Ссылки для упрощенного доступа

"Чистопольский джамаат". Допрос свидетелей. Часть I


По делу "Чистопольского джамаата" тройка судей Приволжского окружного военного суда начала допрос свидетелей. Всего по делу в таком статусе проходит 150 человек, в понедельник, 24 октября, опросили семь. Пятеро из них в ходе допроса отказались от своих показаний, данных в ходе предварительного следствия – кто-то был напуган, кто-то "оговорил", а кто-то оказался "слишком доверчивым". Корреспондент "Idel.Реалий" посетил очередное заседание судебного процесса.

Допрос свидетелей по делу должны были начать еще в прошлую пятницу, однако один из подсудимых – Марат Сабиров ранее обратился с жалобой в Верховный суд Татарстана. Ее рассмотрение как раз совпало с судебным заседанием по делу "Чистопольского джамаата", отчего пришлось перенести допрос на 24 октября. В понедельник с 10:00 до 16:30 успели опросить семь свидетелей, всего по делу проходит в таком статусе 150 человек.

Напомним, на прошлой неделе Приволжский военный окружной суд начал рассмотрение дела "Чистопольского джамаата". Дело слушается в казанском военном гарнизонном суде. На скамье подсудимых девять татарстанцев – 38-летний Марат Сабиров, 32-летний Рафаэль Зарипов, 38-летний Айрат Ситдиков, 36-летний Алмаз Галеев, 25-летний Михаил Мартьянов, 29-летний Руслан Гафуров, 39-летний Джаудат Ганеев, 29-летний Станислав Трофимчик и 53-летний Рамиль Абитов. В начале октября арест подсудимых продлили до марта 2017 года.

Все они обвиняются в создании преступного и террористического сообществ, теракте, участии в деятельности террористической организации, возбуждении ненависти и вражды и ряде других преступлений.

БОРОДЫ, ДЖИХАД И ДАВЛЕНИЕ

Первым на допрос гособвинитель вызвал Андрея Иванушкова, работника мирового суда Чистополя. Мужчина рассказал, что начал читать намаз в 2009-2010 годах и с тех пор ходит в мечеть, где и познакомился с Маратом Сабировым, Михаилом Мартьяновым и Рафаэлем Зариповым. Остальных подсудимых видел – "город маленький".

– Я не замечал, чтобы они какую-то самостоятельную группу создавали, – заявил свидетель. – Ничего радикального в их высказываниях тоже не слышал.

Один из обвиняемых поинтересовался у свидетеля, что в его понимании значит "джамаат". Тот ответил – "собрание на пятничный намаз".

– Вы к чему, обвиняемый, такие вопросы задаете? Экскурс ведете? – поинтересовался судья у Алмаза Галеева, задавшего вопрос.

– Нет, интересуюсь, чтобы понимать.

– Как по вашему выглядит человек радикальных взглядов?

– Мы будем более осведомленных людей опрашивать – имамов, – парировал судья.

– Как по вашему выглядит человек радикальных взглядов? – не унимается Галеев.

– Я не знаю, у меня нет специального образования… – ответил Иванушков.

Свидетель рассказал, что с Сабировым знаком с 2009 года, с Зариповым познакомился чуть позже, а с Мартьяновым общался больше, чем с остальными. Но занимались они в основном бытовыми вопросами – то дверь поставить, то машину починить.

– Обсуждали намаз, если я не мог ему на вопрос ответить, шли к имаму. Не было ничего такого, что подтверждало бы его экстремистские мысли – нормальный спокойный парень, – описал Мартьянова свидетель.

После того, как у защиты, обвинения и подсудимых не осталось вопросов к свидетелю, прокурор попросил судью зачитать протокол допроса во время предварительного следствия:

Это был просто разговор на эту тему, я не смотрел, что подписывал

"Марат Сабиров, Рафаэль Зарипов и Михаил Мартьянов в мечети всегда держались вместе. Вокруг них сложилась своя группа людей. Люди носили бороды и тем отличались от остальных мусульман. По внешности и их поведению сложилось впечатление, что они в радикальном исламе и являются приверженцами идей джихада. Я чувствовал, что все они связаны между собой, действуют сообща – у них был свой джамаат. [Раиса] Мингалеева (убит во время спецоперации в Чистополе 1 мая 2014 года; по версии следствия, создатель "Чистопольского джамаата" и "Моджахедов Татарстана" – "Idel.Реалии") видел в мечети и по городу. Сам Мингалеев мечеть не посещал. Он осуждал взгляды традиционного ислама. Был очень тяжелым человеком. Его взгляды на ислам были радикальными", – значится в материалах дела.

Поняв, что в протоколе имеются значительные расхождения с тем, что Иванушков заявил на суде, прокурор поинтересовался, подписывал ли мужчина протокол.

– Это был просто разговор на эту тему, я не смотрел, что подписывал.

– На вас давили? – поинтересовался один из обвиняемых.

– Только в Нижнекамске. Само присутствие там давит. Давление всегда было. Показания им нужны были – они их добивались. Жестко. В последний раз не дали ознакомиться с протоколом допроса.

– Задавали ли вам вопросы о том, что вас самого причисляли к этой группе? – поинтересовался другой подсудимый.

– Вопрос снят, – заявил судья.

Показания им нужны были – они их добивались. Жестко

– Какие в итоге показания правильные? – спросил свидетеля обвиняемый Руслан Гафуров.

– Которые сейчас, – ответил Иванушков.

"Я БЫ ХОТЕЛ ПОГОВОРИТЬ С ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ВСЁ ЭТО НАПИСАЛ"

Предприниматель Исламов держит в Чистополе небольшую пекарню с халяль продукцией – чай, кофе, выпечка. Некоторые из подсудимых, как он сам заявляет, приходили к нему несколько раз в пекарню, чтобы поесть. "Радикальных высказываний от них не слышал – споров у нас не было", – заявил свидетель.

Он также подчеркнул, что споры у него были с Раисом Мингалеевым. Исламова пригласила администрация обеспечить точкой общепита сабантуй в городе, на что предприниматель согласился. Потом приехал туда Мингалеев и вынуждал Исламова покинуть место, так как "это не мусульманский праздник".

– С обвиняемыми у меня были нормальные отношения. Я очень удивился, когда их забрали. Рафаэль Зарипов всегда один приходил в мечеть. Сабирова видел с женой и детьми. С Мингалеевым их никогда вместе не видел, – заявил свидетель.

Прокурор вновь попросил зачитать показания, данные в ходе предварительного следствия. В них свидетель заявляет, что "Сабиров Марат и его круг общения – сторонники неправильного и нетрадиционного ислама", а "вокруг Мингалеева он несколько раз видел Руслана Гафурова и Рафаэля Зарипова".

От этого и страдаю. Моя доверчивость меня подводит

– Я бы хотел поговорить с человеком, который всё это написал! – заявил свидетель. – Я такого не говорил. Подпись под протоколом моя, но мне сказали: "вы свои слова подтверждаете" и дали расписаться.

– Вы подписываете всё, не читая? – поинтересовался судья.

– Да. От этого и страдаю. Моя доверчивость меня подводит. То, что я сказал сегодня – это истина.

"ХИЗБ УТ-ТАХРИР", ЖАЛОБА И ПРИНУЖДЕНИЕ

Третий свидетель – Ильгиз Гизиятуллин – и вовсе признался, что оговорил обвиняемых в январе 2014 года, когда его самого задержали по тому же делу. Однако после того, как он дал показания против подсудимых, его выпустили.

– Я не видел Сабирова с Мингалеевым. Почти всех подсудимых знаю, где-то с 2006 года. Они не были обособленной компанией мусульман, ничего радикального никогда не заявляли, – рассказал свидетель. – Федотов и Фархат (следователи – "Idel. Реалии") принудили меня давать показания. По этому я уже на следующий день написал жалобу в прокуратуру – мне тогда ответили, что оснований для возбуждения дела нет.

Из протокола допроса от января 2014 года:

"Рафаэль Зарипов также являлся сторонником "Хизб ут-Тахрир". Сначала общался с Димой Кудрявцевым, потом стал больше с Мингалеевым и отошел от идеологии партии. Мингалеев и лица из его окружения сторонниками "Хизб ут-Тахрир" не являлись – у них была своя идеология и свои взгляды, крайне радикального настроя. В том числе, джихада – войны с неверными. Мингалеев спрашивал меня, почему я до сих пор не предпринимаю активных действий и до сих пор не взял оружие в руки. Мингалеев и его окружение также были против властей. В 2012 году Мингалеев пропал, тогда я заметил, что среди жителей Чистополя стал формироваться свой джамаат, в который вошли – Галеев, Сабиров, Зарипов, Ситдиков. Они вели себя обособленно. Я также знаком с Русланом Гафуровым. В мечеть также ходил Михаил Мартьянов, который тесно общался с Зариповым и Сабировым", – значится в документе дела.

– Мне сказали, что сейчас повезут в Нижнекамск, а там я уже всё скажу, как им надо. Сказали, что, если не сделаю это, то сам стану обвиняемым. Я оговорил их всех под давлением, – рассказал Гизиятуллин.

ЧАЕПИТИЕ, БОРЬБА ЗА ИСЛАМ И РОЛИК С РАССТРЕЛОМ

Четвертый свидетель – Саид Замалиев, работник Чистопольского "Автодора". Этот гражданин уже был осужден за пособничество терроризму. Дело в том, что он подвозил по просьбе Раиса Шайдуллина (участник "Джамаата", в декабре 2014 года осужден решением Верховного суда Татарстана на 11 лет строгого режима за содействие и участие в террористической деятельности, перевозке самодельных взрывных устройств, повреждении чужого имущества по неосторожности – "Idel.Реалии") Раиса Мингалеева из Чистополя в село Ачи, Чистопольского района. В пути Замалиев опознал мужчину, вспомнив фотографии розыска, размещенные на остановках в Красном Яре. "Я тогда испугался за семью", – заявил свидетель.

Он также рассказал, что в конце 2012-2013 годов [точно не помнит] Станислав Трофимчик, один из подсудимых, пригласил его к себе на чаепитие. Однако в квартиру приехали еще Зарипов, Сабиров и ряд других чистопольцев-мусульман.

Мы смотрели ролик, где всех неверных расстреливали. Они что-то говорили про неправильный камень в Билярске

– Марат Сабиров был лидером, его поддерживали все. Тогда на чаепитии Сабиров говорил, что к исламу нужно призвать как можно больше людей, неверных сейчас много. Остальные его поддержали. И название "Джамаат" тогда уже было. Все это они делали, чтобы был ислам только. Мы смотрели ролик, где всех неверных расстреливали. Они что-то говорили про неправильный камень в Билярске (в том числе подсудимые обвиняются за теракт в Билярском музее-заповеднике; они якобы заложили бомбы у "Камня желаний" – "Idel.Реалии").

Адвокат Михаила Мартьянова пытался поинтересоваться у свидетеля по убийство, о котором есть в раннем допросе Замалеева, но гособвинитель и суд были против.

– Сабиров призывал на чаепитии совершать преступления? – спросил адвокат подсудимого.

– Показывал ролик и призывал к исламу.

– Он что-то плохое просил сделать?

– Не помню. Я никак это не воспринимал.

– Зарипов к чему-то призывал? – интересуется уже другой адвокат.

– Поддерживал.

– Призывал?

– Поддерживал.

– Призывал?

– Поддерживал.

– Вы можете ответить на вопрос?

– Вроде нет, поддерживал.

Помимо того, что Замалиев уже пояснил в ходе судебного заседания, в протоколе допроса сказано, что его на том чаепитии вынудили присягнуть на верность Сабирову.

"Я клянусь, амир, слушаться тебя", – заставили произнести меня на чаепитии. Сабиров хотел создать свой собственный халифат", – значится в протоколе.

Брат, когда нас перестанут пытать?

Один из подсудимых поинтересовался у свидетеля жаловался ли кто-то на него, оказывали ли воздействие при задержании и при "выдворении из камеры на следующий день" (речь идет о задержании и содержании в ИВС Замалеева – "Idel.Реалии"), но судья снял вопрос.

Подсудимый Абитов попытался восстановить у свидетеля подробности их знакомства.

– Вы подошли ко мне в ИВС при этапировании из Мензелинска в Набережные Челны и спросили: "Брат, когда нас перестанут пытать?".

– Вопрос снят, – обрезал судья.

Прокурор попытался ходатайствовать об оглашении материалов очной ставки, но судья его одернул, напомнив, что подсудимые еще не давали показаний.

ДЖАМААТ, ИСПУГ И КРАСНАЯ МЕЧЕТЬ

Раис Гайфуллин, сотрудник ООО "Климат контроль", вместе с Михаилом Мартьяновым, Айратом Ситдиковым, Рафаэлем Зариповым, Алмазом Галеевым, Русланом Гафуровым и Маратом Сабировым посещали одну мечеть. "Я не знаю был ли кто-то из них лидером и не слышал, чтобы кто-то из них призывал к джихаду", – заявил Гайфуллин на судебном заседании.

Гайфуллин также пояснил суду, что в каждой мечете есть свой джамаат, так как это ничто иное, как сообщество людей, в том числе прихожан мечети. "Это просто собрание людей", – подметил он.

Из протокола допроса:

"В джамаат Красной мечети [Чистополя] входят следующие лица – Сабиров, Зарипов, Салих [Станислав Трофимчик], Мартьянов, Галеев. Наиболее авторитетным человеком в этом джамаате является Сабиров Марат. В компании этих лиц иногда видел Мухлисова Даниила, который был другом Мартьянова. Мне известно, что эти люди являются сторонниками радикального ислама, в частности джихада – войны с неверными. В их кругах часто ходили разговоры о борьбе с неверными, кяфирами".

– Подтверждаете свои показания? – спросил прокурор.

– Нет. Я был испуган тогда. Я не читал их. Меня никто не пугал, я просто от все ситуации был напуган, – заявил свидетель. Отметим, что он сам провел несколько дней под арестом по делу "Джамаата" несколько лет назад.

– Какие показания верные?

– Те, что сегодня в суде.

НЕВЕРНЫЙ ИСЛАМ, ЛИДЕРСКИЕ КАЧЕСТВА И ОБРАЗ ЖИЗНИ ПРЕДКОВ

Шестой свидетель – Марат Закиров, житель Чистополя.

– Я не знаю знаком ли я со всеми обвиняемыми. Город маленький, все мусульмане Чистополя знают друг друга, – заявил он, подметив, что точно узнал Сабирова, Зарипова, Мартьянова и Галеева.

На вопрос о том, что такое джамаат, свидетель ответил, что это сообщество внутри мечети, однако также подчеркнул, что джамаат – это сообщество, несогласное с официальным духовенством. Такое, по мнению свидетеля, существовало в Красной мечети, которую посещали обвиняемые.

Прокурор поинтересовался, кто был лидером этого джамаата. Свидетель заявил, что он [лидер] не избирался, но "по качествам был Марат [Сабиров], так как был самым старшим".

– Он ни к чему радикальному не призывал, но говорил, что нам стоит перестать бояться властей, силовиков. Конкретных действий не было озвучено.

Сабиров успел также поинтересоваться, знает ли Закиров его как члена ОПГ "Татаринские" (преступная группировка в Чистополе, шесть ее членов осудили в 2004 году), тот ответил – "нет".

В протоколе допроса, данном во время предварительного следствия, свидетель утверждает, что ОПГ возглавлял Раис Мингалеева, а Сабиров на ряду с другими лицами входил в состав группировки. Рафаэль Зарипов говорил, что "ислам в России – неверный", а сами члены "Джамаата" "придерживались образа жизни предков".

Свидетель Марат Закиров полностью подтвердил свои показания, данные раньше.

В заключение его спросил адвокат Зарипова о том, заявлял ли он в правоохранительные органы, раз знал, что в Чистополе существуют такие радикальные группы. Свидетель долго молчал.

– Не можете? – спросил судья.

– Нет.

ОБЩЕСТВО, НЕДОПОНИМАНИЕ И ЖЕСТКИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИМАМА

Последним из свидетелей, опрошенных в понедельник, стал Алмаз хазрат Шарифуллин, имам мечети "Иман" в Чистополе. Он рассказал, что почти всех подсудимых видел в мечете (кроме Алмаза Галеева и Джаудата Ганеева).

– Гафуров и Мартьянов вместе ходили в мечеть. Я от них ничего радикального не слышал. Знаю, что они холодильники устанавливают, кондиционеры, – заявил имам.

Алмаз Шарифуллин. Источник: Чистопольская Епархия РПЦ МП
Алмаз Шарифуллин. Источник: Чистопольская Епархия РПЦ МП

– А в Чистополе есть радикальный ислам? – поинтересовался один из адвокатов.

– Я много что слышал. В основном от Раиса [Мингалеева], а от этих [подсудимых] – ничего не слышал.

– Что такое джамаат?

– Это сбор. Он может быть и хороший, и плохой. Это общество.

– Может ли в одной мечете быть несколько джамаатов?

– Да, в этом нет ничего такого.

– Красная мечеть отличается чем-то от других?

– В Красной мечете также читали намаз. Сам имам у них просто жестко немного высказывался, – заявил свидетель.

Отметим, что Красную мечеть или мечеть "Таш" в Чистополе закрыли в 2014 году из-за того, что она стала ассоциироваться с "Чистопольским джамаатом" и терроризмом. Ее решено было превратить в музей.

Мечеть "Таш", Вторая приходская мечеть Чистополя. Источник фото: Рустам Ахунов
Мечеть "Таш", Вторая приходская мечеть Чистополя. Источник фото: Рустам Ахунов

Из протокола допроса:

"После исчезновения Мингалеева Раиса я заметил, что в Чистополе сформировался джамаат, в который вошли: Зарипов, Шайдуллин, Сабиров, Ситдиков, Галеев, а также молодые ребята – Михаил, Даниил, Салих [Станислав Трофимчик]. Возможно в джамаат входили и другие ребята. О том, что у них был джамаат свидетельствовал тот факт, что вели себя они обособленно, относились враждебно к обычным гражданам, также я слышал, что они собирались постоянно где-то отдельно. Участники джамаата придерживались идеологии Мингалеева Раиса. Считали государство кяферным, то есть неверным, а значит, его нужно уничтожать. Также предполагали, что наши мечети также построены кяферами и их надо также уничтожать <…>".

Алмаз хазрат Шарифуллин частично признал свои показания, полностью исключив из них всех подсудимых. Судья поинтересовался у свидетеля как так получилось, что показания тогда и на судебном заседании сегодня так сильно разнятся.

– Наверное, мы со следователем друг друга не совсем поняли, – ответил имам.

Допрос свидетелей продолжится 25 октября.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG