Ссылки для упрощенного доступа

"Я не думаю, что дело в отношении меня может перерасти во что-то большее"


Эльза Нисанбекова

Утром 21 января в дом члена федерального совета "Открытой России" (ОР) Эльзы Нисанбековой ворвались полицейские в масках. Они зачитали постановление о проведении обыска в рамках уголовного дела в отношении другого члена совета "ОР" из Ростова-на-Дону Анастасии Шевченко. Обыск шел около четырех часов. После его окончания Нисанбекову сопроводили в Центр по противодействию экстремизму МВД по РТ на допрос. Представитель "Открытой России" отказалась отвечать на вопросы, сославшись на 51 статью Конституции. "Idel.Реалии" поговорили с ней и узнали, как проходил допрос и почему именно ее обыскивали по делу ростовской активистки.

— Сегодня в 7:30 утра я проснулась от того, что в мою комнату вошла толпа полицейских, — рассказывает Эльза Нисанбекова. — Они проводили обыск по уголовному делу, возбужденному в отношении Анастасии Шевченко, проживающей в Ростове-на-Дону. Полицейских было человек десять, наверное. Часть из них была из Центра по противодействию экстремизму, часть была в масках — какое-то там подразделение "Гром". Видимо, боялись, что я буду сопротивляться.

Устроили полнейший разгром у меня в комнате — все перевернули

Когда полицейские зашли, они переговаривались между собой: сказали, что нужно изымать все, что на английском языке и все, что как-то может быть связано с "Открытой Россией". Устроили полнейший разгром у меня в комнате — все перевернули.

Самое забавное, что они изъяли мой сертификат о прохождении курсов английского языка, потому что он написан на английском. Курсы я проходила в России, в Казани. Но он же на английском, поэтому все забрали. Забрали всю технику: у меня сейчас нет ни телефона, ни компьютера. Забрали всю технику у моих родственников, вплоть до навигаторов. Все это в ближайшее время отправится в Ростов.

Нарушений при обыске как таковых не было. Единственное, мне не разрешали позвонить адвокату. Они мотивировали это тем, что если все выльется в СМИ, то следственные действия потеряют свою магию. Еще до того, как я вышла к сотрудникам полиции, я в своем Telegram-канале сообщила, что ко мне пришли полицейские. У меня сейчас нет доступа к интернету и телефонам, но об этом, кажется, начали писать. Спустя часа четыре мне начали предъявлять: "Откуда весь интернет знает, что у тебя обыск?"


О [Дмитрие] Егорове я узнала тоже из своего же Telegram-канала (по информации "Idel.Реалии", сегодня с обыском приходили и к другому активисту "Открытой России" — Дмитрию Егорову, однако полицейские не застали его дома).

Когда уже составили опись, мне разрешили позвонить. Я связалась с адвокатом Сергеем Бадамшиным, проконсультировалась с ним о дальнейших и текущих своих действиях.

***

Сегодня утром обыски прошли у нескольких активистов "Открытой России" в Ростове-на-Дону и Ульяновске — Анастасии Шевченко, Антона Приходько, Ольги и Ирины Зининых, Елены Меньшениной, Анастасии Олейник и Алексея Лысякова. Позднее координатор "Правозащиты Открытки" Алексей Прянишников уточнил, что обыски связаны с уголовным дело в отношении члена федерального совета "Открытой России" из Ростова-на-Дону Анастасии Шевченко. Ее обвиняют по статье 284.1 УК РФ — осуществление деятельности организации, признанной на территории России "нежелательной". Некоторое время назад стало известно, что Шевченко поехала в отделение в СК в Ростове. "Обвинение ей еще не предъявлено, статус ее еще неизвестен", — уточнил Прянишников.

В прошлом году Шевченко дважды признали виновной по ст. 20.33 КоАП РФ — осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности. Этот факт дал возможность возбудить в отношении Шевченко уголовное дело. Максимальное наказание по статье 284.1 УК — от двух до шести лет колонии.

Сегодня же помощник прокурора Ленинского района Чебоксар Алексей Громов вручил два постановления о возбуждении административного дела по ст.20.33 КоАП РФ чувашскому активисту "Открытой России" Юрию Сидорову. Активист от дачи показаний отказался, заявив, что к деятельности иностранной организации не имеет никакого отношения.

Руководитель международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков в своем Telegram-канале отметил, что в России впервые возбуждено уголовное дело по ст.284.1 УК РФ. По словам правозащитника, "за последние три года административная ответственность за участие в деятельности нежелательной организации касалась только и исключительно активистов "Открытой России". "Рано или поздно попытка возбудить уголовное дело, по этой логике, должна была случиться", — поделился мнением Чиков.

***

— Обыск производился на основании Ленинского районного суда Ростова-на-Дону, — продолжает Эльза Нисанбекова. — Согласно ходатайству следователя, который просил провести у меня обыск, я состою в некой преступной связи с Шевченко. В связи с этим и был разрешен обыск. Постановление датируется 18 января.

Согласно ходатайству следователя, который просил провести у меня обыск, я состою в некой преступной связи с Шевченко

После обыска мы отправились вместе с сотрудником полиции на Карла Фукса, 3а — там находится здание Центра "Э". Там задавали вопросы. Они по большей части касались моей политической деятельности, политической деятельности других активистов в республике Татарстан. Даже про ВТОЦ и "Азатлык" спрашивали (Всетатарский общественный центр и Союз татарской молодежи "Азатлык" — "Idel.Реалии"). Я взяла 51 статью и на их вопросы не ответила. За исключение одного — я рассказала им политическую программу Ксении Собчак (Нисанбекова является членом "Партии Перемен", возглавляла штаб Собчак в Татарстане на президентских выборах — "Idel.Реалии"). Они почему-то решили у меня о ней узнать. Естественно, я о ней рассказала. Допрос длился около часа-полутора.

По поводу Дмитрия Егорова я ничего не знаю. У меня с ним нет никакой связи. Я надеюсь, что в ближайшее время смогу установить хоть какую-то связь с внешним миром. И, безусловно, я первым делом свяжусь с Егоровым и другими активистами, в отношении которых, как я только что узнала, проходят обыски.

Я не думаю, что дело в отношении меня может перерасти во что-то большее, что я могу поменять свой статус свидетеля на обвиняемого. По той причине, что вменяемая Шевченко статья применима только после привлечения к ответственности более двух раз по статье 20.33 КоАП РФ. Пока у меня одна эта статья. Но при нашей милой беседе с сотрудниками полиции на допросе они сказали, что такие дела идут по накатанной, и много времени это не займет. Это, видимо, чтобы я булки не расслабляла, — резюмирует Эльза Нисанбекова.

***

После полудня федеральный совет "Открытой России" выступил с заявлением в связи с возбуждением уголовного дела в отношении Анастасии Шевченко. По мнению членов совета, "уголовное дело от начала до конца сфабриковано", поскольку "никакой иностранной организации не существует, а российская организация не может быть признана нежелательной".

"Открытая Россия" — российское общественное движение, созданное гражданами России, состоящее из граждан России и финансируемое гражданами России. "Открытая Россия" не является юридическим лицом и не имеет регистрации ни в российской, ни в какой-либо другой юрисдикции, также не является филиалом какого-либо российского или иностранного юридического лица. Деятельность активистов движения не может попадать под статью 284.1 УК, так как движение не является иностранной организацией", — констатировали в "Открытой России".

В федеральном совете движения подчеркнули, что "включенные Минюстом в перечень наименования организаций, признанных нежелательными, не имеют отношения к деятельности российского движения "Открытая Россия", а некоторые из них не существуют и не зарегистрированы как юридические лица". По мнению руководства "Открытой России", уголовное дело в отношении Шевченко "является политически мотивированным и направлено на воспрепятствование работы движения", а деятельность движения "является для правящей в Кремле группы идеологически неприемлемой, а потому вызывающей страх".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG