Ссылки для упрощенного доступа

"Вы бы хотели переспать с мужчиной?" Вопросы будущих психиатров лесбиянке 


17 мая — Международный день борьбы с гомофобией. Отмечается в память об исключении гомосексуальности из Международной классификации болезней 17 мая 1990 года. В России гомосексуальность до сих пор порицается в обществе, но ученые и врачи, в целом, следуют за своими зарубежными коллегами и не считают гомосексуальность психическим нарушением. "Idel.Реалии" публикуют историю жительницы одного из городов Поволжья, которую пригласили на занятие в медуниверситет для того, чтобы она рассказала студентам-психиатрам, каково это — быть лесбиянкой в современной России.

Мне написала моя знакомая, попросила прийти в психиатрическую клинику, где занимаются студенты-психиатры. У них там что-то вроде факультатива. Как она пояснила, раз в неделю они приглашают разных людей и беседуют с ними. Студенты могут задавать любые вопросы. У них тогда как раз начинались недели ЛГБТ. Я подумала, что это довольно неплохая идея, тем более, свою ориентацию я не слишком скрываю. А сами студенты, может быть, после общения со мной как-то пересмотрят свой взгляды на ЛГБТ-людей.

Читайте также: Гомофобная игра "Пила". Аутинг и насилие в Башкортостане

В назначенный день я прихожу в психбольницу. В коридоре стоят несколько студентов в белых халатах.

— Добрый вечер! Меня пригласили на ваше занятие, — представляюсь я, предполагая, что они знают, о чем я говорю.

— Вы как слушатель? — спрашивает меня единственный парень из них.

— Нет, как участник. Меня пригласила одна из ваших студенток.

— Проходите в аудиторию, — предлагает он.

Я вхожу в помещение. За кафедрой стоит девушка, готовится к выступлению. У нее за спиной на доске ее презентация о трансгендерах.

— А вы кто? — интересуется она.

— Меня пригласили к вам на занятие. Как участника.

— Вы — трансгендер? — радостно спрашивает девушка.

— Эм, нет, лесбиянка, — я немного шокирована, но решаю, что девушку ввели заблуждение моя короткая стрижка и рубашка.

— Но лесбиянок мы проходили на прошлой неделе, — удивляется девушка.

— А я могу поговорить с преподавателем, может быть, мне и не стоит тут оставаться? — предлагаю я.

Девушка решает сводить меня к преподавателю. По пути мы еще захватываем студентов у входа и поднимаемся все вместе на второй этаж. У преподавателя кто-то на приеме, и студенты решают подождать.

— А я очень люблю сериал "Хор", — говорит мне одна из девушек.

Киваю в ответ, понимая, что она говорит о сериале, где одна из сюжетных линей про геев.

— Не смотрела, — признаюсь я.

— Жаль.

— А я слышал, что порно с лесбиянками — это не совсем то, что происходит на самом деле, — спрашивает парень.

— Да, не всегда там показывают так, как происходит в жизни.

Из кабинета преподавателя выходит посетитель, и студенты решаются зайти. Они объясняют, что я пришла на занятие по приглашению, но у них сегодня другая тема по плану.

— Добрый день! — приветствует меня преподаватель. — Я бы очень хотела с вами поговорить. Никогда не видела женского случая! Мужские, да, а вот женских не встречала.

Преподавательнице около 55-ти. У нее большой кабинет, заваленный книгами.

— Вот, держите мою визитку, там еще и сайт есть. Очень полезный! Студенты там постоянно сидят, столько всего! — преподавательница протягивает мне визитку. — Пойдемте вниз, если вас не затруднит, мы зададим вам несколько вопросов.

Лесбиянки обычно выбирают мужские профессии, но это не наш случай

К нашему приходу аудитория уже полная. Столы установлены рядами от самого потолка и спускаются вниз, так что площадка перед кафедрой занимает всего пару квадратных метров. Именно там усаживают меня, преподавательницу и нескольких студентов.

— Мы сегодня немного поменяем тему нашего занятия. К нам пришла лесбиянка… — начинает преподавательница, но потом вспоминает, что не спросила моего имени.

— Айгуль.

— Айгуль можно задавать любые вопросы, но сначала я ее немного поспрашиваю. Итак, расскажите немного о себе: сколько вам лет, чем занимаетесь.

— Мне 29. Работаю в рекламе. По образованию — психолог.

— У вас есть высшее образование? — этот факт явно удивляет преподавательницу.

— Да, есть, — я рассказываю, что окончила один из крупнейших вузов ПФО.

— А откуда вы?

— Я приехала из другого региона на учебу еще 12 лет назад, тогда же и начала жить самостоятельно.

— А вы — татарка? — снова спрашивает она.

— Да.

— Интересно. Вот, видите, коллеги, лесбиянки обычно выбирают мужские профессии, но это не наш случай.

На этом комментарии мне захотелось уйти оттуда. Просто встать и покинуть это помещение. Как она вообще может такое говорить? Но я постаралась взять себя в руки: я сама захотела сюда прийти, и у меня даже есть миссия — развеять несколько мифов у будущих психиатров.

— А какие у вас отношения с родителями?

"Началось, — подумала я. — Сейчас она будет пытаться найти причину моей гомосексуальности в моих отношениях с родителями".

— Хорошие. Они все знают обо мне уже давно. Знакомы с моим партнером, у них тоже хорошие отношения.

— Да? — снова удивляется преподаватель, явно надеявшаяся, что я расскажу печальную историю о конфликте с родителями. — Что ж, а чем вы занимаетесь?

— Я — пиарщик, — повторяю.

— Интересно, а от коллег же вы скрываете свою ориентацию?

— Нет, — снова не оправдываю надежд преподавательницы.

Если я не ношу платья и женственную одежду, это не значит, что я хочу сменить пол

Дальше были вопросы про родителей, мою девушку, количество партнеров, проявления гомофобии. Но моя история не такая, как у многих ЛГБТ в России. Она позитивная, я почти не сталкивалась с гомофобией (может и потому, что мы не афишируем наши чувства), состою в длительных отношениях (около 10 лет), и мы формально ничем не отличаемся от других семей вне зависимости от ориентации.

— А у вас есть платья? — вновь задает типичный вопрос преподаватель.

— Нет, мне не нравится носить платье.

— Вот! — преподавательница наконец довольна, она нащупала типичное, по ее мнению, проявление. — А носили?

— В детстве и в школе, да. Но сейчас нет, не вижу в этом смысла для себя.

— Вы хотите сменить пол?

— Если я не ношу платья и женственную одежду, это не значит, что я хочу сменить пол, — отвечаю ей.

— Все женщины носят платья. Девочки, поднимите руки, у кого есть платья, — просит преподавательница. — А теперь те, у кого их нет. Вот, видите, у всех есть платья.

Она замечает, что одна из девушек подняла руку на второй вопрос. Девушка сидит в рубашке, у нее короткие волосы.

— А, ну понятно… — говорит преподавательница.

— Вообще, у меня есть юбка, — оправдывается девушка, поняв, что преподаватель решила приписать ее к ЛГБТ.

— А у вас есть месячные? — очередной вопрос научного деятеля вводит меня в ступор.

— А почему их не должно быть?

— Выходит, что с гормонами у вас все в порядке. А вы не могли бы встать? — отвечать на вопросы женщины адекватно становится все сложнее, но я снова поддаюсь на ее провокацию. — Фигура у вас довольно женственная — грудь и бедра есть.

— Я не очень понимаю, почему вы решили, что все лесбиянки идентифицируют себя с мужчинами. Это не так, — пытаюсь поправить ее. — Кроме того, если опираться на научные исследования, то довольно большой процент гетеросексуальных людей имели гомосексуальный опыт, но это не делает их похожими на противоположный пол.

— Да, вы же почти наша коллега, раз учились на психолога. А у вашей подруги есть платья?

— Да, — отвечаю, уже зная, каким будет следующий вопрос.

Кто из вас убирается дома, готовит, а кто зарабатывает и "забивает гвозди"

— Значит, вы в ваших отношениях выполняете мужскую роль?

Бинго! Она задала этот вопрос.

— Нет, у нас нет ролей, мы в партнерских отношениях.

— Может быть, вы не понимаете, я имею ввиду, кто из вас убирается дома, готовит, а кто зарабатывает и "забивает гвозди", — уточняет свой и без того бестактный вопрос преподавательница.

— Обе. У нас нет разделения труда.

После вопросов от профессионального психиатра очередь доходит до психиатров начинающих.

— А вы бы хотели переспать с мужчиной? — спрашивает широко улыбающийся парень с последнего ряда.

— Нет, но, если вы спрашиваете, могу ли я оценить красоту мужчины, то да. Но это не значит, что он будет привлекать меня физически.

Студенты явно стесняются задавать вопросы. Кто-то спрашивает про отношения с другими женщинами, когда я осознала свою гомосексуальность и чем занималась в детстве — играла в машинки или с куклами. Это продолжалось около часа. Когда время подошло к концу, одна из студенток просит у преподавателя разрешения задать еще один вопрос.

— Только быстро, — просит преподавательница.

— Да-да. Я хотела спросить: вы счастливы?

— Да.

— Ну слава богу!

Число стран, криминализирующих однополые отношения, за последнее десятилетие уменьшилось, однако нападения на представителей сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТ) по-прежнему распространены во многих странах. В 2017 году Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, транс и интерсексуалов (ИЛГА) заявила, что однополая сексуальная деятельность остается преступлением в 72 странах —​ в 2006 году таких было 92.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG