Ссылки для упрощенного доступа

"Если в Марий Эл и произойдёт смена губернатора, то в кресле окажется нейтральное лицо"


Константин Строкин

Каковы актуальные особенности Марий Эл как национального региона в составе России, что происходит во взаимоотношениях руководства региона с федеральным центром и каковы шансы на досрочную отставку Леонида Маркелова с должности главы Марий Эл? Корреспондент "Idel.Реалии" побеседовал с Константином Строкиным — политологом, членом Совета республиканского патриотического союза молодежи Марий Эл, представителем марийского сообщества.

— Марий Эл — автономная республика в составе России. Что происходит с её автономными функциями в последние годы?

— Автономность Марийской республики, то есть наша некая самостоятельность, с начала 2000-х значительно сократилась. Все эти годы у региона последовательно убирали и размывали институциональные подпорки. Множество региональных госрычагов переподчинили федеральному центру. Немало кабинетных руководителей и управленцев работают непосредственно под местными и с местными, но их прямое начальство находится не в Йошкар-Оле.

Москва, укрепляя государственность, выстроила систему грузиков и сдержек, тем самым устраняя опасность от лихачеств на местах

Регионалов никто не зажимает, просто за 16 лет созданы корректирующие уловки и рычаги, включаемые при возникновении нестандартных ситуаций. Нормально, так в каждом субъекте России. Москва, укрепляя государственность, выстроила систему грузиков и сдержек, тем самым устраняя опасность от лихачеств на местах. С другой стороны — лишь бы не переусердствовали в закручивании системных гаек, иначе в регионах сузится простор для решения внутренних проблем и спускаемых задач, то есть сформируется дискомфорт от малой мобильности управленческого аппарата.

— С чем это связано? Во многих ли национальных регионах схожая ситуация?

— Нет-нет. Если раскрыть восприятие субъектов образно и доступно, то все регионы в России делятся по вертикали и горизонтали. По вертикали: слева — русские регионы, где их подавляющее большинство, справа — нерусские, моноэтнические или полиэтнические. По горизонтали: сверху — ресурсоёмкие и доноры, снизу — дотационные. Но это упрощённая классификация, она не в состоянии ответить на многие вопросы. Тот же Татарстан — он вроде бы знаменитый донор, а в прошлом году они приняли дефицитный бюджет. Или Чечня со своей дикой безработицей — она суперзависима от московских дотаций, однако к этому региону федеральный центр уделяет крайнюю скрупулёзность в силу политических, национальных и религиозных угловатых аспектов.

Общеизвестно, что регионы в своей "цене" равными никогда не были — страна слишком разнородна

В итоге, система отношений и помощи вновь приплыла к старому доброму индивидуальному подходу. Точнее от него никогда и не отходили — напротив, он укрепился как наиболее оптимальный и приемлемый. Так или иначе, во всех субъектах, будь они богатые или бедные, национальные или нет, функционал самостоятельности ограничили. В какой-то степени этим преодолевались и издержки асимметричности внутреннего устройства России. Общеизвестно, что регионы в своей "цене" равными никогда не были — страна слишком разнородна.

Вспомните республику Саха. Их конституционный суд где-то четыре-пять месяцев назад умудрился постановить внести поправки в региональную конституцию, уточняющие перечень коренных народов и их правовой статус. Теперь коренным в Якутии является только якутский этнос, их там менее половины. И ведь ничего, чуть пошумели и быстро забыли. Представьте такое в Коми или Марий Эл. Сразу проснулись бы неловкие обсуждения. Алмазы решают.

— От чего зависит дифференцированный подход федерального центра к предоставлению той или иной степени самостоятельности?

— От наличия природных ресурсов, развитости производства, экономических показателей, интегрированности в общегосударственную техническую инфраструктуру, территориально-магистрального расположения, имеющегося потенциала, параметров реализации спецпроектов, финансово-бюджетного благополучия и прочего. Плюс также — от сплочённости местных элит, отсутствия внутреннего раскола, электоральной поддержки губернатора и его команды, результатов выборов, национальной составляющей, скандалов. И все факторы учитываются в комплексе и в динамике. Причём весьма важно, что все характеристики взаимоисключаемы.

Рамзан Ахматович после войны держит всех в жёстких руках, борется с террористами и объявляет на границе ведомую им республику российским сторожевым аванпостом

Вновь явный пример на поверхности — Чечня. Авторитарные замашки, ультразамыкаемость на одном человеке, постоянное тяготение к "шабуршанию" в федеральном медиапространстве там настолько велико, что невольно вспоминается фраза, приписываемая Людовику XIV — "Государство это я". В описываемом: "Чечня — это Кадыров". Федералы по поводу подобных излишков не тревожатся. Здесь абсолютный прагматизм — и это тоже нормально. Рамзан Ахматович после войны держит всех в жёстких руках, борется с террористами и объявляет на границе ведомую им республику российским сторожевым аванпостом. Он выполняет свои стратегические задачи, вот и прощают ему зависимость чеченской казны на 85-90% от остальных регионов России.

Или околокурортная Адыгея — она в глазах Москвы, в первую очередь, спокойная, предсказуемая, стабильная; считаются и глубоко в их политических делах не копошатся, поэтому совсем недавно у них плавно сменился губернатор. Несмотря на общефедеральную тенденцию, извне их конъюнктурной тусовки никакого сменщика не искали. В "белокаменной" быстро одобрили молодого адыгейского приемника, продолжателя дел предшественника. Каковы доводы? Они котируются.

Когда нашей стране понадобятся ракеты, Марийская республика сможет предложить только запчасти к мотоциклам

— А что в Марий Эл?

— К сожалению, у нас нет своего лица, скажем так, своей фишки. Кажется, когда нашей стране понадобятся ракеты, Марийская республика сможет предложить только запчасти к мотоциклам. А после окончательной победы в Сирии мы побежим торжественно запечатлять сие гордое событие в каком-нибудь высоченном гранитном обелиске, снова забыв местные прекрасные русские и марийские аутентичные традиции. Не говоря уже об экономике.

— Много ли атрибутов автономии сохранилось по сравнению с началом 2000-х?

— Здесь критерий не в том, сколько сохранилось, а что осталось от раннего, то есть от обратного. Россия есть федерация, и её федеративное обустройство — бесспорное благо. Время доказало, что у регионов никогда не заберут права и обязанности самостоятельно и обстоятельно выбирать приоритеты собственного развития, принимать решения по социальной, экономической и прочей политике. Как бы не жаловались, имеется чёткое разграничение зон ответственности. Марий Эл в данном плане любопытный регион. Поинтересуйтесь у любого эксперта, относится ли наша республика к когорте субъектов, чьи руководители амбициозны, ориентированы на многоходовки и стремятся в различные габаритные программы горизонтального сотрудничества. 99% ответов окажутся близкими по смыслу.

Потратили деньги, долгов набрали, проценты за кредиты выплатили, а оставшегося хватает только на малобюджетные объекты

Это управленческая основа для развития и не обязательно, чтобы регион изначально был насыщен природными ресурсами. У нас остерегаются усложнений, не хотят лишний раз светиться. Два крупных шага и тишина; строят по остаточному принципу. Потратили деньги, долгов набрали, проценты за кредиты выплатили, а оставшегося хватает только на малобюджетные объекты. Отчитаться надо же, показатели выпячивать. Как вынужденный выход появляются ФАПы, дворцы. Зато шуму потом наводят: мы возвели, мы там построили — из мухи слона раздувают — пиар-компания. И раздача социальных квартир рядовое событие. Пиар-компания. А ещё в Марий Эл флаг поменяли. И герб. Таким образом, используют оставшуюся автономию, бисер мечут.

— Последние события в Марий Эл говорят о том, что для Кремля экономика важнее национальной политики? Так ли это?

— Не согласен. Не считая пришедших в начале нулевых, всюду "распределяются" или "благословляются" руководители регионов, хотя бы минимально имеющие отношение к соответствующей территории или народу. В Калмыкии глава региона калмык, в Тыве — тувинец. Но в указанных республиках титульных больше 50% населения. Или Алтай, губернатор там не алтаец и коренных проживает меньше половины, зато их руководитель родился рядом, в соседней области, он знаком с национальным колоритом и вовлечён в жизнь титульной нации.

Федеральная склонность к мягкой замене первых лиц субъектов также свидетельствует об учёте специфики регионов

Федеральная склонность к мягкой замене первых лиц субъектов также свидетельствует об учёте специфики регионов. Новичков подбирали очень предметно, из связанных с местностью, хотя бы косвенно. Исполняющий обязанности главы Карелии Парфенчиков родился в Петрозаводске, статусно становился вне республики, то есть независимый и способный разбираться в региональных особенностях. В тех территориях, где национальная элита недосформирована или отсутствует какая-либо напряжённость, ставки сделают не на происхождение, но сменщикам непременно дадут установку учитывать историческую судьбу титульной нации, искренне уважать их ценности, обычаи, строго проявлять тактичность. Уверен, у них будут соответствующие консультанты-подсказчики. Кстати, вы промониторьте, сколько раз Леонид Маркелов посещал марийский Пеледыш пайрем и татарский Сабантуй, а потом сопоставьте.

— В своём недавнем интервью ТАСС полномочный представитель президента России в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич высказался практически обо всех регионах Поволжья и лишь о Марий Эл — ни слова. Настолько всё серьёзно?

Региональная верхушка откровенно скрежет зубами при упоминании фамилии полномочного представителя в ПФО и фамилий почти всех его заместителей

​— По одному интервью Михаила Викторовича судить нельзя. Вы, скорее всего, хотели сказать, что аналогичные по риторике интервью стали мелькать часто? Его открытая критика властей республики тоже озвучивалась. Поволжский полпред или какой-нибудь неповолжский полпред как ответственная госперсона приводит фактологические региональные успехи, то есть те, в существовании которых он и его специалисты уверены. Для жителей нашей республики скепсис Бабича, конечно, показателен и заставляет задуматься. Градус накала бьет рекорды это очевидно. Собеседники, с которыми я общался со ссылкой на источники, близкие к "Серому Дому" (имеется в виду администрация главы Марий Эл) сообщают, что региональная верхушка откровенно скрежет зубами при упоминании фамилии полномочного представителя в ПФО и фамилий почти всех его заместителей. Не знаю, насколько они искренни. Демонизировать не стоит.

— Если всё так серьёзно, то чего ждёт федеральная власть крупной непоправимой ошибки местных чиновников или напротив ситуации, дающей стопроцентный повод отправить, допустим, в отставку, но при этом оставляющей возможность не наживать врага в будущем? Другими словами отставка по сценарию Гайзера и Белых или Хорошавина. Что вероятнее?

— Для начала — Гайзер из Коми, Белых из Кировской области и Хорошавин из Сахалина уже стали нарицательными фамилиями — своего рода, символами самого жёсткого сценария, да ещё и разыгрывающегося в ракурсе публичной порки. Не забавно даже. Пожалуйста, съездите в любой регион России и пообщайтесь с местными оппозиционерами и личными противниками губернатора. Всюду одно и то же. Все они прогнозируют своему главе мучительную участь данной троицы. Сценарий "Гайзер-Белых-Хорошавин" в Марий Эл маловероятен. Они уже как замыленная притча во языцех.

Нет задачи скандалить, цель — преодоление стагнации

Бывший губернатор пермского края Басарагин, точнее его мирный и "скоропостижный" уход с награждением и выдачей новой должности — самый вменяемый и здравомыслящий манёвр не только для Марий Эл, но и для всех регионов. Ещё раз — нет задачи скандалить, цель — преодоление стагнации. Правда, куда все они, по-доброму попращавшиеся, потом денутся — понятно, что слабо — у нас же не все пенсионеры. На всех федеральных служб не хватит, а на заместителей они не согласятся. У окружных федералов априори нет и быть не может поставленных задач или личного желания кого-то подставить или скинуть. То, что сейчас происходит между Нижним Новгородом и Йошкар-Олой, нельзя раскрывать неполиткорректным эпитетом "кто кого нагнёт" — они банально меряются известно чем.

Кто из лидеров поволжских регионов находится под угрозой читайте здесь

У нас ведь правовое государство, ребята применяют структурный инструментарий. Чему возмущается ПФО? Думаю, дело в том, что Марий Эл недостаточно активно участвует в общефедеральных трендах и потоках. Республика будто "закоксовалась" внутри себя — стоим одиноко в центре воронки всероссийской движухи: все вокруг многоуровнево шустрят, чего-то придумывают, а мы отнекиваемся и целенаправленно убегаем туда, где нас не видно и не слышно. У нас же набережная, памятники феодальной эпохи.

Марийскую республику извне всячески пытаются включить в целостное стратегическое развитие страны

Окружные федералы и уже частично федеральный центр хотят поправить марийских регионалов. Марийскую республику извне всячески пытаются включить в целостное стратегическое развитие страны. И, знаете, видимо, у них не всегда получается. Иногда они, похоже, ступорятся и не понимают, как нас ещё расшевелить. При этом нельзя и утверждать, что марийская региональная власть нулевая. Механизм исполнения решений более-менее работает. Но сложности с целеполаганием и обратной связью с населением и элитами существуют точно. Это аспекты профпригодности и отторжения.

— Назначение руководителей территориальных органов федеральной власти без согласования с главой региона системная вещь или касается только Марий Эл?

Руководство Марий Эл решили поступательно мурыжить до тех пор, пока не вразумят и не приведут в чувство

​— Нет, не прецедент — в иных регионах оно также встречается в качестве сигнала. Но когда игнорирование губернаторского мнения поставлено на поток, да вдобавок его максимально освещают медиа — это шоковая терапия. Используется редко и санкционировано, так как тем самым топится вес и влияние главы региона. Повторюсь — всё подтверждает то, что руководство Марий Эл решили поступательно мурыжить до тех пор, пока не вразумят и не приведут в чувство. Назвать развернувшееся конфликтом — нет, это скорее столкновение, упреждение. Не получается в течение долгого срока слаженно сработаться — следовательно, всё — точка, они никогда не срастутся. Справедливости ради стоит сказать, что окружные — не есть сам федеральный центр, а лишь составная часть.

Марийская власть, образно выражаясь, реально напоминает хороший танк без прицела

При наличии глубинной фактуры включится защитная реакция — интересы федерации превыше его части; губернатор под хвалебные речи и с кучей благодарностей уходит по собственной инициативе. Сейчас же мне наша марийская власть, образно выражаясь, реально напоминает хороший танк без прицела. Куда едем, ради чего землю роем, зачем лес валим — неясно. Поэтому вся страна идёт единым фронтом, каждый регион в строю индивидуально чеканит шаг, и вектор у всей российской семьи народов один. А Марий Эл отчётливо ползёт в свою непонятную сторону. Марийская республика сейчас как вымышленное "Зазеркалье" с реалистичной "химерой" в центре её столицы. И этот танк залез куда-то в болото, его горючка заканчивается, командир по рации передаёт: "Всё хорошо, no problem". Естественно, окружные федералы вынужденно реагируют и возвращают нашу республику обратно в строй, в тональность.

— А в чём конкретно выражается такая деятельность руководства Марий Эл? И чем она объясняется?

Федералов не беспокоит личная власть на местах — они сотрудничают с регионалами на практике

​— Полюбуйтесь Мордовией или Чувашией. В нефти не тонут, по многим коэффициентам где-то гораздо лучше нас, где-то — хуже. Но они же активно участвуют в совместных федеральных программах, сами настырно лезут. Посмотрите, за счёт чего они развиваются. Мы — нет, сами с собой дружим и радуемся. Работать в унисон — это, повторюсь, соучастие, причём с ярким к нему стремлением. Некоторые предполагают, что Марийская республика умышленно избегает развития, дабы не появились новые политические игроки. До планки красивых цифр добрались, дальше нельзя, иначе появляются риски "присутствия извне". Федералов не беспокоит личная власть на местах — они сотрудничают с регионалами на практике. Определённые регионы иногда противятся — вдруг они заметно разбогатеют и над ними закружат конкуренты. На чьей стороне стоит народ — тоже понятно.

— Могло бы быть иначе, если бы республику возглавлял местный и в большей степени представитель титульной национальности?

— Я не понял сути вопроса. Нет разницы, какая кровь течёт в жилах губернатора. Если он своим ошибочным руководством приводит регион в тупик, федеральная власть запустит противомеры. Выполняешь задачи — есть поблажки, расширение политической и экономической самостоятельности в рамках разумного. Не справляешься — приступят к лёгкому воздействию, а когда они не срабатывают — в ход уже идут жёсткие методы.

— Одной из сложностей кадровых изменений в Марий Эл называют отсутствие кандидатов. Так ли это и в каких округах обитает потенциальный кандидат на должность главы Марий Эл — сменщик Маркелова?

— На губернаторов не учат ведь. Люди приходят к этому, набрав определённый опыт и необходимую компетенцию. Леонид Игоревич в телеинтервью уже заявлял, что его дальнейшее выдвижение — это сугубо политическая воля лидера государства и, в случае появления в перспективе иного претендента от партии власти, он за него ответственность нести не намерен. Помните? Адыгейский вариант при всяких зигзагах развития невозможен.

Свято место пусто не бывает — в Кремле всегда есть скамейка запасных и страхующих

Пропагандистские фразы "Маркелова заменить никто не сможет" или "Маркелова не на кого поменять" сродни оскорбительному утверждению "Слабый федеральный центр безалаберно контролирует ситуацию в регионах". Свято место пусто не бывает — в Кремле всегда есть скамейка запасных и страхующих. Взгляните на опыт свежих назначений: прийти на эту позицию можно из Госдумы, федеральных органов власти, из партии власти и даже из ОНФ.

— Высоки ли шансы таких персон, как начальник Самарской таможни Вениамин Васильев, депутат Госдумы Иван Тетерин или президент межрегиональной ассоциации "Марийский мир — 21 век" Михаил Долгов?

— Наверное, надо пояснить аудитории: вы назвали представителей марийского нацсообщества. Знаете, мари, добившихся роста, успеха, демонстрирующих отличные показатели своей деятельности, не так мало, как вы думаете. Просто не все про них в курсе. Допустим, тот же Андрей Петров — он чиновник питерской администрации, мари или полумари, молод, был кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга, сумел из околооппозиционной партии перебраться в исполнительную ветку власти города федерального значения. Если не ошибаюсь, он родился в сельской местности в Марий Эл, детство провёл в Кировской области, правда не осведомлён, оторвался ли он от культуры. Короче, список системных немал.

Если и произойдёт смена губернатора в этом или предстоящих годах, то на вакантное место сядет нейтральное лицо

Далее — приведённые имена: уроженцы республики полковник в запасе Михаил Долгов, генерал-майор Вениамин Васильев, генерал-полковник Иван Тетерин... Если и произойдёт смена губернатора в этом или предстоящих годах, то на вакантное место сядет нейтральное лицо. Выразимся проще — никто не увидит недруга или товарища Леонида Маркелова. Прибудет чистый и не замазавшийся в дебрях прошлых контр кандидат. Свершится не нагнетание, а оздоровительная перезагрузка с цементированием ранее расшатавшейся структуры. Долгов сразу отпадает — он возрастной, уязвимый к критике, отсутствует "госхоз" опыт.

Оставшиеся — всё зависит от политической воли и их уместности в глазах кремлёвской администрации. Прицеливаются на лояльных Москве, годных работать в связке, воспринимаемых на местности. Учтут и личностные качества, и монолитность команды, которая сформируется сборной по составу. Как говорят в народе, новая метла по-новому метёт. Правильно сработает поговорка и без ненужного демонтажа системы в регионе. Сейчас, к сожалению, всё выше голову поднимают различного рода "шило-на-мыльные" фокусники-карьеристы, мечтающие, прежде всего, добиться для себя уюта, вклиниться, сбить всех лбами, чего-то перехватить.

Чтобы победить в Марий Эл, не принципиально обладать суперузнаваемостью — некая неизвестность, наоборот, играет в плюс

Раз речь пошла о генералах, то они не такие люди и что-то мне подсказывает, что они и прочие из разряда адекватных лиц начнут делать определённые внутриконъюнктурные шажки, если будут уверены и будут гарантии в политическом сопровождении. Сопровождение не в кадровых преобразованиях и абстрактной предвыборной кампании, а в последующей поддержке руководства региона, в том числе траншами и админресурсом.

Чтобы победить в Марий Эл, не принципиально обладать суперузнаваемостью — некая неизвестность, наоборот, играет в плюс. Есть маломальский статусный базис у провластного кандидата за спиной и здорово — пустоту всем необходимым для населения заполнят через СМИ и агитпроп.

— Собственно, разговор о возможной досрочной отставке Леонида Маркелова и представляется актуальным, поскольку мы видим изменения, происходящие во взаимоотношениях региональных чиновников с полпредством, нарастающую критику федерального центра и серьезное ухудшение различных показателей республики и ее руководителя — от рейтинговых оценочных экспертных мнений до статистических данных, фиксирующих экономические проблемы. И всё же, насколько вероятен сценарий, что всенародно избранного губернатора отставят до завершения срока его полномочий?

— Все новые губернаторы, исполняющие обязанности, которых месяц назад денно и нощно показывали по федеральным телеканалам, были запланированы. Специально заранее подготовили обстановку к сентябрьским выборам, чтобы успеть вписаться в сроки, в избирательную кампанию и подготовить элиты, провести переговоры. Леонид Маркелов в планах не значился и причины, по которым он может уйти, прописаны в Конституции Марий Эл, статья 80.

Леонид Игоревич ближайший год работать будет точно, хоть и с нервотрёпкой

Те видимые дрязги, которые мы обсуждаем, представляют собой верхушку айсберга. Однако наша республика не такая мощная и привлекающая взгляд в промежуточный период, мы не поставщики голосов, у нас всего 0,01% электоральной массы от России. Ругаться пока громко не будут, нет смысла. Не происходит резких сдвигов — сейчас формируют почву. И электоральная усталость есть, и элиты готовы работать, с кем угодно, но Леонид Игоревич ближайший год работать будет точно, хоть и с нервотрёпкой. Не уйдёт. К сожалению. И, надеюсь, что ошибаюсь.

Существует любопытная версия — будущие выборы президента России в 2018 году совместят с выборами целой пачки губернаторов проблемных и застойных регионов. Кремлёвский кандидат в президенты окружит себя уже узнаваемыми титанами на местах и новыми молодыми лицами. Это освежит кандидата, покажет поступательное движение вокруг него целых поколений управленцев в той системе, которую выстроил Путин. Здесь необходимо также пояснить — совмещать сразу с немалым списком субъектов федерации. Для двух-трёх регионов вряд ли — велика честь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG