Ссылки для упрощенного доступа

Самарец Владимир Логинов пять лет обращался в районную поликлинику с жалобами на ухудшение состояния здоровья. Однако врачи не разделяли его беспокойства, пока однажды при очередном обследовании не выявили у него IV стадию рака предстательной железы. Больной раком самарец рассказал Idel.Реалиям, почему несмотря на самый крупный в Поволжье онкоцентр, местные жители испытывают со стороны врачей "самый настоящий онкологический геноцид".

– Когда и где вам диагностировали онкологию?

– Впервые онкодиагноз мне поставили в Самарском клиническом онкоцентре летом 2014 года. До этого я с 2010 года с характерными, как я теперь знаю, симптомами рака, регулярно приходил в свою районную поликлинику №3 с надеждой на улучшение самочувствия. К сожалению, кроме флюорографии и стандартных анализов, других мне не назначали. Были у меня и другие болезни, но типичными ответами врачей были: "Это возрастное", или: "Да вы так хорошо выглядите!"

Пытался узнать что-то в частных медучреждениях, сдавал сам некоторые анализы, но системы не было, а в моей поликлинике за это даже отругали. Поразительно, но даже симптомы тошноты, длительной температуры врачи игнорировали. Как и то, что за год гипертония перешла в гипотонию, и похудел на 6 кг. Кстати, это было отмечено как нормализация веса. Нормального онкоосмотра у меня не было ни разу в жизни, так что получение мной диагноза "вдруг и сразу" крайне запущенного рака IV стадии с метастазами было неудивительно. Да и подозрение на рак я ведь получил, сдав анализ онкомаркера PSA впервые в 65 лет, да и то после отказов мне в диспансеризации...

– Вы лечились в областном онкоцентре?

– Да, и сейчас состою там на учёте. К сожалению, получив "вдруг" гарантированную государством "четвёрочку" из-за отсутствия нормальной профилактики рака, оказалось, что и операция, и облучение уже припоздали. Поэтому я внимательно стал собирать информацию о болезни, думал и о режиме, диете и т.п.. Получал гормонотерапию за три года: три препарата. Регулярно прохожу обследования. В целом, думаю, в Самарском онкоцентре высокопрофессиональный коллектив, соблюдающий стандарты лечения онкозаболеваний. Но дело в том, что им никогда не удастся компенсировать тот ущерб от примитивной "профилактики" рака, который я встретил в первичном звене здравоохранения. Это кошмар! Если всё останется по-прежнему, то скоро придётся открывать новый онкоцентр. Вот я и пытаюсь переломить это преступное равнодушие к этой острой проблеме. Потрясает то, что всех всё устраивает! Думаю, если бы профилактика рака проводилась бы под контролем специалистов онкоцентра, то её эффективность резко бы возросла.

– Как вы оцениваете уровень профессионализма онкологов своей районной поликлиники?

– Да я их почти и не встречал! Даже когда я получил тревожный анализ онкомаркера PSA и по инструкции в течение одного дня должен был попасть именно к районному онкологу, я же об этом не знал! Вообще процесс информирования меня о диагнозе – это театр! И прибор-то у них сломался. И "погода такая чудесная, погуляйте, очень полезно для здоровья!" Как раз в это время и подделывали мои медицинские документы. Но главное, почему я сразу понял, что анализ плохой, – врачи вдруг стали необычайно вежливыми! А к районному онкологу я приходил уже через полгода, чтобы взять направление в онкоцентр.

В марте 2016 года я отнес в поликлинику свой полис Обязательного медицинского страхования и отказался от бесплатного лечения, ведь мне его не предоставили. Заявление об отказе написал на самом полисе.

Минздрав Самарской области так прокомментировал этот поступок Логинова:

"Министерство здравоохранения Самарской области считает необходимым проинформировать, что отказавшись публично от полиса обязательного медицинского страхования, оставаясь гражданином Российской Федерации и жителем Самарской области в соответствии с действующим законодательством (федеральными законами № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", № 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации"), Логинов В.А. остается застрахованным и не утрачивает право на получение всех видов медицинской помощи в соответствии с Территориальной программой государственных гарантий бесплатного оказания населению Самарской области медицинской помощи, утвержденной постановлением Правительства Самарской области от 24.12.2015 № 880.
Администрация ГБУЗ СО "Городская поликлиника № 3" обеспокоена тем, что Логинов В.А., несмотря на рекомендации врачей специализированного учреждения здравоохранения, занимается самолечением, тем самым наносит вред своему здоровью".

– Расскажите про свою эпопею с исками в суд с требованием привлечь к ответственности врачей, проглядевших у вас онкологию.

– После установки диагноза "рак предстательной железы" я подал заявление в прокуратуру, затем в районный и областной суд. Требовал от городской поликлиники №3 компенсировать мне моральный вред за неоказание медицинских услуг. Все мои медицинские документы были подделаны врачами, которые за пять лет просто не записывали в мою медкарту характерные симптомы рака. Перед фальсификацией документов я сделал их копии, которые суд не замечает. Шедевр среди этих документов: мой фальсифицированный врачами онколист с "анализами" моей шейки матки, за 2013 и 2014 годы.

Сначала я надеялся, что районная прокуратура по моим обращениям передаст дело в суд, но пришлось делать это самому. Был районный суд, апелляция с кассацией, хотел передать и дальше в Верховный Суд, но упустил процессуальный срок. Именно суд "О восстановлении процессуального срока для обращения в Высшую судебную инстанцию" я неожиданно выиграл! Хотя судья была та же. Во время оглашения решения суда в зале заседания я нагло развернул плакат: "Власть, прекрати геноцид! Требую выполнять в России рекомендацию ВОЗ о скрининге онкомаркера PSA для развитых стран!" Судья позвала пристава, но всё обошлось... Для меня суд – вопрос жизни и смерти, ведь я должен его выиграть, получить компенсацию, чтобы продолжить лечение. Районная поликлиника обжаловала мою победу. Впереди областной суд.

Шедевр среди этих документов: мой фальсифицированный врачами онколист с "анализами" моей шейки матки, за 2013 и 2014 годы

Все мои медицинские документы врачи фальсифицировали и до сих пор надувают щёки. За время своих судебных разбирательств я 4 раза обращался в Прокуратуру, минздрав, страховую компанию, Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, в приемную Президента в Приволжском федеральном округе – 2 раза, даже в облизбирком, ОНФ, ещё куда-то... Все самарские СМИ боятся писать обо мне, адвокаты задумчиво смотрят в пространство, узнав, что главный врач поликлиники, с которой я сужусь, из "команды созидания" губернатора Меркушкина, депутат от "Единой России". Всем чиновникам я задавал вопрос: "власть, почему из-за тебя я должен умирать досрочно?!" Ответа не было. Из правозащитников меня поддержала только экс-глава фонда "Голос-Поволжье" Людмила Кузьмина, помогавшая мне в оформлении документов в суд.

Читайте также
Новокуйбышевск: уют, спирт и нефтяные залежи

– Почему власть игнорирует ваши многочисленные жалобы?

– Одна из главнейших причин этого: "административный ресурс". В моем случае: весьма заметный, ведь главный врач моей поликлиники ГБУЗ СО " СГП №3" – депутат Совета депутатов Ленинского района Самары, Александр Максимов из "команды созидания" губернатора Николая Меркушкина. Никто из моих знакомых не верит, что я могу выиграть суд, им трудно понять, что выхода у меня нет. Суть моего обвинения: отсутствие нормальной профилактики рака, о чём все давно знают. Она жёстко регламентирована приказами Минздрава, поэтому нарушения как на ладони. Но врачам это всё надо по пунктам доказывать! Власть не разжалобишь. Власть делает то, что ей выгодно. Своими обращениями я пытаюсь воспитать у власти чувство ответственности! Власть ведь должна стать когда-то вменяемой, а если эта не станет, то последующая! А пока власть мои обращения просто не замечает, ведь я почти один, помогают мне лишь несколько знакомых. Одни больные, с которыми я начинал собирать информацию о плохой работе системы онкопрофилактики в регионе, умерли, другие очень зависимы от врачей. Кстати, есть объединения пациентов, но о них никто не слышит. Ответы из органов власти обыкновенно, как у нас издавна повелось – формальные, и вся их деятельность состоит в том, что они просто пересылают жалобу виновнику. Я своими обращениями доказал, что самарцы, несмотря на построенный у нас крупнейший в Поволжье клинический онкологический центр, испытывают онкологический геноцид. А власть ничего не делала, не делает, и, конечно, не будет делать, чтобы ему помешать.

4 февраля, во Всемирный день борьбы против рака, я провел в Самаре пикет в защиту онкобольных, назвав его "Право на жизнь". Эта тема вызвала интерес у простых людей. Буду и дальше защищать права больных онкологией самарцев на достойное лечение, – рассказал Логинов.

Справка

Самарская область входит в тройку лидеров среди регионов Приволжского федерального округа по онкологической заболеваемости. В регионе 85 тысяч онкобольных. Каждый сороковой житель Самарской области болен раком. Самая высокая заболеваемость в Новокуйбышевске и Чапаевске, где расположены предприятия по производству химического оружия и нефтеперерабатывающие заводы. Ежегодно врачи выявляют тринадцать тысяч вновь заболевших онкологией самарцев.

Читайте также
Чапаевск: Отравленный город

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG