Ссылки для упрощенного доступа

Ходоки у Нафикова: противники мусоросжигательного завода попросили помощи


Накануне противники строительства мусоросжигательного завода встретились с прокурором Татарстана Илдусом Нафиковым. Они рассказали, почему выступают против МСЗ, чем это обосновано, пожаловались на его подчиненных и попросили помощи. По окончании Нафиков ушел с двумя листами рукописного текста — записал все вопросы и предложения. А противники завода назвали его "первым человеком, который хочет их услышать".

Изначально встреча экоактивистов с прокурором Татарстана должна была состояться 14 ноября. Тогда Илдус Нафиков покинул зал прием граждан практически на глазах у активистов. Срочное мероприятие лишило его удовольствия от общения с жителями. Повторную попытку встретиться решили назначить на следующий день.

К заявленному часу около десяти активистов собрались в фойе здания республиканской прокуратуры со стопками писем и ответов из различных ведомств. Ожидание было недолгим. Через десять минут активисты поднялись на пятый этаж в зал заседаний. Там их уже ожидали.

Компанию Илдусу Нафикову составили казанский межрайонный природоохранный прокурор Альберт Хабиров, начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства Ратмир Шайдуллин, старший помощник по приему граждан Азат Хусаенов, а также другие сотрудники прокуратуры республики, Зеленодольского района и природоохранной прокуратуры.

— Уважаемые земляки, примите мои извинения. Вчера пришлось срочно выехать и создались определенные неудобства, но это от меня не зависело, — начал глава республиканской прокуратуры Илдус Нафиков.

Присутствующие сообщили, что "все понимают" и расселись по местам. Обсуждение проблемы мусоросжигательного завода началось с вопроса, ждать ли опаздывающих.

— Юрист в дороге, но скоро подъедет. Попросила начать без нее, — сказала активиста Вера Керпель.
Елена Юрьевна [Бикташева]? — поинтересовался Илдус Нафиков.
— Да, Елена Юрьевна, — заверила Вера Керпель.
— Она у вас старшая? — продолжил прокурор Татарстана.
— Она юрист, не старше нас, — сказала активистка.
— У вас демократия, вы все равны, — произнес Нафиков.

К решению этой проблемы пришли быстро — не ждем, начинаем. Слово взяла Вера Керпель. Начала активистка с объяснения, почему люди вообще борются с мусоросжигательным заводом и чего им спокойно не сидится.

— На приемы ходят по 20-30 человек, потому что строительство мусоросжигательного завода людей очень сильно волнует, они обеспокоены. Сами понимаете, никто не придумал, что завод плохой, это предприятие первого класса опасности. То, что у него будут вредные выбросы, тоже однозначно ясно и видно по материалам оценки воздействия на окружающую среду. Инвестор показывает нам в рекламных фильмах, что это будет чистый пар и позволяет себе говорить, что мусоросжигательный завод будет чистить окружающий воздух. Это просто смешно. Как предприятие с вредными выбросами может чистить воздух? — сказала Вера Керпель.

Остальные присутствующие слушали ее и следили за реакцией прокуроров. Все они в это время конспектировали выступление активистки. А она сообщила, что компания-застройщик завода в лице дочки "Ростеха" АГК продолжает нарушать конституционное право людей на благоприятный воздух и свободный доступ к информации.

— Сейчас мы в такой ситуации, когда имеем только слова, а не документы, которые могли бы нам показать. Какие там будут технологии, что за проект, что за чертежи, как произведены расчеты? Мы эту информацию, к сожалению, не имеем, — сообщила активиста.

Она напомнила, что АГК не предоставляет жителям Казани и Осиново, где будет построен мусоросжигательный завод, конечный вариант оценки воздействия завода на окружающую среду (ОВОС). Первоначальный вариант документа был доступен за месяц до общественных слушаний, прошедших 28 июня, и месяц после. За это время, как заверила Вера Керпель, граждане направили 911 сообщений о неточностях в экспертизе и АГК обязалась их исправить. На сегодня конечный вариант ОВОС уже отдали на госэкспертизу, но люди так и не смогли его проверить.

— Когда на фоне общественного требования инвестор скрывает информацию, то возникают вопросы. Видимо, есть, что скрывать. В Подмосковье, где планируется построить четыре таких завода, инвестор не выдает документы даже по решению суда. Они прикрываются коммерческой тайной. По закону, информация о вреде здоровья не может быть скрыта и не относится к коммерческой тайне. Сейчас в Казани происходит то же самое. Здесь мы видим какую-то коррупционную составляющую, которая позволяет так грубо нарушать закон, — заверила Вера Керпель.

Активистка сообщила о намерениях противников строительства завода провести свою экологическую экспертизу данных ОВОС, но сделать они этого не могут — нет итоговой версии документа. Пока что они хотят отдать на экспертизу "хотя бы первоначальный вариант".

— Нам всем этим здесь дышать. Мы консультировались со специалистами, в частности с экологом, специализирующимся на воздушных выбросах. Они считают, что в наших материалах оценки воздействия на окружающую среду цифры просто подогнали под конечное значение. Возможно, они изменили начальные данные так, чтобы можно было в конечном итоге не учитывать фоновое загрязнение. По закону, фоновое загрязнение можно не учитывать, если выбросов меньше 0,1 ПДК, — сказала экоактивистка.

Она напомнила прокурорам, что мусорные корзины в доме каждого из присутствующих на половину наполнены пластиком: бутылки из под молока, баночки от сметаны, йогуртов, пакеты. По словам Веры Керпель, состав сжигаемого мусора принципиально важный момент для того, чтобы правильно сделать расчеты по выбросам.

— Просто так сам по себе мусоросжигательный завод убыточен. Инвестор сейчас планирует получать прибыть за счет продажи электроэнергии. Оптовые предприятия обяжут покупать ее по завышенным тарифам. Это так называемый зеленый тариф. Что важно, эти затраты предприятия будут закладывать в стоимость своих товаров. В конечном итоге это отразится и на розничной цене. Может, это будет не сильно ощутимо, но все же платить придется нам, — сообщила активистка.

Решение — раздельный сбор и переработка

Вера Керпель отметила, что в проекте татарстанского завода за 28 млрд рублей нет двух важных статей отчистки — именно это отличает его от передового Швейцарского предприятия. Активистка заверила, что никто не хочет рисковать и предложила решение — раздельный сбор и переработка.

— Мы за комплексную реформу обращения с отходами. До переполнения нового казанского полигона "Восточный" у нас очень много времени. Мы не находимся в цейнтноте, что нужно срочно что-то сделать. Мы имеем запас времени, чтобы решить проблему по-хорошему. Таким образом мы сэкономим достаточно средств. Например, если пищевые отходы собирать и сдавать отдельно, из них впоследствии можно получить биогаз и отапливать им жилые дома. Для сжигания мусора нам нужно потратить природный газ и в этом нет никакой выгоды. Практически все сегодня можно переработать. Это реально, — сказала Вера Керпель.

Мы предложили запретить выдачу бесплатных одноразовых пакетов в магазинах. В ответ Минэкономразвия пишет: "Не представляется возможным это ввести"

Илдус Нафиков в ответ поинтересовался, не общались ли активисты "с кем-нибудь из правительства". Вера Керпель заверила, что у них не было такой возможности.

— Те люди, с которыми мы общались, нас поддерживают, но, к сожалению, не уполномочены что-то предпринять. Мы писали непосредственно президенту Путину, но они там не рассматривались и спускались ниже. Те ответы, которые мы получали, сплошные отписки и даже звучат глупо. Например, мы предложили запретить выдачу бесплатных одноразовых пакетов в магазинах. Это то, от чего многие магазины уже добровольно отказались. В ответ Минэкономразвия пишет: "Не представляется возможным это ввести и может привести к повышению стоимости товаров в магазинах", — рассказала активистка.

— Это разные вещи, да, — подтвердил Нафиков.
— Где логика? Это абсолютно нелогично. Никто не пытается рассмотреть наши предложения, — заверила Вера Керпель.

Она также сообщила, что и сотрудники подконтрольного ему органа не реагировали на просьбы помощи и присылали отписки. На это Илдус Нафиков пообещал разобраться. Активистка Гульнара Гилязова спросила у главы республиканской прокуратуры, сможет ли он помочь им связаться с представителями правительства. Нафиков ответил положительно.

К этому моменту опаздывающий юрист противников МСЗ Елена Бикташева уже находилась в зале. Перед тем, как передать ей слово Вера Керпель сообщила, что под участком, где планируется построить завод, крупное месторождение пресной воды.

— Насколько нам известно по документам, из этого месторождения должна была питаться вся Казань. По какой-то причине в перестройку работы по переводу земель и добычи воды оттуда были приостановлены. Сейчас Казань питается волжской водой, которая достаточно грязная и требует большой очистки. Там стратегический запас воды на случай, если мы не сможем питаться из Волги. У мусоросжигательного завода будут стоки. Они могут отравить эту воду. Тем более в ближайшее время из этого месторождения будут питаться Новониколаевка и Осиново. Там строится водозабор. Вместо того, чтобы строить там МСЗ, лучше было бы развивать это месторождение, — заверила Вера Керпель.

За всю встречу Нафиков выписал 10 вопросов, на которые ему предстоит ответить перед активистами

После нескольких одобрительных возгласов со стороны присутствующих активистов и обещания Нафикова разобраться, Елена Бикташева перешла к обсуждению непосредственно юридических нарушений. Она напомнила о насилии и побоях во время общественных слушаний по проекту МСЗ, о закрытом совещании и решении депутатов Осиново во время перевода земли для завода. Еще раз повторила слова Веры Керпель о невозможности изучить документацию, сообщила о препятствии исполкома при желании активистов проводить митинги в центре Казани (сейчас они проходят на окраине города).

— Все все понимают, но нормальной отработки темы нет. В ОНФ в Москве нам кулуарно сказали, что вся ситуация с мусоросжигательным заводом на самом деле большая афера. Это большой бизнес, господин Чемезов, который вложился, — сказала Елена Бикташева.

— Ладно, на фамилии не будем переходить, — ответил ей Нафиков.

Протесты против МСЗ не помогли
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

За всю встречу он выписал 10 вопросов, на которые ему предстоит ответить перед активистами. Среди них: решение депутатов о переводе земель, насильственные действия против граждан на общественных слушаниях 28 июня, законность действий ЧОП на этих слушаниях, возможная фальсификация протокола слушаний, нарушение права на информацию, вероятная коррупционная составляющая при согласовании строительства, запрет исполкома на митинги в центре Казани, законность действий главы Осиново, контроль соглашения между правительством РТ и инвестором строительства завода.

— Вы первый человек в Татарстане, который хочет нас услышать, — сказала Нафикову активистка Гульнара Гилязова, — Мы хотим попросить вас заявить, что для жителей Осиново существует реальная угроза. Документы действительно скрыты. Неоднократно мы обращались с вопросом к Искандеру Гиниятуллину (замруководителя исполкома Казани по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства — прим.ред.) и Александру Тыгину (глава Зеленодольского района — прим.ред.), почему было выбрано именно это место. Тыгин сказал обращаться к гендиректору АГК Игорю Тимофееву. Получается, мы даже не знаем, какие были альтернативные варианты, это скрывается. Мы просим через вас тех, кто принимал решение в выборе территории, предоставить данные об альтернативных площадках и какой-то рабочий протокол.

Елена Бикташева отметила, что в первом варианте ОВОС говорилось о четырех иных площадках, но их выбор также не был обоснован.

— Мы считаем, что площадка выбрана потому, что рядом железная дорога, появится еще ВСМ (высокоскоростная магистраль — прим.ред.) и, вероятно, мусор будут везти еще и из Москвы. То есть, мы здесь будем дышать еще и их мусором. Этот вариант нигде документально не отражен, но возможен, — заверила Вера Керпель.

О проекте "Чистая страна"

Помимо Татарстана до 2025 года четыре аналогичных мусоросжигательных завода появятся в Подмосковье. Их строительство связано с программой "Чистая страна". Она представляет собой стратегический план по разрешению проблем отходов.

Помимо этого активисты попросили Нафикова определить законность работы регионального оператора, который будет вывозить отходы из города. Противники строительства завода сообщили, что при отсутствии официальных цен региональный оператор уже рассылает жителям предварительный вариант договора и накладывает обязательства по выплатам. "Подумаем, как это сделать", — ответил руководитель республиканской прокуратуры.

— Мы надеемся, что нас услышат. Есть моменты, когда мы ссылаемся на незаконность в действиях различных лиц. У прокуратуры, конечно, в этом вопросе узкий ракурс, но все они могут нам помочь. Все юристы знают, что если у тебя есть задача сделать законно, то ты отработаешь именно так. Если речь о незаконности, то и это можно выполнить, интерпретировав тем или иным образом. Более тысячи жалоб мы уже точно написали и надеемся эта масса даст результат, — сообщила "Idel.Реалии" после слушаний юрист Елена Бикташева.

По закону у прокурора Татарстана есть 30 дней, чтобы ответить на вопросы активистов и при необходимости принять меры.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    регина альбертова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Поволжье. Специализируется на социальных и судебных темах, освещает гражданские протесты. 

Комментарии (28)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG