Ссылки для упрощенного доступа

Школу "СОлНЦе" в Казани основал в 2013 году Павел Шмаков. Почти сразу после начала работы образовательное учреждение стало одним из самых престижных учебных заведений республики. Вместе с тем у Шмакова и школы начались проблемы с местными властями и правоохранительными органами. Год назад все более-менее успокоилось, но ненадолго. Месяц назад прокуратуре не понравилось рвение школы доказать правду. Теперь их ждет два судебных разбирательства и возможное приостановление работы на 90 дней.

КТО ТАКОЙ ПАВЕЛ ШМАКОВ И ЧТО ТАКОЕ ШКОЛА "СОЛНЦЕ"?

Павел Шмаков сейчас директор школы "СОлНЦе", в начале 90-х создал в Казани Академический колледж, из которого его позже уволили, а потом вернули. Затем Шмаков оказался втянутым в "войну" с бывшим мэром Казани Камилем Исхаковым за школу-интернат для одаренных детей из сел Татарстана. Закончилось тем же — Шмакова уволили. Одиннадцать следующих лет Шмаков провел в Финляндии: там он выучил финский, поступил в педагогическое училище, получил образование и стал работать тем, кем в Казани ему работать не дали.

В Хельсинки шесть лет проработал учителем математики, физики и химии, стал лучшим учителем школы на основе мнения учеников в 2009 году, занялся научной работой, которая позволила ему исколесить полмира и выступить на самых крупных конференциях, завел семью. А потом его пригласил назад на место директора лицея им. Лобачевского при КГУ мэр Казани Ильсур Метшин. Шмаков согласился и вернулся в Казань.

Проработал директорам лицея два года, и его вновь уволили — Лицей решили реформировать. Тогда Шмаков создал свою школу — "специализированный олимпиадно-научный центр" или школу "СОлНЦе".

Школу "СОлНЦе" открыли в Казани в августе 2013 года. Уже за первый учебный год школа прошла через десятки разных испытаний: борьбу с муниципалитетом за выделение денег на зарплаты учителям и оплату коммунальных нужд, несколько судов разных уровней, поиски поддержки от известных ученых и общественных деятелей, множество проверок и инспекций, акции протеста, круглые столы в Госсовете Татарстана. В 2013 школу даже закрывали. Это лишь часть того, что приключилось с "СОлНЦем" за четыре года.

Шмаков не раз в разговоре с "Idel.Реалии" подмечал, что все проблемы школы с властями и правоохранительными органами может решить только один человек — президент Татарстана Рустам Минниханов. Только когда он приезжает в школу, правоохранители и местные власти оставляют их в покое. Последний раз такое случилось летом прошлого года.

ПУТИН, ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК И ПРОКУРАТУРА

Павел Шмаков уверен, что в этом году проблемы начались с истории с татарским языком. Споры вокруг обязательного преподавания татарского языка в школах Татарстана с новой силой вспыхнули после слов президента Путина о том, что заставлять человека учить язык, который для него родным не является, недопустимо. Осенью в школы Татарстана стали приходить представления от прокуратуры Татарстана, где директоров школ заставляют отказаться от обязательного изучения языка.

— Школа наша и так раньше отличалась, — говорит Павел Шмаков. — Поэтому когда снова появился повод, им воспользовались. Я про прокуратуру в данном случае. В сентябре, когда я прочитал слова Путина, понял, что происходит, и на странице школы написал развернуто позицию. Сказал, что мы в нашей школе стоим над этой ситуацией — мы не за то, чтобы убирать татарский и не за то, чтобы его было много. Мы считаем, что татарский должен быть для всех в малом количестве, но качественный. Мы считаем, что нельзя делить детей на татар и русских, что татары идут на свой татарский, а русские идут играть в футбол. Это неправильно.

Директор уверен, что после приезда делегации из Генпрокуратуры в Татарстан, местная прокуратура резво ринулась исполнять предписания, толком не разобравшись в них. Шмаков считает, что правоохранители вовсе неправильно восприняли слова Путина.

— Он лишь высказал позицию, но, я не думаю, что он имел в виду то, что нужно срочно выгонять на улицу учителей татарского языка. Путин — человек неторопливый и всегда позволяет все сделать так, как надо, — рассуждает Шмаков. — Тут пошли предостережения от прокуратуры. Все началось с того, что мы получили представление о том, что нас якобы проверяли и выявили какие-то нарушения. Но нас не проверяли и учебный план наш не смотрели. Они просто написали всем под общую гребенку. Мы им тоже написали, где рассказали, что никакой проверки не было.

Шмаков и школа остались неприступны — проверки не было, учебный план не смотрели, поэтому никакого предостережения просто быть не может.

— Прокуратура была возмущена. К нам пришла проверка из прокуратуры. Прокуратура не думает, что делает. Она привыкла, что все ее обычно боятся. Они стали требовать абсолютно незаконные вещи, стали нарушать закон "О прокуратуре", — считает директор. — Стали врываться в жилье детей. Без санкции суда вообще этого делать нельзя! Они фотографировали личные вещи детей в интернате. У девочки лифчик остался на подушке, они его сняли. Это личные вещи. Жилище человека неприкосновенно! В большинстве школ испугались и делают то, что им велели. Наша позиция в том, чтобы все было мирно и по закону.

В школе решили, что бороться с прокуратурой нужно через суд, и подали два иска. Первый иск о незаконных действиях прокуратуры. Написать о том, что проверку они провели, написали, а вот в саму школу не приходили. Опять же, когда уже пришли с проверкой, директора никто не уведомил заранее. "Если быть совсем точным, то иск о незаконности требования предоставления документов, а второй — о требовании расширения проверки, которой не было", — поясняет Шмаков.

В одном из своих постов в "Фейсбуке" Шмаков написал, что его оштрафовали на 35 тысяч рублей и уже даже сняли 15 тысяч с карты в счет долга. В разговоре с "Idel.Реалии" он пояснил, что это не совсем связано с деятельностью школы напрямую.

— Меня оштрафовали на 35 тысяч рублей за то, что мы, согласовав с комиссией при президенте Татарстана, сделали одноэтажный пристрой к интернату. Там всего одна комната. Но тут рядом УФСИН, который очень недоволен. У них выстроено в нескольких сантиметрах от нашего здания свое. Это абсолютно незаконное здание. Его даже на карте города нет. И когда мы что-то делаем в своем здании, они говорят нам, что мы опасны для их здания. Но наше здание законное, а их нет — у них даже разрешения на строительство не было. Со временем и это тоже будем обжаловать.

90 ДНЕЙ, РОДИТЕЛИ И ПРЕСТИЖ

История с прокуратурой пока закончилась на том, что они пообещали возбудить против директора дело. Вероятно, имеется в виду административное производство.

— На днях меня вызвали в прокуратуру. Я принес им ответ, где указал, что они врывались в спальни к детям, в туалеты без предупреждения, в женские умывальники, фотографировали вещи, разговаривали с детьми в отсутствии родителей, — рассказывает Шмаков. — После этого они сказали, что возбуждают против меня дело. Наказанием может стать как раз административное приостановление деятельности школы на 90 дней, отстранение от работы на полгода или крупный штраф. Это все за то, что мы не предоставляем документы, которые они требуют. Самый главный документ — учебный план. В своем представление они написали, что они его проанализировали и он плох тем-то и тем. Но это неправда — они его не видели. Об этом мы в суде и будем говорить. Поэтому они пытаются задним числом истребовать план, потому что второй раз его требовать они не могут по закону. Дальше в суде будем разбираться, как они так проводят проверку.

Самое примечательное в этой истории то, что несмотря на давление со стороны ведомства, сами же сотрудники пытаются пристроить своих детей в "СОлНЦе". Отметим, что ребенок может попасть в эту школу только в том случае, если сдаст вступительные экзамены. Устроиться "по блату" не получится.

— В августе опять начались звонки от "высоких людей". Были звонки из прокуратуры, в частности. Дело в том, что наша школа становится престижной, она входит в десятку лучших школ Татарстана, у нас есть кубок лучшей школы республики за 2016 год, у нас прекрасные показатели ЕГЭ. Я отказываю всегда в том, чтобы брать детей слева, мне начинают угрожать. Но это телефонные вещи. Этого не было полтора года назад, школа спокойно жила. Теперь опять начинается то, что было когда-то в лицее Лобачевского, — с сожалением отмечает Шмаков.

Как пояснил директор, родители и ученики в целом поддерживают позицию школы. Есть и те, кто выступают против обязательного изучения татарского. "Но все прекрасно понимают, что нельзя так неуважительно поступать с учителями татарского, как это пытаются делать сейчас", — добавляет Шмаков.

29 ноября в Вахитовском райсуде Казани начнется рассмотрение первого иска школы к прокуратуре.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG