Ссылки для упрощенного доступа

"Если бы только знал, что мне предстоит пережить"


Алексей Миронов

Волонтер чебоксарского штаба Навального 26-летний Алексей Миронов, отсидев сначала в колонии-поселении, а потом в исправительной колонии (ИК-1 в Чебоксарах), вышел 4 февраля на свободу. Активист поделился впечатлениями с "Idel.Реалии".

"Я вышел на свободу, когда мне осталось еще отсидеть один год и 16 дней. Конечно, спасибо Путину за декриминализацию статьи за "экстремизм". Хоть что-то. В тюрьме я провел 483 дня — все это время я вел дневник, вычеркивал дни, думал о маме и мечтал, как окажусь на свободе и увижусь со всеми".

Оказавшись за решеткой. Самое трудное — это остаться без связи с близкими, без их поддержки. Буду это больше ценить сейчас. Трудно было привыкнуть к людям, которые тебя окружают. Не совсем приятные воспоминания, но это мой этап жизни и славу богу он в прошлом.

Первые мысли. Я жалел, что не сбежал из страны. Если бы только знал, что мне предстоит пережить, тогда в ноябре 2017 года я бы не поехал в колонию. Спасибо маме, что дарила мне надежду. Даже просто тот факт, что она мне звонила в тюрьму, очень сильно поддерживал. Потом я узнал, что Путин решил смягчить статью за экстремизм, стал читать об этом. Ждал.

Ребята со штаба Навального к моему освобождению привезли огромный бургер. Я просто был счастлив этому

Штаб Навального организовал проект "Письма Миронову". Это был отличный проект. До меня дошли только два письма. Хотя в администрации колонии мне передавали, что письма еще были , но мне их не передали из-за возраста и политической темы.

Когда подумал, что начался ад. Наверное, когда на строгие условия попал. Хотя в колонии-поселении был еще тот ужас — 130 суток в ШИЗО. Это было сделано специально — за мной следили, хотели подставить, потому что я политический. Хлеб — мне подкинули. В баню не в то время действительно сходил, носки нашли, но за другими этого не замечали. Ко мне относились предвзято, потому что я политический. В ШИЗО иногда сидел один в камере. В определенный момент это становиться невыносимо. В камере размером метр на метр, где кушаешь и смотришь на унитаз, и с этим ничего нельзя делать. В ней я провел 7 дней. Еще там несколько дней было невыносимо холодно, не спасала даже одежда. Засыпал и просыпался с температурой, порой даже не чувствовал как заболевал. Плохие мысли появлялись. Мне передавали, что мама звонила в колонию — это спасало и помогало прийти в чувства. Я понимал, что меня ждут на свободе и это давало сил выжить.

Питание. Ужасное питание, наверное, как в обычной тюрьме. Перловка, ячневая крупа, пшенка или картошка — однообразная и безвкусная еда. Нам сойдет, мы не на курорте. Летом в тюрьме кормят сухим картофелем с прошлогоднего урожая. Доходили передачки, но бывало, что их воровали. Мечтал, что выйду на свободу и с удовольствием слопаю фастфуд. Ребята со штаба Навального к моему освобождению привезли огромный бургер. Я просто был счастлив этому.

Об издевательствах и конфликтах. Мне становилось плохо от одного присутствия там — от обстановки, людей, которые поддерживают воровские традиции. Старался не отвлекаться на это и по своему желанию брал дополнительную работу. Готов был даже мыть полы, лишь бы не находиться со всеми. Издевательства и конфликты были. Перед освобождением у меня кто-то забрал все письма и порвал. Из-за этого начался конфликт. Я стал получать угрозы и меня перевели в санчасть. Более подробно я пока не готов рассказывать, что там происходило со мной. Есть определенные опасения, поэтому писать о них не стоит.

Когда из колонии-поселения перевели в настоящую тюрьму. Если бы не перевели на строгие условия, было бы намного проще и спокойнее.Поначалу была депрессия. Меня перевели в ИК-1 18 апреля 2018 года. До освобождения оставалось — 1 год и 10 месяцев. Потом постепенно начал со всеми знакомиться. Оказалось, что там сидел парень, который учился со мной в школе. Он позвал меня работать на телестудию при колонии. Там было здорово, даже иногда получалось кино смотреть. Время летело в это время быстро. В телестудии мы печатали задания, делали видео сюжеты о новостях колонии. У нас был художник, который рисовал логотипы FIFA 2018 — мы ему помогали. Я продолжал считать дни. Говорил себе, что осталось совсем чуть-чуть и ты скоро выйдешь за ворота этого места. Помню, я радовался выпавшему снегу — это возможность больше находиться на улице и было, чем заняться.

Знакомства. В колонии я познакомился с осужденным за экстремизм журналистом РБК Александром Соколовым. Такие же статьи как у меня были у осужденного Михаила Крюгера из Москвы. Мы встречались в столовой, незаметно общались на общие темы, говорили о политике и поддерживали друг друга.

Разговоры о политике. Это не приветствовалось. В основном со мной сидели осужденные за наркотики и мошенничество, изнасилование. Мы говорили о политике. Я рассказывал за что и как здесь оказался. У осужденных было сначала удивление, как можно человека упрятать в тюрьму за посты в соцсетях, потом негодование. Все соглашались со мной, что сейчас при желании можно любого упрятать за решетку, даже за картинку "Вконтакте".

Читал за решеткой. "Большие надежды" Романа Диккенса, "Доктор Живаго" Бориса Пастернака, "451 градус по Фаренгейту" Рэя Брэдбери. Брэдбери со своей антиутопией о "пожарах" понравился больше всего.

Что бы сказал Путину. Ничего бы не хотел ему говорить. Разве есть смысл?

На свободе. Я планирую уехать из России. Скорее всего это будет США. Поначалу попробую заработать средств и определиться с тем, чем хочу заниматься. Хотелось бы заниматься видеосъемкой, писать о путешествиях. Но это пока в мечтах.

Что изменилось. Наверное во мне что-то изменилось. По крайней мере никаких постов в соцсетях не будет. Своим политическим предпочтениям я не изменил. Я все еще волонтер штаба Навального и жду, когда у России будет новый президент.

Алексей Миронов был приговорен к двум годам и трем месяцам отбывания наказания в колонии-поселении. Он был признан виновным по ч.2 ст. 280 "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности" и ч.1 ст. 282 УК РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" за публикации на личной странице в соцсети "ВКонтакте" с призывами к смене власти. Позже, по решению суда, за многочисленные нарушения порядка отбывания наказания в колонии-поселении в Алатыре Миронов был переведен в колонию общего режима в Чебоксарах. Интересы Миронова в суде представлял адвокат Юрий Иванов, сотрудничающий с "Агорой", который направил ходатайство об освобождении активиста в связи с декриминализацией ст. 282 УК РФ. 22 января председатель Ленинского районного суда постановил освободить Алекея Миронова из мест отбывания наказания.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG