Ссылки для упрощенного доступа

"Здунов — вообще ноль, потерялся!"


Махачкала, инфекционная больница

Из Дагестана приходят тревожные новости. Местное издание "Черновик" недавно опубликовало список врачей и других медицинских работников, которые погибли во время пандемии COVID-19 в pеспублике Дагестан. Согласно официальным данным, на 15 мая здесь зафиксировано 3192 подтвержденных случая заражения коронавирусом, 27 человек скончалось. Полное излечение от вируса на сегодня отмечено у 1490 человек. Уровень летальности составляет 0.85%​. "Idel.Реалии" опросили местных жителей: как им видится ситуация в регионе. Имена опрошенных изменены по их просьбе.

На 8 мая у нас в одной только городской больнице умерло 72 человека


По данным властей, основной проблемой региона является недостаточное количество тестирований населения на COVID-19, что связано с отсутствием лабораторных мощностей, дефицитом тест-систем и расходных материалов. Центральным аппаратом Росздравнадзора территориальному органу по Дагестану было поручено организовать и провести проверку республиканского Минздрава.

Критически к действиям власти относятся и большинство опрошенных жителей. На вопрос о том, как люди реагируют на действия властей, махачкалинец Хабиб отвечает, немного повысив тон.

— Что говорят? Народ столько времени был возмущен, что Владимир Васильев (глава Дагестана, направленный в регион из Москвы — Idel.Реалии) молчит. Говорят, он явно скрывает степень опасности. И только на днях сказал о пневмонии. Сказал, что от нее умерло свыше 200 человек. Они не связывают это с коронавирусом. На 8 мая у нас в одной только городской больнице умерло 72 человека, — отмечает молодой человек.

При упоминании имени председателя правительства Дагестана и экс-министра экономики Татарстана Артема Здунова градус возмущения в голосе повышается.

— Здунов — вообще ноль! Здунов вообще потерялся. Его не видно. Да и Васильев потерялся. Васильев вот неделю назад появился. Как будто в бункере осели, — делится Хабиб.

Первые 100 дней Артёма Здунова. К чему привел ход "варягом" в Дагестане

Васильев вот неделю назад появился. Как будто в бункере осели


По словам молодого махачкалинца, ситуация в республике критическая.

— В Махачкале, наверное, не осталось семьи, в которой никто не заболел этим COVID-19, пневмонией. У нас их разделяют, пытаясь снизить данные, но все-таки это одно и то же. Хорошо, что у многих это протекает в легкой форме. Некоторые вообще не лечатся, некоторые — дома. Сейчас еще майские праздники были. Амбулаторно чтобы лечить, некоторым назначали капельницы, уколы, а люди не могли в поликлиники сходить, потому что поликлиники закрыты. На дом участковый врач вообще не приходит, это из области фантастики. Людям приходится шастаться и искать частные клиники, где есть процедурные кабинеты. Хотя и там они в большинстве закрыты, — отмечает он.

По словам Хабиба, мест в больницах катастрофически не хватает, инфекционная больница полностью "забита" больными. Он называет и другие больницы, где уже нет мест.

— Если состояние больных в районах ухудшается, то их везут в Махачкалу, — говорит он.

Люди не могли в поликлиники сходить, потому что поликлиники закрыты


Жительница приграничного с Чечней дагестанского города Хасавюрта Зайнаб вторит махачкалинцу. Она сомневается в адекватности официальной статистики.

— Статистика, о которой говорит наш президент, называя цифры 26 от коронавируса и более четырёхсот человек умерших от пневмонии... возможно, эти цифры имеют место, просто непонятно, почему пневмонию отделяют от короны, ведь это и есть последствие короны, а всё дело в том, что анализы никто не берет, или делают вид, что берут, но результаты не приходят. Берут анализы только у тех, кто попадает в больницу, а ведь тут очень много людей, которые не обращаются к врачам, пока умирать не начнут, — счиатет девушка.

Как отмечает жительница Хасавюрта, многие занимаются самолечением, передают из рук в руки назначения и лечатся.

Непонятно, почему пневмонию отделяют от короны, ведь это и есть последствие короны


— Процентов 80 населения Хасавюрта, я думаю, носители этого вируса, в той или иной степени все болеют, у кого-то температура неделю, многие потеряли вкус и обоняние, а те, у кого хронические заболевания и пожилые получают сильный удар. У нас в семье, среди родных и знакомых, кажется, не осталось тех, кто не заболел. Но есть момент, что есть люди, которые до сих пор отрицают этот вирус и считают это заговором, — признается Зайнаб.

По словам Зайнаб, когда ее родственница попала в центральную больницу города, родне все лекарства приходилось покупать самим. Как отмечает девушка, пришлось даже стойку для капельницы приобретать за личный счет. Впоследствии больную родственники отвезли в другую больницу в другом дагестанском городе, где ее поставили на ноги.

Зайнаб признается, что тетю сумели спасти, а бабушку потеряли.

Девушка говорит, что спонсоры помогают больницам с лекарствами, но этого недостаточно и врачам приходится просить родных больных покупать их за свой счет. Как указывает собеседница нашего издания, лекарств в Дагестане часто не найти, покупают в Чечне и Ингушетии. Она также указывает на то, что наблюдает за тем, как всё организовано в Москве. По ее словам, в Москве "Коммунарка" не просто выдает лекарства больным на стационарном лечении, но и предоставляет лекарственные средства, если обратившегося решено было лечить дома.

Мы на лечение брата потратили около 100 000 рублей


— В Дагестане ситуация абсолютно другая. [...] Мы на лечение брата потратили около 100 000 рублей, — констатирует она.

Зайнаб узнала от знакомого врача из Хасавюрта, что только за сутки умерло 13 человек. По ее словам, часто родные стесняются говорить, что члены их семей умерли от коронавируса, предпочитают называть любые другие болезни.

— На тазияты (поминальные ритуалы у мусульман — Idel.Реалии) приходит очень мало людей. Надеюсь, их останавливает сознательность, а не перекрытые между населенными пунктами границы, — резюмирует она.

Часто родные стесняются говорить, что члены их семей умерли от коронавируса, предпочитают называть любые другие болезни


В соседнем с Хасавюртовским Бабаюртовском районе, по словам местного жителя Джамала, ситуация также патовая.

— В Бабаюрте больница переполнена, — говорит Джамал. По его словам, в одном их селе за последние три дня умерли три человека и все — "от пневмонии".

Жительница Ногайского района, который находится на севере республики, говорит, что бить тревогу нет надобности. Она не знает точных цифр по инфицированным в муниципальном образовании, но отмечает, что больные есть и многие уже вылечились. Летальные случаи ей неизвестны.

Джамиле, жительнице районного центра Карабудахкент, который расположен южнее Махачкалы, цифры по Карабудахкентскому району кажутся правдоподобными. На 15 мая, по официальной статистике, в районе развернуто 230 коек, 207 человек в стационаре "с предварительным результатом пневмония", 63 подтвержденных случая заражения коронавирусом, 255 человек выздоровело, 40 — умерло (не уточняется от чего).

У Джамили заразились несколько родственников.

— Никто не был готов. Сейчас, правда, мало стало случаев, дети болеют без осложнений. У нас в районе многие спонсоры помогали больнице лекарствами. Первыми заболели врачи. Вместо них на работу вышли доктора, у которых нет опыта работы в стационаре. Возможно, и это повлияло на число летальных исходов, — говорит девушка.

Житель Каспийска Тимур также указывает на то, что в Дагестане разделяют случаи инфицирования коронавирусом от пневмонии, он видит в этом политические мотивы.

— Это всё сделано для того, чтобы не признавать провал региональных властей перед федеральными, — констатирует он.

По словам молодого человека, медиков в добровольно-принудительном порядке направляют в красную зону. При этом он отмечает, что нет достаточного количества средств защиты, а условия не позволяют работать в нормальном режиме. Он уточняет, что красная зона — это местный роддом.

Всё сделано для того, чтобы не признавать провал региональных властей перед федеральными


Тем временем, по словам первого вице-премьера Дагестана Анатолия Карибова, в распоряжении медицинских учреждений Дагестана есть 837 аппаратов искусственной вентиляции легких, их загруженность на сегодняшний день составляет 12,1%. ​

По его словам, в республике также значительно увеличилось количество койко-мест, выделенных для лечения зараженных коронавирусом и больных пневмонией.

"У нас 69 медицинских учреждений, в которых развернута эта работа. Планировали 1556 коек. Сейчас мы увеличили их в 2,6 раза. Их 8263 у нас. Всего по Северному Кавказу их 10221. 80,1% приходится на Дагестан", — поделился информацией чиновник.

Он отметил и возросшую из-за пандемии нагрузку на работников скорой помощи. По его словам, были дни, когда в Махачкале за смену поступало до 700 вызовов (по 20 вызовов на одну бригаду).

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG