Ссылки для упрощенного доступа

В Казани в ЦСК "Смена" в воскресенье прошел показ фильма "Слишком свободный человек" об убитом политике Борисе Немцове. Представлять картину приехал один из ее авторов — журналист Михаил Фишман. В интервью "Idel.Реалии" он рассказал об отношениях с Немцовым, не попавших в фильм кадрах и впечатлениях от казанского митинга памяти Немцова.

— Вы были знакомы с Борисом Немцовым. Хотелось бы узнать, насколько близким было это знакомство, и какая его черта оказалась для вас самой главной?

У Немцова совершенно не было этого снобизма, пафоса

​— Евгений Киселев в фильме говорит, что Немцов дружил с журналистами. И со мной дружил. Я с ним познакомился в 1999 году во время выборов в Госдуму. Я тогда начал писать про политику и, конечно, вокруг Немцова всегда кружили журналисты. И я в том числе. Мы довольно плотно с ним общались.

У Немцова совершенно не было этого снобизма, пафоса. Он очень легок и прост в общении. Я тогда это очень хорошо усвоил — это было замечательно видно. Другое дело — мы тогда думали: "А может, это неправильно?". Он же в то время был главой фракции, и были мысли, что как это он запросто так с нами общается; власть же должна быть сложной, до нее должно быть сложно добраться. А Немцов разрушал харизму недоступной власти. В нем ее не было вообще. Он не закулисный человек — это было тогда очень хорошо видно. И эта черта от многих его тогда очень сильно отличала. Наша ошибка заключается в том, что мы тогда не понимали, что это важно, ценно и правильно — вести открытую и прозрачную политику, говорить то, что думаешь, и идти вперед.

— Не считаете ли вы, что нужно было снимать фильм при жизни Бориса Немцова?

Я жалею о том, что не до конца осознавал масштабы его фигуры

​— Я плохо умею делать прижизненные дифирамбы — это очень специфический жанр. Есть жанр фильма к юбилею — дружеский. И Павел Шеремет сделал именно такой фильм. Очень хороший фильм, очень легкий, светлый. Но он для друзей. Я бы за такой формат не взялся.

Я не желаю о том, что не снимал фильм про Немцова тогда. Я, может быть, не все понимал. Я вообще не документалист, я не кино снимаю — я статьи пишу в основном. Но я жалею о том, что не до конца осознавал масштабы его фигуры.

— В вашем фильме рассказывается о 25-летней истории России через карьеру и жизнь Бориса Немцова. Почему именно он — олицетворение истории страны последних 25 лет?

— А есть еще кто-то, кто прошел с 1991 по 2015 год?

— Не с 1991-го, а чуть позже, но Чубайс, к примеру.

Анатолий Чубайс и Борис Немцов
Анатолий Чубайс и Борис Немцов

— Анатолий Борисович Чубайс говорит о том, что ушел из политики и больше ей не занимается. Он сидит в своей государственной компании. Может, эффективно там работает, может быть, нет. Но это занятие другого порядка нежели то, чем он занимался в 90-х. Как политик Чубайс на пенсии. Его нет. И уже давно. Поэтому кандидатура Чубайса не проходит в этом смысле.

Борис Немцов вернулся в политику и стал по-настоящему влиятельной фигурой уже в 2013 году

Кроме Бориса Немцова, мне больше не приходят в голову такие общественные фигуры в России, которые прошли этот путь так, как прошел его Немцов. Алексей Навальный в фильме как раз говорит, что Борис Немцов вернулся в политику и стал по-настоящему влиятельной фигурой уже в 2013 году.

— Навальный в фильме также сказал, что "у времени есть лица". Вы согласны с этим?

— Наверное. Лица есть разные, и в 90-х их было больше, чем в нулевых, но в целом у времени свои лица, конечно, есть.

— Возвращаясь к Чубайсу. Мы знаем, что он отказался сниматься в фильме. Он такое решение вам как-то объяснил?

— Нет.

— Вы считаете такой его поступок трусостью?

— Я не берусь судить Анатолия Борисовича. Я не возьмусь ставить ему оценку. Я ему не моральный авторитет и не судья. Это его личное дело. Имеет право.

Если бы Чубайс был в фильме — картина была бы другой

— Больше не было людей, которые отказались говорить?

— Было некоторое количество. Но есть важные герои для этого фильма —если этот человек в нем появляется, то это будет уже другой фильм. Вот Анатолий Чубайс как раз такой человек. Если бы он был в фильме — картина была бы другой.

А есть герои, с которыми фильм был бы тем же самым, как мы его с Верой Кричевской (режиссером фильма — "Idel.Реалии") и сделали. Там был бы, может, еще какой-то эпизод — это было бы не так принципиально. Поэтому мы не настаивали.

— Ранее вы говорили, что много героев не попали в итоговую версию фильма. Был ли какой-то эпизод, не попавший в фильм, о котором вы жалеете?

— Есть такие. Например, в фильм не вошел сюжет 2002 года, когда Борис Немцов поехал в Гудермес на съезд чеченского народа к Ахмату Кадырову. Там он агитировал за парламентскую республику; он был, по-моему, единственным москвичом, который на это мероприятие поехал. Там случился первый личный контакт с Рамзаном Кадыровым — он прошел в достаточно агрессивной форме. Нам эту историю рассказывает Александр Рыклин — политический активист, который при этом присутствовал. Мы, конечно, жалеем, что этой сцены нет в фильме, но мы были вынуждены чем-то жертвовать — нам нужно было выстроить логику рассказа.​

Михаил Фишман на показе фильма в Казани
Михаил Фишман на показе фильма в Казани

Есть еще какие-то сюжеты, которые мне кажутся важными и которых в фильме нет. На самом деле, нулевые получились сильно сжатыми. Есть вещи, которые очень хотелось бы рассказать. Например, про то, какую роль Немцов сыграл в организации уличной политики, начиная с 2009 года — с выборов мэра Сочи, которых тоже в фильме нет. Про них рассказывает, например, Гарри Каспаров, который ему тогда помогал. Этим, к сожалению, пришлось пожертвовать, хотя мне сочинская история представляется важной и для нашего героя, и для политической истории нулевых.

Нет никаких сомнений, что если бы не фальсификации 2009 года, то Немцов вышел бы во второй тур

— Только из-за временных рамок не удалось вставить историю про Сочи или были другие причины?

— Выборы мэра Сочи — то время, когда фальсифицировали все и вся, когда партии выходили из зала Госдумы, хлопали дверьми, потому что фальсифицировали выборы. В Сочи было то же самое. Нет никаких сомнений, что если бы не фальсификации 2009 года, то Немцов вышел бы во второй тур. А в то время это было бы большим событием.

Этот сюжет не попал в фильм из-за временных рамок. Я пытался убедить Веру Кричевскую, но не смог. Я принял ее аргументы — мы не можем эту историю рассказать так, чтобы удержать ритм. Поэтому приходилось жертвовать.

— Я читал, что среди тех, кто не попал в итоговую версию фильма, был Владимир Жириновский? Почему и что он сказал о Немцове?

— Я даже не могу воспроизвести этот текст. Он на самом деле совершенно не интересный. Изначально был интерес к знаменитой сцене с апельсиновым соком, и я просил Жириновского рассказать об этом. Но все это нам с Верой показывать не хотелось. Это и звучит как-то неприятно, и самого Владимира Вольфовича жалко, когда он это рассказывал.

— Президент "Артдокфеста" Виталий Манский говорил о том, что ваш фильм — это фильм о каждом из нас, что мы жертвы того, что Немцова убили. Вы с этим согласны?

— Это метафора. Я бы сам буквально такими словами бы не сказал, но это полностью имеет право на существование.

— Хочу поговорить о названии фильма. "Слишком свободный человек" — это цитата из фильма экс-мэра Самары Олегу Сысуева. Долго думали над названием?

— Это название предложила Вера Крическая, и оно, кажется, идеально подходит. Других вариантов не было.

Акция памяти Бориса Немцова в Москве
Акция памяти Бориса Немцова в Москве

— В Москве ваш фильм показывают в кинотеатре. В Питере, по-моему, тоже. В Екатеринбурге — два показа картины. В Казани — один и далеко не в кинотеатре. Почему?

Мне обидно, что людей на фильм пришло больше, чем на митинг

​— Не знаю. Я очень хотел бы, чтобы фильм был в прокате и в Казани, но я не знаю причину, почему его нет. Я понимаю, что кинотеатры могут отказываться по коммерческим причинам. На самом деле, все-таки это документальный фильм, который идет два часа. И это не голливудский блокбастер. Я не берусь об этом говорить, потому что не я занимаюсь вопросами проката. Но я счастлив, что у нашего фильма, кажется, успешная прокатная судьба. Я совершенно не думал, что так будет.

— Вы побывали на митинге памяти Немцова в Казани. Как впечатления?

— Мне обидно, что людей на фильм пришло больше, чем на митинг. Мне кажется, это неправильно. Это, конечно, разные вещи, поскольку мы ходим на митинг, чтобы выразить гражданскую позицию, а на фильм — его посмотреть. Но с учетом того, какой у нас фильм и про кого, логичнее было бы, чтобы на митинге было больше людей, чем в зале.

— Вы говорили ранее, что аудитория зрителей в разных городах примерно одинаковая...

— В Ярославле и Нижнем Новгороде так было. Что касается Казани, то мне было приятно видеть совершенно разные лица. Есть пожилые люди, есть активисты, есть просто те, кому интересно. Много молодых лиц. Пожалуй, относительно Ярославля и Нижнего Новгорода в Казани молодых лиц было больше. Приятно, когда публика разная.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG