Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Волжское слово"
Среда, 20 декабря 1917 года №3082.

САМАРА ЗА ДЕНЬ.

Налет анархистов. Вчера днем группой вооруженных лиц был произведен обыск в магазинах Неймана и Биткова на Дворянской ул. На вопрос по какому праву производится обыск и, если по распоряжению революционного комитета, то имеются ли от него соответствующие удостоверения последовал ответ. "Мы анархисты и наша бумага — насилие", добавил, однако, что действуют в контакте с революционным комитетом. Взяв бывшие в магазине револьверы, находившиеся в починке, анархисты выдали расписку в получении орудия, заявив, что если кто-либо под их флагом снова придет в магазин, то они готовы прийти на помощь.

К разгрому штаба милиции. В виду разгрома штаба милиции все штемпеля с текстом содержания: "штаб самарской городской милиции", "управление самарской городской милиции", "начальник самарской городской милиции" (две печати), "управление самарской городской милиции", "для пакетов" и казенная сургучная печать (медная), с наименованием: "начальник самарской городской милиции, штабом милиции, в отличие от прежней формы, заказаны новые печати четырехугольной формы. Все старые печати не действительны.

В совете рабочих и солдатских депутатов. 18 декабря, в Триумфе состоялось экстренное заседание совета рабочих и солдатских депутатов, совместно с комитетами частей и правлениями профессиональных союзов. С сообщениями о положении на румынском фронте и Ташкенте, выступили солдаты, приехавшие из этих мест. Их доклады не представляли из себя особого интереса.

Как видно из слов докладчиков, в Ташкенте царит анархия. В городе часто происходят самосуды и грабежи и невозможно с ними бороться. Несколько лучше положение на румынском фронте, но и там оно безотрядно.

С докладом о деятельности революционного комитета выступил Куйбышев, указавший что за все время своей деятельности революционный комитет почти ничего не сделал, благодаря тому, что был занят самоорганизацией. В настоящее время революционный комитет и губ. сов. раб. и солд. деп. приступили к работе. Ими организованы комиссии по различным вопросам. В частности перед революционным комитетом стоит теперь новая задача — борьба с "контр-революционным" комитетом народной власти.

ПРОДОВОЛЬСТВИЕ.

Продовольствие в Самаре. Губернским продовольственным комитетом выпущен следующий бюллетень о положении в Самаре в продовольственном отношении:

Прежде чем получить хлеб из запасов губернского продовольственного комитета в бугульминском уезде, командированному агенту пришлось затратить не мало слов и времени для убеждения бугульминских советов раб. и солд. деп. не чинить препятствий к выводу указанного хлеба.

10 декабря маршрутный поезд в количестве 30 вагонов был назначен к отправлению со станции Ютаза, бугульм. жел. дор. в г. Самару с грузом муки 16323 пуд и ржи 13716 пуд (телеграмма от 10 декабря).

Вследствие отказа машиниста везти состав поезда в 30 вагонов на стан. Ютаза от поезда было отправлено три вагона; затем в пути на стан. Туймаза был оцеплен еще один вагон, вследствие его порчи, а остальные 26 вагонов были отправлены из Чишмы в Самару 11 декабря (телеграмма от 11 декабря).

Мы имеем сведения, что этот поезд находится уже на пути к гор. Самара в скором времени сюда прибудет. Прибытие указанного поезда даст к Рождеству еще 26000 пуд хлеба, т.е. запас на неделю для гражданского населения гор. Самары. Таким образом, мы будем иметь хлебных запасов в городе по крайне мере до 7 января 1918 года.

Кроме этого, нами предприняты меры к подвозу хлеба с Покровской линии новоузенского уезда (200 вагонов) и ставропольского уезда. Подробнее об этом сообщим в следующем очередном нашем бюллетене.

Ускоренному подвозу с Покровской линии мешают следующие обстоятельства: 1) расстройство жел. дорожного транспорта, 2) расхищение груза в пути, 3) неуверенность в получении Самарой хлеба, отправляемого через Саратов, Пензу, Батраки.

В ОБЩ. И СОЮЗАХ.

Требование о прибавке жалованья. Служащие кооперативов средне-волжского союза под угрозой забастовки предъявили правлению требования об увеличения жалованья минимум до 330 руб. в месяц, вместо принятых ранее 225 руб. Правление профессионального общества торговых служащих высказалось за установление оклада в 800 руб. для всех служащих в кооперативах г. Самары. Служащие с этим не согласны. В виду этого созывается объединенное совещание членов правлений союза и профессионального общества и представителей служащих.

Регистрация безработных. Заведующий биржей труда Белов обратился к членам правлений профессиональных союзов с просьбой рекомендовать безработным обращаться для регистрации в биржу. Обращение это делается в связи организацией общественных работ.

ВОЕННАЯ ЖИЗНЬ.

Артиллеристы и боевой эскадрон. Как у нас приводилось на днях, комитет 6 батареи потребовал от управы высылки в батарею с оружием и лошадьми артиллеристов, состоящих в городском боевом эскадроне. Вчера артиллеристы заявили начальнику эскадрона, что они подчинятся постановлению только всей батареи, но не комитета ее.

В Татьянинском комитете. Татьянинский комитет приступил к раздаче одежды солдатам-беженцам. В виду незначительных запасов одежды на складе, последний на днях будет ликвидирован.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

Гражданин редактор!

Прошу поместить в вашей газете следующее:

Проезжая через ст. Гамалеевка, мне пришлось быть свидетелем того, как красногвардейцы отбирали багаж у пассажиров. На моих глазах у одного сарта, ехавшего в Коканд было отобрано три пары сапог, у женщины, ехавшей в Актюбинск, 4 фунты сыру. Захват свой красногвардейцы мотивировали нежеланием, чтобы что-либо попало в руки "проклятому Дутову" и его "шарлатанам".

Отобрав все, что было можно отобрать, красногвардейцы начали проверять документы. Проверяв документы мои и ехавшего со мной прапорщика 169 п.з. п. Миронова, без всяких объяснений повели нас к караульному начальнику, который объявил нас арестованными. Нас провели в вагон, где находилось несколько офицеров и одна сестра милосердия. От "арестованных" офицеров я узнал следующее. Полковник 8 Туркестанского полка Тимофеев, ехавший с женой из Дейст. армии в Коканд, был задержан, при чем у него было отобрано оружие, а над женой его арестовавшие издевались, называя ее самыми оскорбительными словами. В течение суток они, кроме кипятка, ничего получить не могли.

Прапорщик 293 Ижорского п. рассказал, что он ехал в отпуск из дейст. армии в Актюбинск, но был задержан, при чем, у него отобрали карабин, револьвер, патроны и шашку, а сам едва спасся от самосуда, так как был принят за казака.

Продержав в вагоне с час, нас повели к начальнику отряда штабс-капитану Масальскому.

В комнату, куда нас вели я кроме двух стульев, трех бутылок из под "денатуры" или "самогонки" (на этикет не обратил внимание) штабс-капитана Масальского и одного "товарища" из женского батальона я ничего не заметил.

Опросив нас куда мы едем, Масальский сказал "нам таких то и надо" и приказал нас отправить в Бузулук при конвое. Всю дорогу дверь была заперта, и около нее стоял часовой. Выходить из вагона было запрещено. На ст. "Сорочинская" я хотел пойти в буфет закусить, но старший конвоя к стыду моему тоже прапорщик тоже не меня не пустил, заявив: "можно потерпеть до Бузулука".

В Бузулуке нас не выпустили, а оставили сидеть в вагоне. После 12-ти часового пребывания под арестом мы были освобождены, а полковник Тимофеев, нежеланий объясняться с сопровождавшими нас прапорщиком был задержан на неопределенное время.

Я прошу арестовавших нас ответить, чем они руководствовались арестовывая "свободных граждан свободной Российской республики".

Прапорщик 169 пех. зап. полка.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

XS
SM
MD
LG