Ссылки для упрощенного доступа

Накануне в Казани состоялись общественные обсуждения воздействия на окружающую среду планируемого строительства пирсов на озерах Глубокое и Малое Глубокое в городском лесу Лебяжье. Мотивы организаторов созвать общественников остались до конца неясны. Но выглядело это так, будто городская администрация, используя возмущение активистов, хочет затянуть исполнение решения суда, грозящее муниципальной казне потерей 78,5 миллионов.

В половине второго дня в помещении комитета внешнего благоустройства собрались три десятка жителей - невиданное для столицы дело. Дело в том, что за два часа до начала сотрудники комитета сами обзвонили активистов и призвали принять участие в слушаниях.

В помещении комитета внешнего благоустройства собрались три десятка жителей - невиданное для столицы дело

Проект разработан ООО "ТрансПроектСервис". Его заказчиком и организатором слушаний был комитет внешнего благоустройства. Мероприятие вел руководитель отдела содержания и благоустройства комитета Дамир Шайхутдинов.

Суть проекта описала его главный инженер Джамиля Хисамова. Она заключается в строительстве двух пирсов 12 на 12 метров с бетонным покрытием на обоих озерах с целью забора воды в противопожарных целях и двух подъездов к ним.

Оба подъезда к пирсам спроектированы в продолжение существующих дорог, ведущих к жилым массивам в лесу. Это однополосные дороги шириной 4,5 метра общей протяженностью около 400 метров из щебеночно-песчаной смеси.

В начале подъездных путей проектом предусмотрено установление шлагбаумов для предотвращения заезда личного транспорта. Еще по одному ограждению из металлического забора в виде сетки и распашных ворот на замке планируется возвести на бетонных разворотных площадках и самих пирсах. Ключ от распашных ворот должен храниться в отделениях дежурной части МЧС. Площадки и подъезды к ним, как заверила собравшихся главный инженер проекта, предназначены исключительно для использования в противопожарных целях.

Кроме того, проектом предусмотрено устройство освещения подъездных дорог и пирсов, а также строительство локальных очистных сооружений - для очистки поверхностных стоков, стекающих с дороги, с последующим сбросом воды в водоем.

АЛЬТЕРНАТИВ НЕТ

- А что будет располагаться на пирсах? Кафе, что вы планируете? Вы же небесплатно запланировали такое для города. В чем ваша выгода? - поставил вопрос ребром Иван Климов, председатель регионального отделения Трудовой партии России в Республике Татарстан.

Иван Климов
Иван Климов

- Наша выгода? - удивилась главный инженер. - Никакой. Мы - проектная организация.

- Пирс пожарный. Какая тут может быть выгода? - добавил кто-то из организаторов.

Общая стоимость реализации задуманного - 78,5 миллионов рублей

- И второй вопрос, - продолжил Климов. - Сколько деревьев нужно срубить?

- 341 дерево, 20 кустарников, 225 квадратных метров поросли и 4236 квадратных метров газона, которые подлежат восстановлению путем разработки компенсационного озеленения и высадки 520 деревьев, - отрапортовала Хисамова. Затраты на компенсационное озеленение, согласно проекту, составят чуть больше трех миллионов рублей. Общая стоимость реализации задуманного - 78,5 миллионов рублей.

- А почему к озерам Глубоким проектируется эта дорога? Почему на Лебяжьем, например, нельзя забирать воду? - поинтересовалась я.

- Во-первых, в техническом задании (которое выдал заказчик — Н.Б.) конкретно прописано, где пирсы и подъездные пути должны быть расположены, - объяснила представитель "ТрансПроектСервис". - До окончательного принятия решения были рассмотрены варианты использования существующих съездов к озеру Малое Лебяжье. Здесь имеется съезд, мало-мальски организованный. Также был рассмотрен вариант использования существующих сетей подземного водопровода и с выходом гидрантов и использования их. Однако решающим оказалось здесь мнение МЧС, в частности - пожарных служб, которые конкретно прописали в протоколе рассмотрения вариантов строительство именно пирсов с твердым покрытием у берега озер Глубокое и Малое Глубокое.

Раз за разом участники слушаний возвращались к вопросу — почему на Глубоком

- Там было решение суда, - добавил Шайхутдинов. - По решению суда нас обязали построить именно на озерах Малом Глубоком и Большом Глубоком пожарные пирсы.

На этом обсуждение проекта могло бы и остановиться, поскольку, как оказалось, никаких альтернатив у предложенного проекта не было и не могло быть. Однако раз за разом участники слушаний возвращались к вопросу — почему на Глубоком.

Хисамова предположила, что требование МЧС связано с расположением поблизости от озер застроенных территорий, а также ресторана "Нарат", который "спасти не удалось в очередной раз". В этом году он снова сгорел.

- В техническом регламенте по требованиям пожарной безопасности – 123-ФЗ – прописаны требования о том, что в населенных пунктах с количеством жителей до 5 тысяч человек должны быть предусмотрены пожарные водоемы и подъездные дороги к ним, - пояснила Хисамова, подразумевая под населенным пунктом, видимо, поселок Творческих работников возле Малого Глубокого, и несколько домов возле Глубокого.

"ГОРИТ ТАМ ОБЫЧНО ЭТОТ РЕСТОРАН..."

Влияние реализации проекта на окружающую среду (судя по докладу коллеги Хисамовой, который не представился) будет незначительным. По расчетам ожидается, что воздействие на атмосферный воздух, поверхностные воды, на растительный и животный мир, шумовое воздействие, образование отходов на стадии строительства окажется в пределах нормы. На стадии же эксплуатации расчеты произвести сложно, поскольку неизвестно, сколько пожарных машин там будут ездить, и будут ли вообще.

- Почему именно на Глубоком озере, в рекреационной зоне особо охраняемой территории, надо строить эти пожарные объекты? - возмутилась Галина Юпина, начальник отдела оптимизации наземных экосистем института экологии и природопользования КФУ.

Возраст деревьев в лесном массиве, окружающем озеро, по её словам, составляет 200 лет. Мало того, этим летом она совместно с международной экологической школой обнаружила в районе озера краснокнижные виды. К примеру, трутовик зонтичный — из Красной книги России.

А мы не знаем, сколько будет забираться воды на пожаротушение!

- Вы будете выкачивать воду из этого озера, правильно? - не унималась Юпина. - А чем это озеро будет постоянно пополняться? Вы рассчитали эти моменты?

- А мы не знаем, сколько будет забираться воды на пожаротушение! – парировал проектировщик. - Предугадать количество пожаров и количество машин сейчас не возможно. Вы можете сказать, сколько машин будет?

- Я могу сказать, сколько там может быть, - вызвался Сергей Мухачев, председатель татарстанского отделения "Социально-экологического союза". - Учитывая то, какие пожары там возникают, мы видим, что они возникают раз примерно в четыре-пять лет. Для тушения того, что там горит, а горит там обычно этот ресторан...

Сергей Мухачев
Сергей Мухачев

- Да, "Нарат", - вклинилась Юпина. Зал разразился хохотом.

Зал разразился хохотом

- Больше там ничего не горит и не горело за последние сорок лет! - увлеченно продолжил Мухачев. - Там нужно порядка 60 кубов воды и всё. Вот и посчитайте: десять кубов воды в год спокойно восполняется. Но тут встаёт другой вопрос совсем. Берег озера Глубокое и площадь, окружающая его, невелика. Если мы посмотрим, как оно используется для рекреации — там очень много народа. Убирать деревья с побережья этого озера было бы неправильно с рекреационной точки зрения и экологической тоже, поскольку никакая компенсация, которая сейчас прописана в законе, не компенсирует снос такого древостоя. Встает вопрос о том, почему нельзя установить этот водозабор на озере Лебяжьем, где не нужна такая дорога, почти ничего не надо рубить, не нужны такие затраты денег. У нас город безумные деньги что ли имеет, без счета?

- Мы уже докладывали, что по решению суда так написано, - отрезали организаторы.

У нас город безумные деньги что ли имеет, без счета?

- А не существует альтернативных путей? Не дорога для машин, а, например, пожарный трубопровод, - кто-то робко предложил из зала. - Водозабор и трубопровод.

У КОМИТЕТА СТРОИТЬ ПИРСЫ "ОСОБОГО ЖЕЛАНИЯ НЕТ"

После того как главный инженер проекта в очередной раз заявила, что данный вопрос уже обсуждался, слово взял заместитель председателя комитета внешнего благоустройства Альберт Ибрагимов.

- Решение суда было одиннадцатого года. Поэтому мы очень долго - сам комитет, исполком [говорили, что] мы против строительства на данном озере. Но, к сожалению, мы попали в цейтнот. Одиннадцатый год, пожары, "Адмирал", МЧС, и нам не удалось четыре года обжаловать данное судебное решение. Поэтому мы вынуждены исполнять решение суда — заказали проектирование. Не значит, что на стадии проектирования будет стройка, будут деньги. Это ни о чем не говорит. Сейчас обсуждаем проект. Со своей стороны хотелось бы, чтобы было разумное для всех объяснение. Ничего исполком использовать там не собирается и не планирует.

- В смысле? - уточнила я.

- Вот мужчина, - Ибрагимов указал на Климова, - упорно - под кафе, кафе, кафе (Климов действительно несколько раз поднимал вопрос о возможном изменении назначения проектируемых объектов в будущем — Н.Б.). Во-первых, Лебяжье (городской лес - Н.Б.) - там будет благоустройство. Проектируются маленько другие направления. Речь идет о проектировании пирса на данном участке. Обсуждались с пожарными альтернативные пути. Там существующий есть пожарный гидрант. Около двадцати, по-моему, гидрантов. Строит "Салават Күпере" - идет водопровод. Но нет обратки (МЧС требует оборудовать пирсы на озерах на случай отключения воды, чтобы в гидрантах всегда была вода — Н.Б.). Мы всё ведь это просматривали. Но, к сожалению, получилось как получилось. Сейчас по решению суда мы рассматриваем проект. При этом мы понимаем, что резонанс экологический, что проезд там - будут люди ломать, будут люди плавать на этот пирс. У нас тоже особого желания нет. Но есть закон.

ПЛАВУЧИХ ОСТРОВОВ ПРОЕКТИРОВЩИКИ НЕ НАШЛИ

- Я от общественной организации "Велоклуб "Негонки" хочу высказаться, что более вандального проекта за последнее время я просто не видел. Отвратительно, потому что задача рекреационного развития для отдыха горожан, для культуры выставляется в такой низкий приоритет, - вынес свой вердикт велоактивист Фарид Ахметов и в качестве альтернативы проектному варианту предложил выкопать технический водоем на территории близ "Оргсинтеза". Те территории, с рекреационной точки зрения, на его взгляд, менее полезны. Водоем там не помешает природному комплексу и в то же время обеспечит технические характеристики противопожарного объекта.

Фарид Ахметов
Фарид Ахметов

Более вандального проекта за последнее время я просто не видел

Против предложенных вариантов Фарид привел еще один аргумент: - Я на Малом Глубоком неоднократно бывал. И та сторона, что ближе к дороге находится — там такие торфа, грунты плавающие. И если там что-то строить, во-первых, большой природный ущерб будет нанесен, и во-вторых, понадобятся большие расходы.

- А на каком основании у вас информация, что там торфа? - искренне удивилась Хисамова. - Произведены инженерно-геологические изыскания, лабораторные испытания — там песок.

- Я - путешественник и бывал на большом количестве озер, - объяснил активист. - Я представляю, когда остров обрастает такой растительностью невысокой, значит, что внизу - это всё плавающее там есть.

- Да, там есть такое. Это я как биолог могу сказать. Там сфагновый остров, сплавина - подтвердила сидящая рядом корреспондент "Казанского репортера" Екатерина Белова. Биолог по образованию, она в свое время делала курсовую работу об этом явлении на малом Глубоком, заключающемся в зарастании поверхности водоема от берега к центру растительным слоем из корневищных растений, мхов и лишайников. После того как сплавина оторвется от берега, она образует "плавучие острова".

К слову, краснокнижные виды у озера Глубокое проектировщикам также не повстречались.

Во время рассмотрения дела в 2011 году структуры исполкома желания защитить лес не проявляли

По прошествии почти часа с начала слушаний организаторы наконец принесли решение суда 2011 года и зачитали присутствовавшим резолютивную часть. Суд удовлетворил заявление прокурора Кировского района, поддержанное МЧС, и действительно потребовал возвести пирсы на озерах Глубокое и Малое Глубокое. Расхождение с заявлениями представителей комитета внешнего благоустройства обнаружилось однако в мотивировочной части решения. Судя по тексту, во время рассмотрения дела в 2011 году структуры исполкома желания защитить лес не проявляли. Ни исполком Казани, ни комитет земельных и имущественных отношений, ни администрация Кировского и Московского района в суд не явились. Последняя прислала заявление - о согласии с иском. Да и вообще строительство данных пирсов, согласно письму первого заместителя руководителя исполкома Казани 2008 года, на которое ссылается суд, должно было быть включено в программу "Поселок" еще в 2009 году.

Заключение по результатам слушаний было опубликовано на сайте исполкома в тот же день. В нем говорится, что комитету внешнего благоустройства совместно с МЧС РТ предложено рассмотреть вопрос отказа от строительства пирсов в пользу устройства альтернативных источников воды для пожарных нужд в районе озер Малое и Большое Глубокое. Правда, это еще не значит, что проект не получит положительного заключения государственной экологической экспертизы. Формальное условие выполнено - слушания проведены.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG