Ссылки для упрощенного доступа

"Это станет одним из факторов, который сыграет против Радия Хабирова"


Лилия Чанышева в Сибае

Уфимские оппозиционные политики и активисты общественных организаций нечасто посещают Сибай, хотя аварийная экологическая ситуация, которая постигла город из-за выбросов диоксида серы из расположенного рядом карьера, длится уже четвертый месяц. Не так давно в Сибае побывали активисты уфимского штаба Навального. "Idel.Реалии" поговорили с координатором штаба Лилией Чанышевой об итогах поездки и о сегодняшней ситуации в городе.

— Лилия, каковы были первые впечатления по приезду в город? Сильно ли ощущались выбросы диоксида серы?

Запах мы почувствовали сразу, еще в машине

— Когда мы подъезжали к Сибаю, была ясная погода, и мы увидели четкую картину — поднимающийся из карьера и стелящийся над городом смог, а над всем этим — солнце. Запах мы почувствовали сразу, еще в машине. Поскольку у меня хронический бронхит, мы устроились на ночлег подальше от карьера. В центре города концентрации диоксида серы заметно меньше, да и от направления ветра это сильно зависит, поэтому там можно ходить и без маски. Вблизи карьера, конечно, приходится ее надевать. Когда одним вечером мы поехали к людям, живущим в 200-метровой зоне, я маску взять не успела и, хотя к ночи концентрации снизились, всё равно было очень неприятно. Даже не представляю, как там люди живут и переносят всё это уже четвертый месяц.

— Что они говорят об этом?

— Кажется, у них уже наблюдается накопленный эффект, — и они об этом прямо и говорят, — что они запах сейчас мало ощущают. Одна жительница этой зоны рассказывала нам, что были случаи, когда люди выезжали в зону с чистым воздухом и у них наблюдались "обратные" реакции — кашель, першение и так далее. Прямо как у рыб, которые долгое время жили в отравленной воде, приспособились к ней, а, попав в чистую воду, начинали задыхаться.

— А что говорят сибайцы об оказываемой им медицинской помощи, о своих диагнозах, которые им ставят врачи?

Никому не ставят диагноз "отравление" — всем пишут "хронический бронхит", "пневмония"

— Помните, исполняющий обязанности министра здравоохранения Башкортостана Максим Забелин заявлял, что даже сезонная заболеваемость в Сибае в эту зиму ниже, чем в среднем по республике, а сообщения о случаях носового кровотечения называл "фейками"? А нам одна жительница рассказала, что ее дочь, 11-классница, готовится сдавать ЕГЭ, и они чуть не каждый день забирают ее из школы из-за носового кровотечения. До выбросов диоксида серы у нее ничего подобного не было. И если в первые дни ей еще помогали определенные лекарства, то сейчас и они уже не помогают. Вообще, до смога вся семья была здорова, больничные карты в поликлинике у них были пустыми. А сейчас муж у этой жительницы пролежал в больнице девять дней. И никому не ставят диагноз "отравление" — всем пишут "хронический бронхит", "пневмония" и тому подобное. Когда она спросила врачей, почему они не диагностируют отравлений, ей, по ее словам, ответили, что им запретили из Уфы ставить такие диагнозы. И люди теперь ездят ставить диагноз в Магнитогорск.

— Что говорят в городе о мерах, которые предпринимаются комбинатом по ликвидации очагов горения серы? Доверяют ли жители способу подтопления?

— Некоторые горожане с самого начала опасались, что в активной фазе подтопление будет давать большие выбросы и, в общем-то, это подтверждается. Сам комбинат ведет себя предельно закрыто, не дает никакой информации о ходе процесса, кроме сухой отчетности о кубометрах закачанной воды и даже данные о температуре очагов возгорания редко публикует. А люди ведь должны знать — прекратятся ли выбросы, как обещано, в конце марта или нет, готовиться им к переезду или оставаться на месте?

— Удалось ли вам встретиться и пообщаться с работниками комбината?

К карьеру уже просто так не подойдешь, все смотровые площадки закрыты, а подходы охраняются местными ЧОП-овцами

— Нет, к сожалению, не удалось. Во-первых, к карьеру уже просто так не подойдешь, все смотровые площадки закрыты, а подходы охраняются местными ЧОП-овцами. Когда мы хотели провести видеосъемку, они долго расспрашивали кто мы, откуда, и пытались контролировать всё, что мы снимаем. Что касается работников — я слышала, что у них чуть не подписка о неразглашении информации о своей работе, о том, что происходит на карьере и в шахтах. Хотя это странно — неужели из 800 человек, работающих там, либо их родственников, никто не может ничего рассказать? Ведь мы уже знаем, что шахтеры на комбинате работают в невыносимых условиях. Их машины — без стекол, без тормозов; им еще и зарплаты урезают. Алексей Навальный уже пообещал, что если на комбинате будет создан независимый профсоюз, и он будет бороться за права работников, то ему с нашей стороны будет оказана вся необходимая юридическая и консультационная поддержка.

— Какое мнение у вас сложилось о действиях властей по ликвидации аварийной ситуации, по их взаимодействию с населением?

— Вот характерный штрих, на мой взгляд, хорошо характеризующий отношение чиновников к ситуации. Будучи в гостинице, я услышала разговор неких очередных визитеров в пиджаках и галстуках. Они говорили — "что тут всё эти бузотеры выдумывают, накручивают, здесь вполне нормальный воздух". Я тут же вспомнила, как замминистра здравоохранения республики Рафаэль Яппаров заявил, что в Сибае воздух — прямо "санаторный". Да, если жить в центре и выходить на улицу, когда ветер отнесет смог, то чувствуешь себя сносно, можно даже гулять. Но попробовали бы они пожить несколько дней в 200-метровой или хотя бы в 500-метровой зоне.

Власть находится по одну сторону с руководством компании и комбината

Что можно сказать о поведении власти? То, что она, по сути, не помогает, а, наоборот, противодействует жителям — запрещает митинги, врет про уровни ПДК, заставляет врачей ставить диагнозы, не связанные с отравлением, чтобы люди не смогли получить компенсацию за нанесенный ущерб их здоровью. Что она не объявляет ЧС, не переселяет людей хотя бы из санитарно-защитной зоны. Что она находится по одну сторону с руководством компании и комбината, и даже на встречах это видно — как они вместе стоят (или сидят), а напротив них сидят простые люди. Я думаю, что сибайцы всё это запомнят и это станет одним из факторов, который сыграет против Радия Хабирова на предстоящих выборах.

— Но, если карьер будет потушен в обещанные сроки, к концу марта, как думаете — люди забудут обо всем этом?

— Забудут, может, те, которые не пострадали от смога непосредственно — не заболели, не получили отравлений, не перенесли большого стресса. Но мне кажется, что многие и в этом случае не забудут того, что сейчас происходит. Целый город был погружен в постоянный стресс, — и остается пока в этом состоянии, — на протяжении многих месяцев. Такое забыть нелегко.

— Какие, в итоге, настроения у жителей Сибая сейчас доминируют?

Даже в суд они не могут подать, потому что юристы не берутся за их дела из-за того, что не доказан вред, нанесенный их здоровью

—​ Горожане, особенно те, которые живут в 500-метровой зоне, находятся в каком-то состоянии обреченности, растерянности — им никто ни в чем не помогает. Даже в суд они не могут подать, потому что юристы не берутся за их дела из-за того, что не доказан вред, нанесенный их здоровью. Я считаю, жителей, живущих вблизи карьера нужно срочно переселять, поскольку их здоровью наносится реальный, непоправимый вред. Куда и как, с какими компенсациями — это другой вопрос, не менее сложный, и его тоже надо решать. Нам одна женщина, живущая в доме, который находится в санитарно-защитной зоне карьера, сказала: "Мы про эту зону узнали только тогда, когда карьер загорелся. А когда нам продавали участки под строительство, никто не знал, что эта зона существует и что там нельзя ничего строить, тем более, жилье". Другие говорят — всё, что у нас было накоплено за многие годы, мы вложили в свои дома, и больше у нас ничего нет.

Я скажу коротко о своем итоговом ощущении по ситуации в Сибае — это кошмар. Это самая серьезная экологическая трагедия в Башкортостане со времен фенольной катастрофы в Уфе 1990 года.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG