Ссылки для упрощенного доступа

"Внутри правительства образовались люди, которые очень напоминают активистов НОД"


Александр Соловьев (в центре)

Экс-помощник депутата Госдумы Дмитрия Гудкова, дипломат по образованию Александр Соловьев вступил в "Открытую Россию" Михаила Ходорковского в ноябре прошлого года, а уже через полгода стал председателем движения. Соловьев приехал в Казань встречать зампреда "Открытой России" в Татарстане Дарью Кулакову, которая 9 мая вышла из спецприемника, отсидев 10 суток за якобы неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. В интервью "Idel.Реалии" Александр Соловьев рассказал об отношении к "Открытой России", акции "Надоел", Навальном и Ходорковском, недальновидности татарстанских властей, а также планах на будущее.

– Почему "Открытая Россия"? Что такого вам рассказал Владимир Кара-Мурза (младший), который и привел вас в движение, что вы в него вступили?

– Владимир не рассказывал чего-то такого, что можно назвать некой вербовкой – он говорил о своей деятельности, рассказывал то, чем он занимается – мне всегда было это интересно. Меня очень интересовала межпарламентская деятельность, мы с ним много общались на тему парламентов различных стран – ведь у него есть интересная работа, посвященная парламентаризму в России, начиная с 1905 года. Благодаря ему я узнал много нового о первой Государственной думе.

Я нашел много людей, которым доверяю

Можно сказать, у нас было много общих интересов, мы подружились. Было забавно, когда я, будучи помощником депутата Госдумы Дмитрия Гудкова, уже спокойно смотрел за различными трансляциями заседаний, а Владимир искренно возмущался, какие же подлецы и лицемеры там выступают. На этом мы сошлись и подружились. А почему именно "Открытая Россия"? Здесь в общем-то сыграл свою роль вопрос соратничества – я нашел много людей, которым доверяю.

– Но Дмитрий Гудков же остался в политике. Вы могли остаться с ним, несмотря на то, что он уже не депутат Госдумы. В мэры Москвы вот планирует баллотироваться.

Я не планировал становиться председателем "Открытой России"

​– Я никогда не отрицал того, что, возможно, и остался бы с ним, если бы, к примеру, меня не избрали председателем "Открытой России". Я предупреждал, что ближе к выборам мэра Москвы вернусь к Гудкову – мне с ним комфортно, у нас с ним остались отличные отношения. Но все вышло так, как вышло. Я не планировал становиться председателем "Открытой России".

– Вы вступили в движение в ноябре 2016 года, а в феврале 2017-го возглавили проект "Открытое право". Насколько мне известно, на пост председателя движения вас выдвинула Мария Баронова – авторитетный человек в "Открытой России". Вы предполагали, почему она это сделала?

Я стал некой компромиссной фигурой для многих

​– Почему выбрали меня, я не знаю. Очевидно, что я стал некой компромиссной фигурой для многих. Вы же знаете, что по итогам выборов было пять голосов за меня и пять голосов за координатора "Открытой России" в Татарстане Илью Новикова. Было принято решение позвонить Кара-Мурзе, который не был на конференции, и он проголосовал за меня.

Поэтому нельзя сказать, что я устроил всех, но многие подумали, что я являюсь именно компромиссной фигурой, никем не ангажированный и ни с кем не связанный. Мне было приятно слышать, что меня воспринимают как дипломата – я на него учился, и это большая похвала для меня. Очевидно, я стал в хорошем смысле этого слова удобен – я не против.

– Сразу после своего избрания вы в интервью сказали, что намерены налаживать отношения с другими демократическими организациями и добавили, что это ваша "идея фикс". К "Открытой России" у многих оппозиционеров отношение, мягко говоря, странное. С чем это связано, на ваш взгляд?

Я всячески буду набиваться в друзья, периодически стучать в дверь и говорить: "Здравствуйте, мы всегда готовы к диалогу"

​– Спектр мнений в отношении "Открытой России" максимальный. В некоторых региональных штабах Алексея Навального и наших региональных отделениях находятся почти на сто процентов одни и те же ребята. В других регионах это люди, которые сотрудничают и с нами, и с "Яблоком" – в партии на это реагируют спокойно. В Москве же "Яблоко", насколько я знаю, не очень хорошо относится к тому, когда член партии является участником движения. Это для нас большое сожаление, потому что мы к "Яблоку" относимся хорошо.

Я всячески буду набиваться в друзья, периодически стучать в дверь и говорить: "Здравствуйте, мы всегда готовы к диалогу". Если они не готовы, мы их не заставим – насильно мил не будешь, но я готов применять мягкую дипломатию, если люди будут готовы. Сейчас есть запрос на новые лица, и я думаю, этот запрос выполнялся, в том числе когда избирали меня. ​

Возвращаясь к теме отношения к "Открытой России", то даже среди родственников есть мнение, что это Ходорковский и какая-то темная история. На мой вопрос, почему история темная, они отвечают, что об этом говорят по телевизору.

Александр Соловьев (слева)
Александр Соловьев (слева)

– Я все-таки имею в виду оппозиционных активистов, которые прекрасно понимают, что такое в наше время телевизор.

Они говорят, что уважают движение, но предпочитают делать это со стороны

​– Я не могу сказать, почему возникает такая история. У этих людей часто такие же аргументы – они говорят мне, что не знают, почему у них такое отношение к "Открытой России". Михаила Ходорковского 13 лет поливали помоями, и даже у людей из оппозиционной тусовки сложилось какое-то непонятное отношение к "Открытой России". Некоторые честно признаются, что пропаганда действительно работает, и называют нашу историю токсичной. Они говорят, что уважают движение, но предпочитают делать это со стороны. Многие, кого я специально прошу объяснить, что не так, не могут это сделать.

– Есть такое мнение, что отношение к Ходорковскому и "Открытой России" изменилось в том числе потому, что в движение стали принимать единороссов, людей из ТВ, создали большое количество странных медиапроектов. Это то, что слышал я по крайней мере.

Наша главная цель – пробиться в умы людей и рассказать им то, что происходит на самом деле

​– Что касается единороссов, то здесь я согласен с Михаилом Борисовичем. Если упрощать – когда люди из того лагеря приходят к нам – это нормальная история, а если наоборот – то это совсем ненормальная история. Говоря об открытых медиа, то мне кажется, что люди пробуют, изучают тему, но без ошибок невозможно. Наша главная цель – пробиться в умы людей и рассказать им то, что происходит на самом деле, пока еще не поздно. Рассказать, что страну ведут в пропасть. В действительности настоящие патриоты – это мы, кто реально топит за страну и говорит, что дальше будет поздно.

– Возвращаясь к теме взаимодействия с другими демократическими силами. Про "Яблоко" мы поговорили, а если говорить о сторонниках Алексея Навального?

– Здесь все очень просто – на конференции было принято решение о поддержке его на президентских выборах.

Алексей Навальный реализует программу очень яркого, безальтернативного лидера – у него это отлично получается

– Но как мне кажется, вся поддержка будет заключаться в ненападении в медиапространстве.

– Нет. Могу сказать за себя, что нет никакого смысла пытаться в чем-то конкурировать с Алексеем, потому что он – огромная сила – его любят люди, у него огромное количество сторонников, он харизматичный лидер. Мы в одной лодке, это абсолютно точно! Просто мы работаем в немного разных нишах. Алексей реализует программу очень яркого, безальтернативного лидера – у него это отлично получается.

Я уважаю деятельность ФБК; как его руководитель Навальный – просто мощь. "Открытая Россия" же реализует картину такой коллегиальной истории, когда каждый год председателями движения будут становиться новые люди, будет формироваться команда из большого количества людей, где каждый что-то умеет по-своему. Я не исключаю, что у нас будет много ошибок, но Алексей себя создавал с 2007 года, у него также были ошибки и проекты, которые провалились.

– Многие заметили, что в отношениях между Ходорковским и Навальным прослеживается какой-то холодок.

– А кого поддерживать Ходорковскому на президентских выборах?

– Заявление – это одно, но я говорю о реальной поддержке.

Сейчас мы идем в такую пропасть, в которой этого переходного периода не будет – будет коллапс или не дай Бог какая-то революция

​– В основе этих предположений многие строят версии, что якобы Ходорковский сам хотел баллотироваться в президенты. Но, во-первых, он говорил только о переходном периоде, а во-вторых, он неоднократно заявлял, что вся соль процесса заключается в том, что время таких, как Путин и таких, как он – должно пройти. Это поколение должно уйти. Это история, когда Ходорковский пытается подготовить страну к нормальному переходному периоду, потому что сейчас мы идем в такую пропасть, в которой этого переходного периода не будет – будет коллапс или не дай Бог какая-то революция. Ни я, ни Михаил Борисович этого не хотят.

Что касается холодка между ними, то такое впечатление создается потому, что Навальный все-таки очень яркий лидер, и многие считают, что он не терпит рядом с собой какой-то конкуренции. Я его не знаю лично, но для ярких лидеров это нормальная история. Наша задача – построить нормальное правовое государство.

– Вы ранее об этом уже говорили. А каким образом этого может добиться общественное движение "Открытая Россия"?

– Мы не говорим, что "Открытая Россия" одна это сделает. Мы ретранслируем эту идею – она чутко улавливаются теми людьми, которые находятся сегодня во власти. Мы работаем на так называемый раскол в элитах в хорошем смысле этого слова. То есть все больше и больше людей во власти говорят, что надо осуществлять какие-то перемены, потому что это тупиковый путь развития, который никуда не приведет. Мы работаем на распространение наших идей, на то, что к нам приходят люди, которые были во власти. Мы открыты к контактам с большинством людей, которые сегодня находятся у власти – это нормально.

– В чем заключается этот контакт?

Наша риторика направлена на тех представителей элит, которые хоть как-то ассоциируют свое будущее с будущем этой страны

​– У всех так или иначе есть знакомые, которые находятся во власти. У меня, у той же Марии Бароновой. Это те люди, которые действительно прислушиваются и видят, что есть "Открытая Россия", деятельность которой носит, в том числе образовательный характер. Наша риторика направлена на тех представителей элит, которые хоть как-то ассоциируют свое будущее с будущем этой страны. Тем, кто себя с этим не ассоциирует, бесполезно что-то говорить – они улетят и все.

– То есть вы пытаетесь развалить систему изнутри?

– Нет, мы пытаемся воззвать к разуму тех людей во власти, у которых этот разум есть – таких очень много. Мы пытаемся показать, что история, к которой мы призываем, – нормальная. Она в конечном счете приведет к успеху всех людей, в том числе тех, кто сейчас находится у власти – за ними не придут с виселицами и винтовками, потому что мы сами против такого развития событий. Но они пока как раз к этому и толкают. Плюс, участвуя в выборах, мы пытаемся то же самое донести и до широких слоев населения, потому что выборы – это хорошая площадка для того, чтобы рассказать людям, как в действительности обстоят дела в стране.

К сожалению, у нас нет доступа к телевизору, но нас загнали в такие рамки, что мы вынуждены действовать именно так. Все, что нам оставили, мы используем, в том числе дипломатию и сарафанное радио. У меня есть знакомый в правительстве, который говорит, что градус ненависти уже нельзя повышать. Даже внутри правительства образовались люди, которые очень напоминают активистов НОД, несущих абсолютную чушь. Таких слава Богу пока меньшинство – есть адекватные люди, которые понимают, что необходимо что-то делать.

Очень многие люди во власти ждут, что Путин не пойдет на четвертый срок

Кстати, очень многие люди во власти ждут, что Путин не пойдет на четвертый срок. Они считают, что история с новым президентом будет означать, что хотя бы в первые годы новый глава государства не будет заниматься такой узурпацией власти. Это будет означать, что он не сможет сконцентрировать у себя всю полноту полномочий, и начнется конкуренция. Да, она будет выражаться в различных "сливах", но конкуренция внутри власти хороша для населения – элиты начнут чиститься от людей, которые замараны донельзя.

– Переходя к теме Путина, поговорим о всероссийской акции "Надоел". Многим она показалась странной и сделанной на коленке. Вам не кажется странным просить самого же Путина не идти на четвертый срок?

– Журналисты очень аккуратно называют это обращением к президенту. Мы же изначально говорили о том, что не нужно называть это обращением – мы пытаемся рассказать людям, что потребовать у своего президента (именно потребовать) не идти на четвертый срок – это нормально. Акция была направлена на то, чтобы показать следующее: президент – это не какое-то полубожество – это обычный менеджер-управленец и нам решать, идти ему на очередной срок или нет.

Акция "Надоел" в Москве
Акция "Надоел" в Москве

Акция была направлена на то, чтобы избавить Путина от некоей тефлоновости – мы говорим, что этот менеджер 17 лет у власти и это ненормально. Скоро людям, которые родились при Путине, можно будет голосовать. Это вообще дно для любой уважающей себя страны. Формат акции странный, я согласен, но мы решили попробовать именно тот формат, который не требует согласования властей.

– Может быть, вы просто понимали, что на эту акцию не выйдет так много людей, как, к примеру, 26 марта?

– Конечно, мы понимали, что, вероятно, на нее не выйдет столько же народу, сколько 26-го – не было задачи соревноваться, поскольку у нас нет такой популярности, как у Алексея Навального. Мы открыто говорили, что может выйти и мало человек – мы были к этому готовы. Формат многими воспринимался как странный, но зато он помог прилепить слоган "надоел" к этой власти, к Путину. Никакой катастрофы не случится, если Путин уйдет.

Мы обращали внимание на то, что страну довели до того, что люди шугаются, когда им предлагают потребовать от своего президента не идти на выборы. Довели! И это должно надоесть, но человек опять хочет идти на выборы, чтобы править 24 года! Если задуматься, то это вообще несмешно – это катастрофа для любой страны.

Власти Татарстана неправильно считывают аккуратные и молчаливые сигналы из федерального центра

– То, что произошло с зампредом "Открытой России" в Татарстане Дарьей Кулаковой, которую арестовали на 10 суток на акции "Надоел", – это акция устрашения?

– По моему субъективному мнению, власти Татарстана неправильно считывают аккуратные и молчаливые сигналы из федерального центра. Кроме того, это могло быть связано с серьезными проблемами внутри региона.


– Так поэтому для чего еще такие скандалы на всю Россию?

– Возможно, ваши элиты решили, что это такой способ показать, что ситуация находится под контроле. Но это, прямо скажем, отвратительный способ – такой чекистский, зажатый. Если это так, то это свидетельствует о непонимании глобальных процессов в стране и того, что действительно надо делать с оппозицией. Они даже не понимают, что если бы они никого не задержали, то все было бы спокойнее и об этом бы меньше написали.

Татарстан стал единственным регионом, где арестовали молодую девушку, у которой до этого не было ни одного случая привлечения к административной ответственности

В итоге, они сами пропиарили акцию и показали себя извергами, не кормив Дашу сутки. Татарстан стал единственным регионом, где арестовали молодую девушку, у которой до этого не было ни одного случая привлечения к административной ответственности. Это полная глупость, недальновидность и попытка выслужиться, которая частенько случается в регионах. Они слишком усердствуют, и как мне рассказывал знакомый в около "апшных" (администрация президента) структурах, такие действия вызывают недоумение и смех сквозь слезы.

– Михаил Ходорковский, покидая пост председателя "Открытой России", сказал, что новый руководитель должен будет искать источники финансирования движения. Удается?

– Сложно, потому что все ассоциируют это с большими рисками. Помимо этого, многие думают, что раз Ходорковский основатель движения, он и должен давать деньги.

– Большинство так и думает, как мне кажется.

– Но поиск идет. Очень сложно и на данный момент не очень эффективно. Тем не менее, нет ничего невозможного – мы ищем, иногда находим, но люди предпочитают финансировать какие-то конкретные вещи. У нас же нет банковских счетов, но люди берут на себя, например, предоставление помещения и так далее.

У нас нет счета, поэтому и нет финансовых взаимоотношений внутри организации

– Ходорковский говорил, что он принимает участие в финансировании до сих пор. Как же он это делает, если у вас нет счетов?

– У нас нет счета, поэтому и нет финансовых взаимоотношений внутри организации. Как, например, происходит финансирование нашего правозащитного проекта? Это личный счет Марии Бароновой, на который собираются средства. Она постоянно публикует по нему отчетность. Кто-то берет на себя печать, кто-то – аренду офиса. Так пока, к сожалению, и происходит. Вы же понимаете, что если мы будем иметь счет, нам его сразу же закроют.

– А кто эти люди, которые жертвуют деньги или берут на себя какие-то обязательства? Это в основном люди из бизнеса или тайные поклонники в правительстве, к примеру?

– Тайных поклонников в правительстве у нас нет. В основном – это сознательные люди, малый и средний бизнес. Крупного не было ни разу.

– Что вы будете делать дальше? Есть какой-то план на год?

Муниципальная история – это наша главная тема

​– С моим приходом ничего кардинальным образом не изменилось. "Открытая Россия" до моего председательства вела активную деятельность по подготовке к муниципальным выборам в Москве – это мы будем делать в первую очередь. Мы должны провести огромное количество независимых депутатов. Нам необходимо подготовить костяк, который будет знать, как подготовиться к выборам, как в них участвовать и так далее. Муниципальная история – это наша главная тема.

Параллельно с этим есть очень много историй, связанных с правозащитой. Все запущено, все работает, просто я как председатель могу сделать акцент на более тесных связях "Открытой России" с предстоящей мэрской кампанией в Москве. Это совершенно органично получится, поскольку у нас близкие отношения с Дмитрием Гудковым.

– А что с президентской кампанией?

– Я не знаю, чем мы можем помочь Алексею Навальному в плане подготовки к избирательной кампании. Если понадобится какая-то помощь, мы всегда готовы ее оказать, в том числе юридическую.

– Ходорковский как минимум может помочь деньгами.

– Я думаю, они обязательно будут об этом говорить. Более того, может, уже и говорили – я не знаю. Если это случится, я уверен, что это станет публичным. Хотя во время прямой линии с Леонидом Волковым (начальником избирательного штаба Навального) он недвусмысленно сказал, что пожертвований пока хватает. Нам еще у них учиться и учиться, если говорить о краудфандинге. Ближе к делу нам нужно будет пообщаться с людьми Алексея Навального, со штабами. Мы открыты к сотрудничеству.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG