Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Камско-Волжская речь"
Суббота, 19 августа 1917 года №179.

ХРОНИКА.

Снятие военного положения. Введенное 15 августа в г. Казани и прилегающих слободах в связи с пожаром порохового завода военное положение снято.

Движение поездов. Скорый поезд временно отходит от Свияжска, почтовый отходит от Лагерной, оба по расписанию. Дачные поезда отходят из Казани:

1) в 10 ч. утра, 2) в 3 ч. 25 м. дня, 3) в 7 ч. вечера до Адм. слободы, откуда пешком до Лагерной, а от Лагерной идут другие поезда, которые там ожидают казанских пассажиров. Такое движение дачных поездов проводится и в обратном направлении. Переправы жел.-дорожной нет.

Вниманию домовладельцев. Во многих домах, где выбиты в окнах стекла, наблюдаются висящие в рамах крупные остатки стекла; при падении эти осколки могут серьезно ранить. Поэтому надо просить владельцев таких окон по возможности скорее очистить рамы от остатков стекол.

Оплата труда военно-пленных. Военный министр, в силу предоставленного ему права устанавливать собственной властью признаваемые им необходимые изменения и дополнения правил об отпуске военно-пленных на работы, приказал следующее: установить теперь же оплату вражеских военно-пленных за все без исключения работы нижеследующим порядком: из заработной платы военно-пленных, которая определяется сообразно местным ценам для каждой категории работ, на руки пленным должно выдаваться от 20 и не более 50 к. в зависимости от продуктивности труда, прочая же часть заработной платы, за вычетом всех расходов по содержанию пленного, должна сдаваться в доход казны.

КАТАСТРОФА НА "ПОРОХОВОЙ".

В В. Услоне во время катастрофы. Катастрофа 14 августа в Верхнем Услоне, лежащем как раз против порохового завода, произвела не меньший переполох, чем в самом городе и прилегающих слободах и селах. Первые взрывы подняли уже на ноги все население Услона — и местных жителей и дачников. При отсутствии рассудительных мужчин все, сломя голову, кинулись на гору и далее, кто прямо, кто вправо, кто вниз по Волге. Мужчины, дамы и дети, часто легко одетые, даже босиком, через несколько часов оказались в 10, даже в 20 и 30 верстах от Услона, бежали самостоятельно или в компании с услонскими жителями. Солидные крестьяне собирали свой скраб и даже вывозили возы с сеном. Более благоразумные из услонцев и дачников провели наиболее страшные часы на горе, в оврагах, где не было видно огней от взрывов и звуки были глуше; к вечеру они вернулись домой на дачи, иные из которых оказались разграбленными. Грабители появились и вламывались в дома иногда при самом бегстве дачников.

Как это ни странно, панике особенно содействовали солдаты. Их всегда в Услоне хоть отбавляй. Из порохового завода охрана, из Адмиралтейской слободы живущие в казармах — все кинулись к Волге, силой захватывая лодки, даже выталкивая сидевших уже женщин и детей, и набираясь в таком числе, что лодки тут же у берега тонули.

Очутившись на том берегу, эти храбрые воины оказались впереди бегущего человеческого стада, которые подстегивали еще заявлениями, что вот сейчас будет "главный взрыв, тогда от Услона ничего не останется"… Впрочем, часть солдат этим путем намеренно угоняла жителей и дачников подальше от Услона, чтобы остаться и вместе с товарищами-профессионалами похозяйничать в оставленных домах.

"При сей оказии" верхне-услонская милиция вполне оправдала ту репутацию, какую же приобрела эта "народная полиция" по всей России. Разгрома дач она не предупредила, никого из грабителей не задержала и кражами совсем не заинтересовалась.

Среди казанских делегатов в Москве. Среди казанцев, членов Государственного Совещания, с утра 15 августа распространилось с быстротой молнии известие о несчастье в Казани. Что произошло в Казани, никто не знал. Кинулись к министру почт —А.М. Никитину, распорядившемуся тотчас же запросить Казань. Благодаря любезности комиссара Л.В. Собинова казанские делегаты узнали, что командующим войсками московск. воен. округа получена телеграмма о событиях в Казани. Телеграмма эта скоро попала казанцам, но из нее они узнали лишь, что несчастье началось в Пороховой, о размерах же его никаких сведений не было. Начали циркулировать фантастические сведения о пожарах во всем городе, о грабежах и убийствах. На обратном пути в Казань делегаты с жадностью ловили всякое новое сведение из Казани, при чем в нижегородских газетах события, со слов "очевидцев", изложены были также в сильно искаженном виде.

О пожарных. Прочитав в нашей газете №177, описание пожара на Пороховом, а также заметку "Наблюдение очевидца" я был удивлен, почему так мало сказано о пожарных. Все видели, как масса солдат, женщин, детей и др. бежали, сломя голову, подальше от места пожара и дальше за десятки верст от города. Но никто как будто не заметил, как неслись к месту пожара бесстрашные пожарные на линейках и бочках к морю дыма и огня.

Как городом осыпали снаряды и осколки, дым и газ душили их, но они, не боясь смерти, не оставляли своего поста. Среди них много раненных. Особенно пострадала 6-я часть, пострадали также 1-я и 2-я части. Сильно пострадал помощник брандмейстера 4-ой части.

Розыски потерявшихся. Потерялись:

— мальчик 5 лет Геня Домрачев, волосы рус. нижн. губа рассечена, прийти: Подлужная д. Леонтьева кв. Пшеничниковой;

— мальчик Алексей Кирьянов, 1 г. 2 мес., сын начальника милиции порохового завода. Последний момент видели его у няньки Василисы Макаровой. Прошу направить: Арское поле, дача Новикова, №4;

— трое дет.: 14 л. дев. Валя, 7 лет Лена и 5 л. мальчик Коля Орловы. Подлужная д. Леонтьева кв. о-ва пособ. бедн. Орловой.

Сумку с платьями и яблоками желаю возвратить женщине (портнихе) по принадлежности. Адрес: 1-ая Гора, д. Соловьева, кв. 3, Ю.Д. Семченко. Видет от 1-3 ч. дня.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

XS
SM
MD
LG