Ссылки для упрощенного доступа

Сегодня глава КПРФ в Татарстане Хафиз Миргалимов собрал журналистов, чтобы прокомментировать увольнение второго секретаря рескома партии Артема Прокофьева и произошедшую 2 ноября потасовку в здании Госсовета Татарстана, в результате которой перелом запястья получила сотрудница партии Динара Халимдарова. Миргалимов назвал случившийся конфликт "ложью, клеветой и попыткой шантажа определенных людей, которые участвовали в этом мероприятии". Кроме того, он заявил, что Халимдаровой не был причинен ущерб, а ее судьба в партии решится после того, как она выйдет с больничного. Артем Прокофьев в ответ на это назвал действия Хафиза Миргалимова "очевидным наступлением на все самостоятельные фигуры в татарстанском отделении КПРФ".

– Я два месяца молчал, – начал сегодняшнюю пресс-конференцию глава КПРФ в Татарстане Хафиз Миргалимов. Нельзя не отметить, что несмотря на практически полный зал, некоторых журналистов, в том числе "Idel.Реалии", на сегодняшнюю встречу с Миргалимовым не позвали. Источник в партии пояснил, что это была инициатива руководства татарстанского отделения партии, направленная на то, чтобы донести "правильную" информацию до журналистов. Благо, "Idel.Реалии" за пять минут до начала пресс-конференции все-таки узнали о мероприятии.

А посвящено оно было итогам пленума рескома КПРФ, который прошел в субботу, 17 декабря. Главное событие прошедшего пленума – увольнение с поста второго секретаря Артема Прокофьева. В тот день сам Прокофьев, комментируя такое решение "Idel.Реалии", процитировал Миргалимова, который заявил, что [Прокофьев] "не справляется с работой". Сегодня, отвечая на вопрос журналиста "Idel.Реалии", с какой формулировкой уволили Прокофьева и какой пункт устава КПРФ он нарушил, Хафиз Миргалимов скупо ответил, что "нам надо было укрепить депутатскую вертикаль, и ему [Прокофьеву] был предложен пост секретаря по депутатской вертикали, ему был предложен другой участок работы и все". Прокофьев от такого предложения отказался.

У нас принцип демократического централизма

– На пленуме все члены высказались за то, что секретаря рескома надо менять. Что остается первому секретарю? Я не могу игнорировать мнение членов пленума. У нас принцип демократического централизма. Кому-то он не нравится. Если кто-то позволяет себе не выполнять постановления бюро, пленума, президиума ЦК, я такое не могу игнорировать – я солдат партии, – прокомментировал Хафиз Миргалимов. – Перед пленумом состоялось бюро, мы обсудили этот вопрос. Я ему [Прокофьеву] сказал: "Найди в себе силы, приходи в реском работай. Если не получается, выбери работу по душе". Ему нравится депутатская деятельность, выступления, Госсовет, трибуна, а ведь у нас во дворе работа – мы должны провести отчетно-выборную кампанию, – рассказал Хафиз Миргалимов.

Однако большинство присутствующих журналистов понимало, с чем связана отставка Артема Прокофьева. Еще второго ноября в кабинете фракции в Госсовете Татарстана между Прокофьевым и Миргалимовым произошла потасовка, от которой больше всего пострадала специалист отдела организационно-партийной и кадровой работы Динара Халимдарова, у которой диагностировали закрытый перелом полулунной кости правого запястья, сотрясение мозга и ушиб шейного позвонка. Через некоторое время Халимдарова рассказала "Idel.Реалии", что получила травмы в результате действий Миргалимова, который толкнул ее в шкаф, после чего девушка упала.

После этого инцидента внутри КПРФ произошли несколько событий, каждый из которых нуждается в проверке и детальном описании. На данный момент можно сказать лишь то, что за прошедшие полтора месяца на заседании бюро рескома успели обвинить Прокофьева и Халимдарову в том, что именно они были виновны в случившемся конфликте, а через некоторое время – отменить это же решение. Источники в реготделении говорили и о том, что руководство КПРФ в Татарстане планировало и вовсе выгнать Прокофьева из партии, однако из-за должности в Центральном комитете партии этого сделать не удалось.

Ближе к концу ноября в Татарстан также приезжала Центральная контрольно-ревизионная комиссия (ЦКРК) КПРФ для выяснения обстоятельств случившегося. Спустя некоторое время президиум ЦКРК предложил президиуму ЦК объявить строгий выговор Миргалимову и выговор – Артему Прокофьеву. Президиум ЦК вынесет итоговое решение в январе. "Любое решение партийной конференции я приму как должное. Но пока мне доверяют, я должен выполнять свои функции в соответствии с уставом", – указал сегодня Миргалимов.

– Я считаю решение президиума ЦКРК о том, что я получил "строгача", а Артем Прокофьев – выговор – справедливым. Реском принимает все те недостатки, которые указаны, но я никогда не соглашусь с той провокацией, которая была совершена в адрес меня со стороны тех, кто в этом участвовал. У меня совесть чиста. Я докажу свою непричастность к этому вопросу, я выше этого. Такие вопросы так не решаются, надо уважительно относиться друг к другу, – отметил Миргалимов.

У меня совесть чиста. Я докажу свою непричастность к этому вопросу, я выше этого.

Противоборство внутри партии вылилось и в постановление казанского горкома КПРФ, который осудил действия Миргалимова за то, что он наградил памятной медалью "Дети войны" экс-лидера Всетатарского общественного центра Галишана Нуриахмета. В прошедшую субботу такое решение обернулось строгим выговором первому секретарю казанского горкома Алексею Серову. Досталось и секретарю реготделения по социально-экономическим вопросам, депутату Госсовета Александру Комисарову, которому намекнули на то, что выговор может получить и он. Сегодня на пресс-конференции Миргалимов, комментируя ситуацию с Комисаровым, заявил, что "предупреждение не было вынесено – оно было в проекте". "Надо выполнять свои обязанности. У секретаря по социально-экономическим вопросам очень большой объем работы – не надо прикрываться за плечи первого секретаря", – констатировал Хафиз Миргалимов.

Перейдя сегодня к главной теме, конфликту с Артемом Прокофьевым, Миргалимов, до конца пытаясь не называть имен, заявил, что потасовка в здании Госсовета – "ложь, клевета и попытка шантажа определенных людей, которые участвовали в этом мероприятии". На уточняющий вопрос журналиста "Idel.Реалии", о каких людях идет речь, Миргалимов ответил, что с инцидентом разбирается СУ СКР по РТ (которое начало проверку по материалам СМИ), а не называть имен – это его прерогатива.

– Я подождал два месяца и сейчас могу ответственно заявить, что я здесь не при чем. Если кто-то хочет куда-то быстро пройти пробежкой, товарищи, надо пробежать дистанцию как положено. Бывает физиологический выкидыш, бывает политический выкидыш, к этому надо привыкать, с этим надо согласиться, надо выдержать свое, – намекнул Миргалимов.

Он также отметил, что исполняющим обязанности секретаря по организационно-партийной и кадровой работе избран Рамиль Гайфуллов – руководитель аппарата рескома. "Он и водитель, и жнец, и кузнец, и партийный работник, и грузчик, и руководитель. Нам нужны такие работники, которые день и ночь в районах и городах. Я думаю, кадровые изменения неизбежны. И Миргалимов не вечен", – отметил он.

Однако, несмотря на кадровые перестановки, журналистов все же больше интересовала потасовка в здании татарстанского парламента.

– Мне ни возраст, ни статус не позволяют такие воздействия, которые мне инкриминируют через СМИ. Я никого никогда даже пальцем не трогал и не могу трогать. Я уважаю законы, Конституцию, депутатский иммунитет, Госсовет, я уважаю тех людей, с которыми я работаю. Это была чистейшая провокация. Меня оклеветали, меня оболгали, меня пытаются шантажировать. Я точно знаю, что ничего не сломано (речь идет о травмах Динары Халимдаровы – ред.), даже царапины нет. Это данные…? – не договорил Миргалимов.

– Чьи, не подскажете? – попытался уточнить журналист "Idel.Реалии".

– Не подскажу, – отказался отвечать глава партии в Татарстане.

Это провокация чистейшей воды. Я не способен этого делать. Я рос в многодетной семье, у нас восемь детей, семь братьев – нас воспитали уважительно относиться и к старшим, и к младшим.

– Это провокация чистейшей воды. Я не способен этого делать. Я рос в многодетной семье, у нас восемь детей, семь братьев – нас воспитали уважительно относиться и к старшим, и к младшим. Если нужно будет, честь и достоинство отца, деда, брата, знакомого, друга я защищу, но пока я воздерживаюсь. Предварительно, по данным СМИ, решение вынесено – Миргалимов не при чем. Соответствующую информацию я представлю председателю нашей партии Геннадию Зюганову. Еще раз повторяю, что совесть у меня чиста. Я никого пальцем не трогал – не имел на это право. Тем более, в стенах Госсовета, – сказал Миргалимов.

Что касается того, какие санкции будут применены к Динаре Халимдаровой, Миргалимов ответил, что пока ждет решение Следственного комитета. "Вот выйдет с больничного товарищ Халимдарова – будет бюро", – заявил он и добавил, что "не хочет про нее здесь говорить".

– Ее, во-первых, здесь нет – она на больничном. У нас есть постановление ЦКРК, что внутрипартийные вопросы не нужно выносить от первого лица. Я вам говорю столько, сколько мне позволяет устав. Придет время – я все скажу открытым текстом. А его (по всей видимости, речь идет о Прокофьеве – ред.) вину я вижу, что нельзя все это было вытаскивать, а прийти и поговорить. Я даже в Госсовете на следующий день не сделал заявление. Придет время – буду делать после окончания проверки, потому что задета честь и достоинство гражданина, отца, деда, мужа и депутата. Такие вещи нельзя допускать ни в коем случае, – резюмировал Хафиз Миргалимов.

На уточняющий вопрос, что же все-таки произошло второго ноября в здании Госсовета республики, Миргалимов лишь ответил, что "этот вопрос пока расследуется".

– Это была провокация, – продолжил Миргалимов.

– Вы толкали Динару Халимдарову в шкаф? – попросил уточнить журналист "Idel.Реалии".

– Это была провокация и шантаж, попытка клеветы. Следственный комитет работает, – сухо ответил глава КПРФ в Татарстане.

Артем Прокофьев, который остался членом бюро и ЦК, в разговоре с журналистом "Idel.Реалии" отметил, что субботний пленум – "это очевидное наступление Миргалимова на все самостоятельные фигуры в татарстанском отделении КПРФ".

Все эти решения он принимал, не уведомив об этом федеральное руководство

– Мы понимаем, что этим история со стороны Миргалимова не закончится. Мы знаем решение по мне, по Серову, также прозвучало мнение о том, нужен ли вообще казанский горком. Видимо, уже целая организация должна нести ответственность за то, что она не согласна с тем, что делает Миргалимов. Все это выглядит как крайне разрушительная деятельность со стороны Миргалимова в преддверии того, как президиум ЦК в январе будет рассматривать вопрос по нему самому. Кроме того, все эти решения он принимал, не уведомив об этом федеральное руководство. Могу сказать, что на президиуме ЦКРК было отдельное предупреждение в отношении Миргалимова, чтобы он перестал провоцировать конфликты. Было сказано, что надо нормализовать работу. Но мы видим совершенно другие подходы, – отметил Прокофьев.

Он также назвал "самым вопиющим" слова Хафиза Миргалимова о том, что Динара Халимдарова, якобы, не получила никаких повреждений.

– Это по сути безответственное и подлое заявление, потому что мало того, что она так пострадала, так он еще и делает такие заявления. Это просто морально низко с его стороны. Партия – это не Миргалимов, несмотря на то, что он хочет так думать. Это не так, поэтому мы уверены, что непродуманные для партии решения будут отменены, – резюмировал Артем Прокофьев.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG