Ссылки для упрощенного доступа

Уголовное дело о пытках "ласточкой" в казанском отделе полиции "Юдино" близится к завершению — суд в конце ноября перейдет к прениям сторон. Вчера в Кировском районном суде закончили допрос подсудимых — ни один из четырех бывших сотрудников своей вины не признал. На процессе один из экс-полицейских Эдуард Болгаров заявил, что должностные инструкции не предусматривают такой вид обездвиживания задержанного как "ласточка", однако и запрещающих ее нормативных актов также якобы нет. Все подробности со вчерашнего судебного заседания — в материале "Idel.Реалии".

Накануне в Кировском районном суде Казани завершилось судебное следствие по делу о пытках в отделе полиции "Юдино", после которых скончался замдиректора Казанского техникума железнодорожного транспорта Павел Дроздов. Первого февраля 2012 года, напомним, Дроздова задержали в кафе в состоянии алкогольного опьянения, доставили в отделе полиции "Юдино" и посадили в камеру. Там, по словам полицейских, Дроздов вел себя неадекватно — кричал, пинал ногами и руками дверь. После этого пятеро полицейских ворвались в камеру Дроздова, нанесли ему удары и, надев наручники, связали его в позе "ласточка" с помощью ремня и веревок. Вскоре Павел Дроздов, будучи связанным в позе "ласточка", умер.

Подсудимыми по делу проходят четыре экс-сотрудника отдела полиции "Юдино": Сергей и Алексей Петикины, Эдуард Болгаров и Олег Бачуров. Дело в отношении пятого фигуранта — Андрея Маркунина — было прекращено в связи с его смертью в апреле 2012 года — мужчина покончил с собой.

Следствие, начиная с 2012 года, четыре раза отказывало в возбуждении уголовного дела и три раза его прекращало. После этого брат погибшего Сергей Дроздов и юристы правозащитной организации "Зона права" направили жалобу в Европейский суд по правам человека, в которой указали, что российские власти нарушили ст.2 и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на жизнь и запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения).

В сентябре 2017 года заместитель Генерального прокурора России Сергей Зайцев утвердил обвинительное заключение в отношении четырех бывших сотрудников ОП "Юдино" и направил дело в Кировский районный суд.

Следователи не обнаружили причинно-следственной связи между действиями экс-полицейских и смертью Павла Дроздова. По этой причине четырех подсудимых обвиняют в "превышении должностных полномочий с применением насилия". Все они не признают свою вину и находятся под подпиской о невыезде.

На прошлом судебном заседании суд допросил Сергея Петикина, который на 1 февраля 2012 года занимал должность помощника оперативного дежурного дежурной части ОП "Юдино". Он не признал свою вину и рассказал, что нанес Павлу Дроздову "расслабляющий удар" носком в район ребер с правой стороны, поскольку "почувствовал угрозу" от задержанного, когда сотрудники зашли к нему в камеру, чтобы успокоить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Я сделал ему один расслабляющий удар"

Сергей Петикин также отметил, что именно он связал Дроздова в позе "ласточка": "Я нашел веревку и связал ноги Дроздова крест на крест. Поскольку веревка могла оторваться, я согнул ноги и наручниками привязал их к рукам", — говорил Петикин во время своего допроса в суде.

— У меня не было никакой цели причинить боль — я выполнял свои служебные обязанности, согласно закону "О полиции". Мои действия не выходили за пределы полномочий. У нас не было никакого предварительного сговора, как сказано в обвинении — я позвал коллег, чтобы подстраховаться — Дроздов был неадекватен и в два раза физически сильнее. Не известно, что бы произошло, если бы я туда один пошел, — подчеркнул Сергей Петикин.

Павел Дроздов
Павел Дроздов

В начале вчерашнего судебного заседания суд частично просмотрел видеозапись произошедшего, после чего приступил к допросу экс-помощника оперативного дежурного дежурной части ОП "Юдино" Алексея Петикина.

Он сходу сообщил, что не считает себя виновным и рассказал подробности того дня, когда в камере скончался Павел Дроздов. Так, говорил Петикин, к 21 часу первого февраля 2012 года в отделе полиции "Юдино" "был такой крик, Дроздов громко шумел, пинал в дверь руками и ногами".

Эдуард Болгаров несколько раз делал замечание Дроздову, чтобы он успокоился. Потом Сергей Петикин спускался делать замечание. Сколько всего раз — не помню. По-моему, там вроде позвонила [соседка] со второго этажа — там постоянно эта бабуля звонит, когда слышит шум. Где-то несколько раз она звонила, если не ошибаюсь, но точно сказать не могу, — рассказывал Алексей Петикин.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Довели до смерти, "действуя в соответствии со сложившейся обстановкой"

Сергей Петикин (слева на скамейке) и Алексей Петикин (справа от него)
Сергей Петикин (слева на скамейке) и Алексей Петикин (справа от него)

​После этого по монитору полицейские увидели, что Павел Дроздов "что-то сломал" и спустились в камеру.

— После этого где-то в 22 часа или после Сергей Петикин позвал меня подстраховать. Когда мы спустились, Болгаров открыл дверь [в камеру], а Сергей Петикин стал успокаивать задержанного, говорить, чтобы он успокоился, что мешает спать людям этажом выше. Но Дроздов, я так понял, вел себя агрессивно — я стоял в стороне и не видел — слышал грубую нецензурную брань, на замечания он не реагировал и как будто не понимал, что ему говорят. Я по его словам так понял. Сергей Петикин сказал Дроздову, что если он не успокоится, то будет применена физическая сила и спецсредства. Дальше как-то спонтанно все произошло. В камеру зашли Сергей Петикин, Болгаров, Бачуров, Маркунин. Когда повалили [Дроздова на пол], я сделал загиб руки за спину, боевой прием самбо и удерживал [руку]. Рядом со мной был Маркунин, который удерживал другую руку. Надел наручники. В это время задержанный стал вырываться, после чего Сергей стал привязывать ноги. После этого обездвижили — я так понял, чтобы он увечья себе не нанес и дверь дальше не ломал. После этого ушли по рабочим местам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Как не имею неприязненных отношений? Они моего сына убили!"

— Дроздов жаловался на состояние здоровья? — поинтересовался адвокат Алексея Петикина.

— Нет, не жаловался.

— Дроздов мог нанести себе увечья, находясь в камере?

— Да, мог.

— Мог наступить какой-либо состав нового правонарушения, учитывая его поведение?

— Да, мог. Нарушение спокойствия граждан — если не ошибаюсь, статья 3.8 КоАП РТ — шум после 22 часов

— Вы оскорбляли, унижали, желали причинить физическую боль и страдания Дроздову?

— Нет.

— Вы сказали, что обездвижили Дроздова, чтобы он не нанес себе увечий. А как вы считаете, само связывание его таким образом не являлось увечьем? — спросил представитель семьи потерпевшего, правозащитник, сотрудничающий с "Зоной права" и Казанским правозащитным центром, Игорь Шолохов.

— Нет, — был максимально лаконичен Алексей Петикин.

— Вы сказали, что Дроздов нарушал режим тишины после 22 часов. Чем он нарушал? Какими действиями? — включился в допрос судья Феликс Сабитов.

— Громко шумел, бил кулаком и ногами дверь камеры.

— Каким образом связывание рук и приведение его в форму "ласточки" могло ограничить его возможность кричать и выражаться нецензурной бранью? Это как-то бы повлияло на то, чтобы он кричал-не кричал, ругался-не ругался?

— Нет, не повлияло бы.

— А вы кляп ему в рот не вставляли?

— Нет.

— А почему? Приведение человека в форму "ласточка" предусмотрено ведомственными инструкциями какими-нибудь?

— Нет.

— Надевание наручников предусмотрено?

— Да.

— "Ласточка" не предусмотрена?

— Я даже не знаю, нет, по-моему.

— Кляп не предусмотрен?

— Нет.

— Вы согласны с описанием действий сотрудников полиции, которое указано в обвинительном заключении? Правда написана?

— Наверное, да.

— Допускаете ли вы, что в результате ваших действий Дроздову могла быть причинена физическая боль?

— Нет.

— В результате нанесения боевого удара ему физическая боль не причинялась? Согласно обвинительному заключению, Дроздову нанесли так называемый "расслабляющий" удар. В результате этого удара физическая боль должна была причиняться человеку?

— Смотря как удар был [нанесен]. Или на голое тело, или через одежду.

— Расслабляющий удар для чего наносят?

— Согласно закону "О полиции".

— Для чего? Чтобы человеку больно было?

— Нет. Для того, чтобы потом применить прием самбо.

— Что расслабляет этот удар?

— Этого я не могу сказать.

— В результате приведения в позу "ласточка" физическая боль могла быть?

— Я сказать не могу.

Следующим суд допросил Эдуарда Болгарова — на 1 февраля 2012 года исполняющего обязанности инспектора по надзору ОП "Юдино". Он, как и остальные подсудимые, также не признает свою вину. По словам Болгарова, Павел Дроздов "находился в состоянии очень сильного алкогольного опьянения, пошатывался, опирался на стену".

— В начале девятого вечера он громко кричал, требовал немедленно его выпустить, произносил слова "я вас завтра всех уволю". На мои замечания он не реагировал. Он начал стучать очень громко по двери. Дверь металлическая, он ее повредил. Короб двери расшатался, посыпалась штукатурка. Основной шум именно этим он и создавал. Его крики, может, и не так слышны были. Ближе к 22 часам и Сергей Петикин спускался к нему, чтобы он прекратил. Он периодически останавливался, но потом вновь начинал стучать по двери. В итоге мы решили с Сергеем спуститься вдвоем и поговорить окончательно. Мы обговаривали с ним ситуацию, если Дроздов начнет вести себя неадекватно, но наручники и веревку с собой не брали — шли только поговорить. Посмотрев на него, мы решили пригласить для подстраховки остальных. Спустились Алексей Петикин, Бачуров, Маркунин. Были ли у них при себе средства обездвиживания, сказать не могу. Я открыл дверь, вперед прошел Сергей Петикин. Я стоял у него за спиной, он пытался что-то сказать Дроздову, но между ними началась борьба. Я попытался остановить действия Дроздова. В каком порядке и кто за что держал — я сказать не могу — уже не помню. Скажу за себя — когда его положили на пол, я придерживал его туловище, чтобы он не вырвался. Я прижал его тело коленом в районе ягодиц. Не вставал, не прыгал на него, а прижал тело в районе ягодиц. После обездвиживания, он какое-то время произносил какие-то слова, может, нецензурные. Поднявшись наверх, я сидел у монитора, периодически спускался и входил в камеру — не помню, сколько раз. Задерживать его на длительное время [в таком положении] никто не собирался. Потом я увидел на мониторе, что он не двигается. Я спустился — он уже признаки жизни не подавал, — указал Эдуард Болгаров.

— Вы совершали действия, явно выходящие за пределы ваших полномочий? — спросила адвокат Болгарова Инна Жукова.

— Я считаю, что действовал правомерно, пресекая действия хулигана.

— Своими действиями вы преследовали цель причинить физическую боль и страдание Дроздову?

— Нет, я преследовал цель прекратить его хулиганские действия.

— Преследовали цель унизить человеческое достоинство?

— Ни в коем случае! У меня нет психических отклонений, чтобы иметь такие стремления. Человек, находясь в состоянии алкогольного опьянения, сам себя унижает, наверное.

— Дроздов во время связывания говорил, что ему больно, прекратите унижать меня?

— Он не жаловался ни на что — он только выражался нецензурной бранью и пытался вырваться.

— Имели ли сотрудники полиции право обездвиживать Дроздова "ласточкой"? — спросила один из гособвинителей.

— Ни одного регламентированного приказа либо инструкции, оговаривающей подобный способ обездвиживания, нет, но и запрещающих тоже нет.

— Если Дроздов шумел, то почему вы не применили к нему кляп? — задался вопросом судья Феликс Сабитов.

— Во-первых, он кричал не настолько громко...

— Шум создавал?

— Крики не так слышны, как удары по стене.

— Он мог нарушить режим тишины своим криком, нецензурной бранью?

— Крик через такую стену так сильно не слышно.

— Почему не применили кляп?

— Это неправомерно.

— Какой инструкцией это запрещено? Есть такая?

— Нет.

— А почему вы не применили кляп? Вы сказали, что он не запрещен. Этот способ обездвиживания, вы сказали, тоже не запрещен. Тем не менее первый способ вы применили, а второй — нет. Почему?

— Во-первых, не посчитал нужным, а во-вторых, связанный в таком виде он, действительно, потерял возможность кричать громко.

— А почему?

— Был занят другим.

— А конкретно?

— Я не могу сказать.

— Почему в обычном состоянии он мог кричать, а в этом состоянии — не мог?

— Его обездвижили.

— Почему он не мог кричать?

— Я не могу сказать, затруднительно ему было, наверное.

— Некомфортно ему было в этом положении, до которого вы его довели? — повысил голос судья Сабитов.

— Некомфортно.

Олег Бачуров
Олег Бачуров

После этого Эдуард Болгаров решил высказаться о "ласточке". "Понятие "ласточка" обычно применяется со словом "пытка", — начал Болгаров, после чего зачитал выдержку из Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания: "В определение "пытки" не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно".

"Без комментариев, я просто прочитал текст", — резюмировал Болгаров.

Последним допросили Олега Бачурова, который рассказал, что первого февраля 2012 года уже хотел уйти из отдела полиции "Юдино", однако в этот момент Сергей Петикин "попросил о помощи".

— Все спустились вниз. Я заходил последним. Мне на тот момент показалось, что там драка, был шум. Как там все происходило, я описать не могу, поскольку заходил последним. На видео все это есть. Когда зашли в камеру, я увидел, что Дроздов оказался на полу, ребята, как я понял, скрутили ему руки. Не помню, кто мне сказал держать ногу. Я держал левую ногу. Сначала держал руками, потом ногу Дроздова я удерживал между своих ног, наступив на штанину, чтобы он не нанес удары. Потом Сергей Петикин вышел из камеры, я тоже вышел. Он вернулся с ремнем и веревкой и сказал вязать ногу. Когда я начал связывать ногу, Сергей Петикин сказал, что я делаю не так и начал сам вязать человека. Я отошел чуть назад, а потом, когда Сергей связал, я проверял узлы связки, чтобы не давило. Потом мы вышли из камеры. Я думал, мы правомерно поступаем и мне показалось, что там была драка, — вспоминал Олег Бачуров.

— Действиями сотрудников полиции Павлу Дроздову были причинены боль и страдание? — спросил Игорь Шолохов.

— В общем не могу сказать, но в моем случае я ему никакой боли и ущерба не причинял. Про других сотрудников полиции сказать не могу.

— Кто был инициатором драки в камере? — задался вопросом судья Феликс Сабитов.

— Я не знаю.

— Возможно, что драку инициировали сотрудники полиции, которые первыми вошли в камеру? Это в принципе возможно?

— Нет, это вряд ли. В принципе не должны.

— В принципе возможно?

— Возможно.

На этом судебное следствие завершилось. Судья Феликс Сабитов объявил, что 29 ноября пройдут прения сторон.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG