Ссылки для упрощенного доступа

Сегодня первый этап противостояния казанской школы "СОлНЦе" и прокуратуры Вахитовского района Казани завершился победой последней в суде. Представители образовательного учреждения не смогли доказать, что проверка надзорного ведомства была незаконной. "Idel.Реалии" рассказывают о судебном разбирательстве.

Директор "специализированного олимпиадно-научного центра" (школа "СОлНЦе") Павел Шмаков обвиняет надзорное ведомство в том, что они не приходили в школу с проверкой осенью этого года, но вынесли ему представление. Речь идет о проверках, инициированных Генпрокуратурой России, о добровольности изучения татарского языка в Татарстане. Именно их поручение и исполняла районная прокуратура.

Школу "СОлНЦе" в Казани в августе 2013 года основал Павел Шмаков. Уже за первый учебный год школа прошла через десятки разных испытаний: борьбу с муниципалитетом за выделение денег на зарплаты учителям и оплату коммунальных нужд, несколько судов разных уровней, поиски поддержки от известных ученых и общественных деятелей, множество проверок и инспекций, акции протеста, круглые столы в Госсовете Татарстана. В 2013 школу даже закрывали. Это лишь часть того, что приключилось с "СОлНЦем" за четыре года.

— В сентябре, когда я прочитал слова Путина, понял, что происходит, и на странице школы написал развернуто позицию. Сказал, что мы в нашей школе стоим над этой ситуацией — мы не за то, чтобы убирать татарский и не за то, чтобы его было много. Мы считаем, что татарский должен быть для всех в малом количестве, но качественный. Мы считаем, что нельзя делить детей на татар и русских, что татары идут на свой татарский, а русские идут играть в футбол. Это неправильно, — поделился своим мнением директор в разговоре с "Idel.Реалии"

Шмаков утверждает, что с проверкой к ним не приходили, с учебным планом или другими документами не знакомились. Когда он заявил об этом в прокуратуре, проверка в школу сразу же пришла. Шмаков и его представитель Рамиль Саитов считают, что это незаконно. Во-первых, о проверке нужно уведомить заранее. Во-вторых, проводить вторую проверку (пусть формально первой и не было, только на бумаге) нельзя, промежуток между ними должен быть хотя бы в месяц. А в-третьих, прокурор общалась с детьми без разрешения родителей и фотографировала личные вещи детей в интернате.

— Прокуратура была возмущена. Она не думает, что делает. Привыкла, что все ее обычно боятся. Они стали требовать абсолютно незаконные вещи, стали нарушать закон "О прокуратуре", — считает Шмаков. — Стали врываться в жилье детей. Без санкции суда вообще этого делать нельзя! Они фотографировали личные вещи детей в интернате. У девочки лифчик остался на подушке, они его сняли. Это личные вещи. Жилище человека неприкосновенно!

После еще первой "проверки" прокуратура вынесла представление Шмакову. Но директор и школа остались неприступны — проверки не было, учебный план не смотрели, поэтому никакого предостережения просто быть не может.

После "второй" проверки в школе решили, что бороться с прокуратурой нужно через суд, и подали иск.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Заседание по делу началось 29 ноября. Вечером, за полчаса перед заседанием, в холле суда собралось несколько десятков людей — ученики школы, их родители, учителя и все неравнодушные к деятельности этого образовательного учреждения и его директора. В зал пустили только участников процесса, журналистов и несколько слушателей. Большинству попасть не удалось. Судья отказала в просьбе предоставить зал побольше, ссылаясь на то, что свободных помещений сейчас нет, а те, которые есть, не приспособлены к записи аудиопротокола.

Рамиль Саитов (слева) и Павел Шмаков (справа)
Рамиль Саитов (слева) и Павел Шмаков (справа)

Отметим, что помещение побольше предоставили лишь на последнем (третьем) заседании, и то, после того, как Шмаков сходил на личный прием к председателям Вахитовского райсуда и Верховного суда Татарстана.

Павел Шмаков сейчас директор школы "СОлНЦе", в начале 90-х создал в Казани Академический колледж, из которого его позже уволили, а потом вернули. Затем Шмаков оказался втянутым в "войну" с бывшим мэром Казани Камилем Исхаковым за школу-интернат для одаренных детей из сел Татарстана. Закончилось тем же — Шмакова уволили. Одиннадцать следующих лет Шмаков провел в Финляндии: там он выучил финский, поступил в педагогическое училище, получил образование и стал работать тем, кем в Казани ему работать не дали.

В Хельсинки шесть лет проработал учителем математики, физики и химии, стал лучшим учителем школы на основе мнения учеников в 2009 году, занялся научной работой, которая позволила ему исколесить полмира и выступить на самых крупных конференциях, завел семью. А потом его пригласил назад на место директора лицея им. Лобачевского при КГУ мэр Казани Ильсур Метшин. Шмаков согласился и вернулся в Казань.

В начале первого заседания представитель школы заявил ходатайство о мерах предварительной административной защиты, как раз для того, чтобы прокуратура не оштрафовала их до вынесения решения суда за невыполнение требований. Судья около 20 минут принимала решение и в итоге отказала истцу в этом.

Представитель школы также потребовал у прокуратуры предоставить решение о проведении проверки, которой, как уверяют в школе, не было. Представитель прокуратуры продемонстрировала, как она пояснила, "внутренний документ" — решение. Шмаков якобы о нем знал и даже подписывал, что знакомился с ним в кабинете прокурора.

В ходе судебного заседания представитель прокуратуры Елена Гавриленко заявила, что при составлении представления после первой "проверки" была допущена техническая ошибка. Дело в том, что надзорное ведомство не проводило проверку буквально, они проанализировали сайт школы.

— Хорошо, а как вы про учебный план объясните — тоже ошибка (в представлении было указано, что проанализирован и учебный план школы — "Idel.Реалии")? — поинтересовался Шмаков.

— Он был на сайте.

— Нет, его там никогда не было, — ответил директор.

— Его там сейчас нет, а раньше он там был, — парировала прокурор.

На этом первый день разбирательств завершился и судья предложила продолжить обсуждение 6 декабря.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Вчера главная новость всего заседания заключалась в том, что на Шмакова завели административное дело — "Невыполнение законных требований прокурора". Наказанием может стать административное приостановление деятельности школы на 90 дней, отстранение от работы на полгода или крупный штраф.

Представитель прокуратуры Вахитовского района Елена Гавриленко
Представитель прокуратуры Вахитовского района Елена Гавриленко

​— В ходе ранее проведенного анализа сайта директором не было предоставлено дополнительных документов. Административное дело именно об этом, — пояснила представитель прокуратуры района Елена Гавриленко на заседании.

Рамиль Саитов, защищая своего представителя, снова ходатайствовал о мерах предварительной защиты в отношении Шмакова, но суд отказал в этом.

На вчерашнем заседании истцы расширили свои требования. На этот раз они также попросили признать незаконным первоначальный рапорт после проверки, так как им его не предоставили, а только дали на обозрение суду.

Шмаков попытался в доказательство своей позиции приобщить заявления родителей, которые оказались крайне недовольны, что с их детьми говорили без представителей. Суд решил, что это не имеет отношения к делу и отказал в этом.

Закончилось все прениями. В них каждая из сторон настаивала на своем. Прокуратура Вахитовского района — отказать в иске, школа — удовлетворить его. А вот представитель Прокуратуры Татарстана, участвующая в деле как заинтересованное лицо, поддержала своих коллег.

Шмаков рассказал сегодня корреспонденту "Idel.Реалии" перед заседанием, что накануне судья долго принимала решение по ходатайствам школы и громко беседовала с кем-то по телефону в совещательной комнате. Завершилось заседание на том, что судья предоставила участникам перерыв до следующего утра.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ

Сегодня на заседание пришло не так много людей, как на первое. Вероятно, никто не хотел просто так сидеть в коридоре, раз на сам процесс не пускают. Но как раз сегодня судья перенесла заседание в просторный зал. Кстати, сам Шмаков сегодня не смог присутствовать — у него в тоже время проходил процесс по личному делу в другом суде.

Само заседание шло всего шесть минут. Стороны вновь выступили со своими позициями. Представители прокуратуры остались непреклонны — их действия полностью законны.

— Была ли первая проверка? Прокуратура не смогла этого доказать в суде, — начал Рамиль Саитов. — Также нет никаких доказательств, что учебный план был на сайте школы. У них была возможность предоставить доказательства, но они ею не воспользовались. Ключевое значение — это соблюдение процедуры проверки и ее порядка. Здесь порядок был нарушен.

После всех реплик судья удалилась в совещательную комнату. Пробыв там около 20 минут, она вынесла решение — в иске школы "СОлНЦе" отказать.

Представитель школы заявил "Idel.Реалии", что они уверены в своей позиции и намерены, после изучения мотивировочной части, обжаловать решение в Верховном суде Татарстана.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG