальное предложение группы и Vomm, и ГМС должно было увеличиться на резервную линию, которая не предусмотрена, дороги, коммуникации. Это газовые коммуникации, которые — до очистных сооружений, точки подключения, затем дополнительные емкости. То есть мы включили при проектировании ряд необходимых для предприятия мероприятий. Причем всё это аргументируется, первое — безопасностью, второе — отказоустойчивостью, и третье — просто необходимым подводом коммуникаций, которые не были учтены.

Хотел бы отметить, что группа компаний Vomm всегда привязывается к евро

Кроме того, хотел бы отметить, что группа компаний Vomm всегда привязывается к евро. Хотя мы это никак не могли отобразить в конкурсной документации, к сожалению. Но нам, как потребителю, необходимо от этого исходить.

И второе. Все предложения, которые мы рассматривали, рассматривались от непосредственных производителей. Даже вы, — Салахов повернулся к оппонентам, — непосредственный производитель. Группа ГМС — непосредственный производитель. Все были непосредственными производителями. Выпускают оборудование на своих заводах.

— Секундочку, — прервал его председатель. — В письме энергоуниверситета заявляется, что ГМС не является производителем оборудования.

— Группа ГМС является непосредственным производителем, — настаивал представитель "Водоканала". — У них есть завод в Томске, в Оренбурге, в Казани. В Казани — "Компрессормаш", и так далее.

ГМС не является производителем оборудования по сушке осадка сточных вод водоканалов

— Речь не идет о производстве любого оборудования, — заявила Роза Дыганова, доктор биологических наук, завкафедрой инженерной экологии и рационального природопользования КГЭУ. В ходе выбора "Водоканалом" технологии она по просьбе Татарской природоохранной межрайонной прокуратуры выступала экспертом, а на заседании комисии УФАС присутствовала в качестве слушателя. — Речь идет о производстве специфичного оборудования по обработке осадка сточных вод. ГМС не является производителем оборудования по сушке осадка сточных вод водоканалов.

Роза Дыганова
Роза Дыганова

Нет ни одного документа, что они когда-либо где-либо строили заводы по барабанной сушке и внедряли их на конкретном предприятии.

"ОНИ МОГУТ ВЕДРАМИ ВСЁ ЭТО ПОЧИСТИТЬ"

— Вопрос для аналогии. Выбор любого человека что определяет? - задумчиво спросил у участников Яфизов. — Почему покупает?

— Цена-качество, — предположил Гибадуллин.

— Потребность! — объявил председатель. — Можно рассмотреть на примере производства телевизоров. На рынке тоже представлена масса технологий: LG, Samsung, Sony. При походе в магазин человек на что ориентируется? На свои потребности, на свой интерес. Исходя из этого и приобретает определенную модель.

— Частные деньги, — поправил председателя Гибадуллин. — А здесь бюджетные средства, которые должны использоваться…

— Ни рубля бюджетных денег в закупке нет! — перебил его Салахов. — Все деньги — собственные средства "Водоканала", из инвестиционной программы МУП "Водоканал" (компенсироваться затраты, по его словам, будут из тарифа на водоотведение, но без его резкого увеличения — "в пределах ежегодного роста ниже уровня инфляции — 3,4%" — "Idel.Реалии").

— Потом чтобы восполнить из бюджета по программе федеральной, — настаивал Гибадуллин. — Мы знаем, что на 1,5 миллиарда направлена заявка министру природных ресурсов России, и на 3,5 миллиарда — по иловым полям (Гибадуллин, вероятно, имел в виду проекты для включения в федеральную программу по очистке Волги — "Idel.Реалии").

— Хорошо. Частные, не частные — вопрос, — уклонился от спорного момента Яфизов. — Любой выбор то ли у заказчика, то ли у человека определяет его потребность. В этом случае потребность исходит из, так скажем, решения Вахитовского суда (суд запретил эксплуатацию иловых полей, обязал их рекультивировать, а осадок — утилизовать — "Idel.Реалии"). То есть необходимо устранить нарушение. Правильно? И как они это сделают, это уже вопрос МУП "Водоканал". Они могут, не знаю, пойти ведрами всё это почистить либо могут поставить установку. Вы говорите теперь, что установка, которую они хотят купить, "подходит для одного, для нас не подходит". Хорошо. Если бы вашу установку установили в документации, вам бы это подошло, другим бы это не подошло.

— Вы говорите, что если это деньги инвестиционные, то их могут тратить, как угодно и на что угодно? Хоть ведра покупайте, и сто тысяч человек пусть таскают этот иловый осадок, так? — поразился Гибадуллин.

— Да, — подтвердил председатель. — Если так им надо, если они так решили, если есть столько трудовых ресурсов и готовы таким способом исполнить [решение суда]. У вас же тут выбор технологии. Вы говорите: "Выбирайте нашу технологию! Зачем вы другую технологию покупаете?"

— Мы не можем. Установлены ограничения только под одну установку — барабанную!

— Потребность такая.

"VOMM НИКТО НЕ ОГРАНИЧИВАЛ"

— Почему Vomm не участвовал в конкурсе на проектирование, не понятно. Никто не ограничивал, — перешел в контратаку Салахов. — Почему сейчас в конкурсах Vomm тоже не участвовал, тоже не понятно. Никто не ограничивал. Площадка открытая. Мы размещали всю информацию в соответствии с законом. Если у вас просто нет станка, который гнет так металл — я утрирую — это проблема именно Vomm. Я как руководитель, один из руководителей, простите, предприятия — мы выбираем ту технологию, которая на наш взгляд, наиболее надежная.

Дыганова вновь просила слова. Салахов предлагал его не давать, мотивируя это заинтересованностью энергоуниверситета. Дескать, между ним и Vomm заключен меморандум о сотрудничестве.

— Зачем тогда вы всё это делали? Зачем экспертные заключения? Зачем испытания? — недоумевал Джил. — Можно было определять по справочникам.

Он напомнил, что на "Мосводоканале" выбранную технологию убрали еще в 80-е годы. В Череповце, по его словам, тоже стояли барабанные сушильные установки, но и там их демонтировали.

— А вы интересовались, почему на Мосводоканале и в Череповце убрали барабанную технологию, — задал вопрос представитель Vomm.

— В связи с внедрением вашей технологии? — съязвил Яфизов.

— Нет. В связи с тем, что они очень энергозатратные. Эксплуатационные расходы очень большие. И плюс — безопасность.

Дыганова вновь просила слова. Салахов предлагал его не давать, мотивируя это заинтересованностью энергоуниверситета. Дескать, между ним и Vomm заключен меморандум о сотрудничестве.

— Мы не представляем компанию Vomm. Мы представляем интересы природоохранной прокуратуры, где объективно рассматриваем все технологии по одним и тем же позициям, — парировала Дыганова. По её убеждению, оптимальную для Казани технологию предлагают именно итальянцы, поскольку с её помощью "решается вопрос утилизации осадка". Проще говоря, осадок не только сушат, но и сжигают, после чего как будто ничего не остается.

В свою очередь представители "Водоканала" заявили, что выбранная ими технология рекомендована справочником наилучших доступных технологий.

— Там рекомендована схема барабанной сушки. Не технология, — вновь поднялась с места Дыганова.

СПОРЫ ПАТРИОТОВ

— На обслуживание иностранного оборудования потом будут тратиться иностранные деньги. Где гарантия, что вы потом не скажете, что в связи с тем, что евро повысился, у нас в контракте изменяются условия? — обозначил свои сомнения Яфизов.

— В контракте прописываются все эти ограничения, — ответил Гибадуллин.

— Ну хорошо. Вы же потом можете отказаться от исполнения, допустим, если рубль станет 100 евро.

— Компания берет на себя этот риск, и причем это было озвучено не раз.

— Мы тридцать лет будем менять там фильтра! — поддержал председателя Салахов. Потом уточнил: — То есть через тридцать лет мы должны будем в Италии покупать фильтра.

— У нас было пожелание, конечно, чтобы техническое обслуживание было выполнено в нормальных условиях, — отчасти согласился Джил. — Но мы таблицу делали: эксплуатационные расходы получаются ниже, чем у конкурентов.

Позже Джил использовал последний аргумент — напомнил присутствовавшим о недавнем визите делегации из Татарстана во главе с президентом республики Миннихановым в Ломбардию, где также состоялась встреча с руководством компании VOMM. Решения "Водоканала", по его мнению, "не совсем подходят к тем выводам, которые были сделаны во время этого визита".

Аргумент ожидаемого действия не возымел: политические вопросы не относятся к рассматриваемому делу, отрезал Яфизов. А вдобавок заметил, что в целях защиты государственного строя российским законодательством предусмотрены ограничения в допуске иностранных товаров, в том числе в области машиностроения.

— У меня в связи с этим вопрос: у вас установлены требования такие?

— Нет, наше оборудование не входит, — парировал Джил.

— Пока нет, — подтвердил Салахов.

После небольшого перерыва председатель объявил, что комиссия откладывает принятие решения до 30 января. К участию в деле будет привлечено "ГМС Нефтемаш".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG