Ссылки для упрощенного доступа

В рамках VIII Всероссийского форума татарских религиозных деятелей "Национальная самобытность и религия", прошедшего в Казани, Марата Ашимова, адвоката мордовских учительниц, которые отстаивали свое право носить в школе мусульманские платки, наградили медалью Всемирного конгресса татар. Медаль Ашимову была вручена за выдающиеся достижения перед татарским народом, сохранение татарского языка, культуры и традиций татарского народа. Сразу после получения награды "Idel.Реалии" побеседовали с адвокатом.

– Всемирный конгресс татар вручил вам медаль за выдающиеся заслуги перед татарским народом. У вас уже были какие-то такие награды до этого или это первая?

– Со стороны национальных организаций не было.

– А какие были?

– Вообще никаких, это первая медаль.

– Является ли медаль для вас признанием вашей работы?

– Искренняя благодарность клиента – это самое большое, что можно заслужить. Благодарность за успешно сделанную работу.

– Дело с платками было первым, когда в вашу защиту включился Татарстан и общественность, или были прецеденты и раньше?

– Раньше никогда не было, чтобы Всемирный конгресс татар поддерживал то дело, в котором я участвовал. Наверное, это в первый раз. Это было дело, которое касается всех татар, всех мусульман, поэтому, наверное, конгресс и подключился. Раньше, видимо, такого интереса в делах, которые я вел, не было, поэтому они и не принимал участие.

– А со стороны Татарстана тоже в первый раз?

– Может быть ранее, в 2014 году, общественники из Татарстана выступали в защиту школьниц, которые также отстаивали свои права ходить в школу в платках – Альмира апа (Альмира Адиатуллина – председатель общественной женской мусульманской организации "Муслима" – ред.) поддерживала, писала письма в защиту мусульманок, в защиту школьниц. Поддержка была и ранее, но в этом году она была более активна, на более высоком уровне. Свою поддержку высказали на уровне руководителей национальных и религиозных общин. Такая общая массовая поддержка, наверное, была в первый раз.

– Такой общественный резонанс, публикации в СМИ помогают делу или адвокатам удобнее решать такие вопросы в профессиональной, законодательной плоскости, не выводя на обсуждение на общественный уровень?

– Есть различные дела: где-то надо, чтобы информации публичной не было, где-то она наоборот необходима. Я думаю, в данном случае это играло и играет только на пользу. При наличии публичного обсуждения оппоненты видят, что проблема касается не только узкого круга людей, она касается многих, многие волнуются, принимают участие. Если не освещать проблему, люди и не будут знать об этом, не будут выражать позицию по этому поводу. Поэтому в этом случае общественный резонанс был необходим.

– В последнее время прошло много резонансных дел, касаемых татар-мусульман – Тахир Хасанов из Нижнего Новгорода умер в тюрьме, Махмуд хазрата Валидова из Москвы приговорили к тюремному сроку, в Пензенской области Ислам хазрата Давыдова избили, сожгли машину, погром на татарском кладбище в Казани, на котором похоронены известные мусульманские деятели. Как вы думаете, почему мусулманские религиозные деятели не выступают единым фронтом в защиту мусульман в этих ситуациях? Не было обращений в прокуратуру РТ с требованием рассказать о ходе следствия. Не было об этом ни слова и на VIII Всероссийском форуме татарских религиозных деятелей, который прошел на днях в Казани.

– Во-первых, наверное, каждый человек думает, что это его лично не касается. То есть люди, несмотря на то, что они являются и муфтиями, и руководителями, они иногда узко мыслят – рамками своих интересов, может быть, интересами своей общины и далеко за эти рамки не выходят. Условно говоря, как бы "не мое дело".

Во-вторых. Бывает так, что люди где-то ошибаются, где-то бывает, говорят резкие слова, бывают люди, более резкие в своих взглядах. Из-за резких высказываний, на этих людей начинается прессинг. А отношение многих духовных лидеров такое – "вот, он сам виноват", "поступает не мудро, сам виноват". На человека пытаются свалить его определенную активность, его резкость.

– Когда у татар произошел этот слом, или всегда так было: отвечаю только за себя, за общину не отвечаю?

– Не знаю, что происходит с нашими татарами. Знаете, я читал такую историю – средневековый европейский путешественник добрался до Монголии. И впоследствии написал, что не видел ни одного народа, который между собой враждовал бы так, как тюрки. Может это заложено в нас?

– Не легче ли было браться за другие дела, более прибыльные, чем вот за такие резонансные, сложные, где приходится отстаивать права мусульман? Для чего это вам нужно?

– Легче, не легче... Моя позиция как адвоката, как юриста такова: если ко мне обращается доверитель, и я считаю, что у меня есть возможность ему помочь, то я берусь за любое дело – мусульманское оно или не мусульманское. Ни от религиозной, ни любой другой составляющей это не зависит. Иногда конечно есть определенные риски, но это работа такая – помогать. Но в своей работе я все делаю и поступаю по закону. Если действовать в рамках закона и держаться этих рамок, то бояться ничего не нужно.

– А статус мусульманского правозащитника это тяжелая ноша?

– Не могу сказать.

– Семья в этом деле поддерживает вас полностью? Не говорят: зачем оно нужно?

– Семья меня поддерживает. Но я не сказал бы, что эта работа настолько опасна. Сгущать краски не нужно. Любая работа опасна. Строителем быть опасно – может на голову упасть что-нибудь, любая деятельность несет определенные риски. Кто ничего не делает, ничем не рискует. Я просто делаю свою работу. А поддержка семьи, общины, соратников, коллег – это самое главное. Если все поддерживают, подсказывают, помогают, участвуют, то соответственно, и результат будет лучше.

***

Напомним, скандал в Белозерьевской средней школе, где учительницы не пожелали снимать мусульманских головных уборов и были за это подвергнуты преследованию, получил широкую огласку в самом начале года. Представлять интересы учителей взялся Ашимов, позже к нему присоединились казанский адвокат Руслан Нагиев, ранее неоднократно принимавший участие в судебных процессах по защите прав мусульман наряду с главой Чечни Рамзаном Кадыровым, представитель Чечни, грозненский адвокат Саид-Магомед Чапанов и Равиль Тугушев из Саратова. Ранее вся четверка участвовала в так называемом сахалинском деле по защите Корана.

С помощью группы адвокатов был составлен иск, где оспаривался приказ руководителя Белозерьевской школы под №29 от 27 декабря прошлого года, а также рассказывалась краткая предыстория конфликта. В частности, по словам истиц, "работодатель под угрозой увольнения и преследования правоохранительными органами (УФСБ по Республике Мордовия), заперев класс с учителями в присутствии представителей правоохранительных органов и министерства образования Республика Мордовия, потребовал от истцов снять головные уборы и написать объяснения в связи с ношением на территории школы мусульманских платков, а тем, кто откажется, предложил уволиться из школы «по собственному желанию".

В ходе судебного заседания директор школы отозвала свой приказ, запрещающий учителям появляться в школе в платках.

Читайте также​
Белозерье: платки, семечки и Вазиристан

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG