Ссылки для упрощенного доступа

Стали известны новые подробности по закрытому для СМИ и слушателей делу "Чистопольского джамаата". Есть ли алиби у обвиняемых по эпизоду с запуском ракет в "Нижнекамскнефтехим", какие несостыковки в эпизоде с поджогом церкви в Чистополе обнаружила сторона защиты и почему защитники обратились с жалобой на судей – в материале "Idel.Реалии".

Дело "Чистопольского джамаата" закрыли для журналистов и слушателей еще 1 ноября этого года. Тогда гособвинитель Андрей Кропотов потребовал у суда удалить из зала представителей СМИ и родственников подсудимых, так как одна из свидетелей просит провести допрос в закрытом режиме, опасаясь за свою жизнь. Этот свидетель – Гульнара Мингалеева, жена убитого во время спецоперации в Чистополе 1 мая 2014 года Раиса Мингалеева. По версии следствия, именно он – создатель "Чистопольского джамаата" и "Моджахедов Татарстана", а также организатор убийства руководителя учебного отдела муфтията Валиуллы Якупова и покушения на муфтия Татарстана Илдуса Файзова. Женщина объяснила, что на нее оказывается давление со стороны родственников подсудимых, поэтому она опасается за свою жизнь и жизнь своих детей.

Дело "Чистопольского джамаата" - за 2 минуты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:07 0:00

Другим основание для закрытия процесса стало то, что вскоре обвинение намеревалось огласить результаты экспертизы по изготовлению самодельных взрывных устройств. Судьи Приволжского окружного военного суда тогда удовлетворили ходатайство. Защита намеревалась обжаловать решение, но, позже выяснилось, что, согласно изменениям в УПК России, теперь обжаловать закрытие процесса можно только вместе с приговором суда.

Обвинение заявило о 154 свидетелях, которых намеревается опросить в входе процесса

Напомним, 20 октября Приволжский военный окружной суд начал рассмотрение дела "Чистопольского джамаата". Дело слушалось в казанском военном гарнизонном суде в открытом режиме. На скамье подсудимых находятся девять татарстанцев – 38-летний Марат Сабиров, 32-летний Рафаэль Зарипов, 38-летний Айрат Ситдиков, 36-летний Алмаз Галеев, 25-летний Михаил Мартьянов, 29-летний Руслан Гафуров, 39-летний Джаудат Ганеев, 29-летний Станислав Трофимчик и 53-летний Рамиль Абитов. В начале октября арест подсудимых продлили до марта 2017 года.

Все они обвиняются в создании преступного и террористического сообществ, теракте, участии в деятельности террористической организации, возбуждении ненависти и вражды и ряде других преступлений.

Неделю назад, как рассказал "Idel.Реалии" знакомый с процессом источник, закончился допрос свидетелей обвинения, и защита перешла к опросу свидетелей со свой стороны. Напомним, что обвинение заявило о 154 свидетелях, которых намеревается опросить в входе процесса.

ЭПИЗОД С ЗАПУСКОМ РАКЕТ В "НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ"

Источник поделился информацией о ходе допроса свидетелей и позиции защиты по эпизоду с запуском ракет в "Нижнекамскнефтехим". Согласно обвинительному заключению, Рамиль Абитов, Марат Сабиров и Айрат Ситдиков в первой половине ноября 2013 года в Чистополе в гараже, расположенном по улице Валиева, 11, организовали незаконное изготовление не менее пяти самодельных взрывных устройств, выполненных по типу реактивных снарядов осколочно-фугасного действия, заряженных самодельными взрывчатыми веществами. И не менее одной хвостовой части самодельного взрывного устройства, содержащего ракето-двигатель и хвостовую часть пусковой установки.

Рафаэль Зарипов заявил на суде о наличии у него алиби на время совершения предполагаемого преступления

14 и 15 ноября на территории той же базы подсудимые Рафаэль Зарипов и Айрат Ситдиков, а также Шайдуллин по поручению Сабирова погрузили взрывные устройства и хвостовую часть пускового устройства в багажник автомобиля Ситдикова и рано утром 15 ноября 2013 года незаконно перевезли из Чистополя в Нижнекамск к автозаправочной станции "Татнефть", расположенной по адресу улица Промышленная, 10. Здесь Зарипов, Сабиров, Ситдиков и Шайдуллин, а также присоединившийся к ним Мингалеев и Назипов установили взрывные устройства, четыре из которых были запущены в "Нижнекамскнефтехим", – пояснил прокурор Татарстана Илдус Нафиков, зачитывая обвинительное заключение в ноябре.

Источник рассказал, что Рафаэль Зарипов заявил на суде о наличии у него алиби на время совершения предполагаемого преступления. По его версии, он, проснувшись рано утром в тот день отправился в лечебницу для психических больных, чтобы починить там холодильник (обвиняемый занимался ремонтом). После этого он заехал в мечеть для намаза. Там ему позвонил по объявлению из газеты гражданин Убейкин, и Зарипов отправился к нему на вызов. Там обвиняемый починил холодильник и, выписав квитанцию, отправился по своим делам.

Обвиняемый также смог точно описать дорогу к дому гражданина

Свидетель давал показания в ходе следствия, тогда ему показали фотографию Рафаэля Зарипова с младшим братом и Убейкин указал на брата обвиняемого, заявив, что именно он приезжал к нему на вызов. Сторона обвинения вызвала на допрос в суд Убейкина. В суде тот подтвердил свои показания. Рафаэль Зарипов в свою очередь отметил, что помнит некоторые подробности того выезда. Он вспомнил, что холодильник Убейкина был еще на гарантии, но там лежала рыба, которая могла испортиться, поэтому он вызвал мастера на дом. Обвиняемый также смог точно описать дорогу к дому гражданина.

Во время допроса один из свидетелей обвинения – Раис Шайдуллин (участник "Джамаата", в декабре 2014 года осужден решением Верховного суда Татарстана на 11 лет строгого режима за содействие и участие в террористической деятельности, перевозке самодельных взрывных устройств, повреждении чужого имущества по неосторожности – "Idel.Реалии") – заявил, что он, Ситдиков и Сабиров ехали в автомобиле ИЖ "Ода" из Чистополя в Нижнекамск, где и поставили ракеты. Однако, в материалах дела есть допрос Шайдуллина, где он заявляет о том, что в автомобиле был еще и Рафаэль Зарипов. На суде он отказался от показаний в этой части. "На вопрос защиты о том, как рядом с ними в тот день на месте преступления оказался Зарипов, тот ответил, что не может ответить на этот вопрос", – рассказал источник.

Согласно биллингу (информации о вышках сотовой связи, через которые мобильные телефоны подключались к сети), все обвиняемые в тот день не были рядом с местом преступления

Другой обвиняемый – Айрат Ситдиков – в тот день утром попал в ДТП на автомобиле "Газель". Он попросил на суде предоставить информацию из ГИБДД о времени первого вызова наряда на место аварии, однако ему заявили, чтобы защита сама обратилась в инспекцию. В ГИБДД на запрос стороны защиты лишь ответили, что смогут предоставить информацию по запросу суда. Защита намерена в скором времени обратиться с этим требованием к суду.

Третий обвиняемый – Алмаз Галеев – утром 15 ноября 2013 года был с детьми на природе, что подтверждают сделанные в то утро фотографии, рассказал источник. Он также отметил, что, согласно биллингу (информации о вышках сотовой связи, через которые мобильные телефоны подключались к сети), все обвиняемые в тот день не были рядом с местом преступления.

ЭПИЗОД С ПОДЖОГОМ ЦЕРКВИ В ЧИСТОПОЛЕ

Согласно обвинительному заключению, в конце октября 2013 года Рафаэль Зарипов, Алмаз Галеев, Джаудат Ганиев и Руслан Гафуров по поручению руководителя разработали план поджога деревянной церкви в Чистополе. К этому они привлекли Михаила Мартьянова и Станислава Трофимчика. Галеев организовал наблюдение за церковью и выбрал удобное время для совершения преступления. Мартьянов по поручению приготовил не менее трех бутылок бензина. В ночь на 17 ноября церковь подожгли. Ущерб, по мнению гособвинителя, составил восемь тысяч рублей.

Правозащитники и адвокаты тогда были уверены – "22-летнего обвиняемого вынудили под пытками признаться в том, чего он не делал"

Эти действия Зарипова, Галеева, Ганиева, Гафурова, Мартьянова и Трофимчика квалифицируют по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ ("террористический акт, совершенный организованный группой").

Михаил Мартьянов через месяц после своего задержания в 2013 году и после заявлений о пытках в ИВС, начинает давать признательные показания. Правозащитники и адвокаты тогда были уверены – "22-летнего обвиняемого вынудили под пытками признаться в том, чего он не делал". Незадолго до дачи признательных показаний Мартьянов отказался от договорного адвоката и ему назначили госзащитника.

Признание Мартьянова случилось уже после того, как появилась информация об одном из задержанных – Алмазе Галееве. В СМИ сообщили, что он лишился гениталий. По версии полицейских, он сделал это сам, найдя в камере бесхозное лезвие от бритвы. Рафаэль Зарипов, другой задержанный, после нескольких дней в нижнекамском изоляторе временного содержания попал в Нижнекамскую районную больницу. 30-летнего Зарипова госпитализировали с разрывом мочевого пузыря, отломом отростков позвоночника и травмой легкого.

Тогда-то Мартьянов и заявил, что он вместе с Зариповых поджигал церковь в Чистополе. Свидетель обвинения, уже осужденный на шести с половиной лет заключения Дмитрий Кудрявцев в своих показаниях заявляет, что Зарипов никуда из автомобиля не выходил, когда вся группа подъехала в церкви в Чистополе.

Кроме того, согласно материалам дела, сотрудник полиции, который выехал на вызов о поджоге, в рапорте отметил, что трое свидетелей, которые и потушили возгорание, делали это совместно с охранником строящейся церкви. А вот сами свидетели во время дачи показаний в суде заявили, что охранника не видели – он появился после того, как приехали сотрудники МЧС.

В протоколе изъятия с места преступления присутствуют осколки от ракет, но нет перчаток, зато в вещдоках они уже присутствуют

Источник также рассказал, что сейчас защита готовит ходатайство о проведении новой экспертизы по баллистике и взрывотехнике, так как те "экспертизы, которые есть в деле – пустые". Он также обратил внимание, что в протоколе изъятия с места преступления присутствуют осколки от ракет, но нет перчаток, зато в вещдоках они уже присутствуют. На этих перчатках якобы имеется потожировые выделения обвиняемых.

Защита по делу подала не так давно жалобу на действия судей. Первым основанием, по словам источника, стало то, что были нарушены права на защиту подсудимых. Так, например, Рафаэль Зарипов заявлял ходатайство об отказе от своего адвоката, но суд, сославшись на статью 51 УПК РФ, отказал ему в этом. Второе основание – закрытие процесса для СМИ. Дело в том, что обвинение заявляло в суде, что в ходе заседания будет озвучена информация об изготовлении бомб и ракет, однако этого так и не случилось.

"Idel.Реалии" следят за судебными заседаниями по делу.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG