Ссылки для упрощенного доступа

ШИЗО за цитрамон. Давление и вымогательство в колонии Димитровграда


Александр Бобров

Родственники заключенных колонии №5 Димитровграда (КП-5) уже больше года требуют прекратить тюремные издевательства и отстранить от занимаемой должности майора Марата Идрисова, временно исполняющего обязанности начальника этой колонии. Проверки по многочисленным жалобам сотрудниками ФСИН России начались в январе 2018 года. По их результатам около двух десятков сотрудников уже не работают в данной колонии, в частности, был уволен и начальник управления УФСИН по Ульяновской области Станислав Андреев, начальник санчасти управления Наталья Жевагина. Но жалобы не прекратились.

Заключенные колонии-поселения №5 Димитровграда обвиняют сотрудников исправительного учреждения в вымогательствах. Они пишут, что в случае отказа начинаются издевательства, которые, как правило, выражаются в моральном давлении на заключенных, например, в угрозах отыграться на родных. Были заявления от заключенных и о побоях, но они до сегодняшнего дня не подтвердились. Стоит только заключенному обратиться с жалобой или обращением в надзорную прокуратуру или в отдел собственной безопасности УФСИН, на него сразу оказывается давление. Накладываются взыскания для того, чтобы поместить человека в ШИЗО (карцер), далее он признается злостным нарушителем установленного порядка и его отправляют отбывать наказание в колонию с более строгими условиями. Этому были посвящены ряд протестных акций в Ульяновской области, о которых мы писали ранее.

— Схема, по которой действуют сотрудники колонии, стандартна, — комментирует представитель инициативной группы родственников осужденных, пострадавших от пыток в тюрьмах Ульяновской области Марина Савина. — Сначала осуждённого проверяют на платёжеспособность, далее с него или с родных вымогают деньги, бизнес, стройматериалы. В случае отказа начинаются посадки в ШИЗО, а после многократных посадок заключенного, как злостного нарушителя, переводят на более строгий режим. Также в ШИЗО можно попасть за жалобы в прокуратуру.

В социальной сети "ВКонтакте" в группе "КП5 Димитровград. Весь "беспредел", посвященной истории заключенных, написано, что в неприятную историю в колонии-поселении попали отбывающие наказание Александр Бобров, ульяновский художник Алексей Гареев, Андрей Подоляк, Руслан Валеев и многие другие. В частности, по жалобам осужденных Валеева, Гареева, Боброва, Подоляка есть решения надзорных инстанций, которые говорят о превышении должностных полномочий сотрудников тюрьмы.

ОПОРОЧЕННАЯ ЧЕСТЬ

Когда в ноябре прошлого года стало известно, что главного виновника и фигуранта всех жалоб поступающих из КП-5, вместо увольнения повысили в должности, Марина Савина вместе с ульяновским активистом Игорем Топорковым вышла на пикет. Савина и Топорков обвинили руководителей тюрьмы в серьезных преступлениях.

Временно исполняющий обязанности начальник колонии-поселения Марат Идрисов считает, что подобные обвинения порочат его честь и деловую репутацию, а также не соответствуют действительности. После этого Идрисов обратился с гражданским иском в суд.

Пикет
Пикет

Засвияжский районный суд признал плакат "Требуем немедленного отстранения от должности пыточника и вымогателя майора Идрисова" не соответствующим действительности, порочащим честь и достоинство должностного лица и назначил штраф в размере 3000 рублей (с каждого участника пикета). А вот надпись на плакате "КП-5 Димитровградский Освенцим!" не была признана порочащей честь и достоинство истца. В решении сказано, что ответчик оставляет за собой право "на публичном мероприятии доводить до сведения общественности информацию о неблагополучном положении дел в названном учреждении, используя образы, сравнения".

Марина Савина представляет инициативную группу родственников осужденных, пострадавших от пыток в Ульяновской области. Она согласилась рассказать "Idel.Реалии", почему колонию-поселение Димитровграда сравнивают с Освенцимом.

— Много было написано жалоб от заключенных и родственников колонии и какого они были характера?

— По примерным подсчетам родственники заключенных, отбывающих наказание в КП-5 Димитровграда только за прошлый год написали около ста жалоб и исков, суды по которым продолжаются по сей день. Вся переписка с судами, прокуратурой, следственным комитетом и ФСБ хранится у меня. В суд по иску Идрисова привезли семь томов проверок при наполненности колонии в сто человек. Сотрудниками надзорной прокуратуры, ФСИН России, ОСБ УФСИН было выявлено, что в 80% сообщений в жалобах подтвердились. Заявлений от заключенных могло быть больше, но зачастую люди начинают обращаться, когда уже нет больше сил терпеть. Кого-то запугивали, угрожали, что отыграются на родственниках. Я уже не говорю о том, что просто за эти самые жалобы в прокуратуру на осужденных "вешали" ряд злостных нарушений и закрывали на сутки в ШИЗО. Из установленных фактов издевательств — у осуждённых отнимают личные вещи, продукты питания, не выдают средства личной гигиены, водворяют в карцер, собирают деньги. Когда заключенного сопровождали в гражданскую больницу, ему создавали ужасающий образ в глазах врачей. Остригали клочками волосы, одевали робу, якобы они злостные преступники, им верить нельзя, снимали на видеорегистратор консультации осуждённых с врачами. Дошло до того, что даже зерно для зернодробилки закупалось на средства осуждённых, осуждёнными нанимался трактор для уборки территории колонии. Это только малая часть всего того, что было выявлено надзорными органами.

Александр Бобров
Александр Бобров

— Почему проверки УФСИН России не привели к результатам? Сообщения об издевательствах поступают и сейчас?

Заключенные настаивают, что майор Идрисов занимается вымогательством, если узнает, что кто-то при деньгах

— Федеральная служба исполнения наказаний — самая закрытая система. Поэтому осуждённым крайне сложно доказать свои слова, остаётся надежда на прокурорское реагирование. Но чем меньше город, тем плотнее и дружнее между собой жители. Соответственно невозможно доказать свою правоту, если прокурор дружит с тем, на кого жалуется осуждённый. Касаемо конкретно нашей ситуации, то корень зла мы не смогли убрать. Все заявления от заключенных КП-5 сводились к имени ранее занимавшего пост заместителя начальника по безопасности и оперативной работы тюрьмы Марата Идрисова, а сейчас он стал временно исполняющим обязанности начальника колонии. Его повысили в должности. Если обобщить все истории жалоб их суть такова. Заключенные настаивают, что майор Идрисов занимается вымогательством, если узнает, что кто-то при деньгах. То, что все жалобы от заключенных начинаются с фамилии Идрисов, наверное, это о чем-то говорит. Были заявления об оскорблениях, унижениях разного характера, разных людей и в разное время, хотя КП-5 Димитровграда — новая тюрьма, ей всего два года. Мало того, что сейчас в 2019 году, после проверок УФСИН России здесь ничего не изменилось, многие заключенные безосновательно были перережимлены из этой колонии на более строгие условия. Это подтверждает, что все осталось как прежде. Заявления и жалобы были практически от всех. Но впоследствии заявители в основном отказывались от своих претензий к УФСИН, причем очень нелепо. Как это работает? Сначала они (ред. — заключенные) пишут обращение, потом на них оказывается давление психологического характера. Вплоть до того, что эти люди закрывались по статье 13 УИК от сотрудников "право осужденных на личную безопасность".

— Расскажите, что конкретно происходило в колонии с вашим родственником Александром Бобровым?

— Как правило, осужденные начинают жаловаться тогда, когда в отношении них уже предприняты противоправные действия. Мы начали жаловаться, как только стали поступать первые угрозы. В декабре я была на приеме у надзорного прокурора Ворончука И.А., а 9 января на приеме у начальника управления УФСИН. Я говорила о том, что как только Саша приедет в колонию, его посадят в ШИЗО, просила исключить провокации. Я конкретно не знала за какие нарушения Сашу поместят в ШИЗО, но мы уже были к этому готовы, потому что пока он лежал в больнице от сотрудников стали поступать угрозы. На тот момент сотрудники колонии думали, за что его можно посадить в карцер, и я описывала те нарушения за которые его хотели наказать.

— Первые полгода в колонии-поселении у Александра Боброва не было конфликтов с руководством колонии?

— Наоборот, все были рады такому "жирному" подарку. Все знали, что у Александра до ареста был свой бизнес. До 2010 г. у него было такси "Ока", которое работало в Самаре, Ульяновске и Чувашии. Был приобретён участок в "Зеленой роще", где должен был быть завод по производству бутилированной воды, был двухэтажный ресторан в Тайланде, был бизнес по производству полуфабрикатов для русскоязычного населения в Патайе и много разных задумок. Сотрудники колонии знали, что Александр хоть и содержался в колонии, но никогда не сидел сложа руки, поэтому денежные средства у него были. Изначально, к нему подошли с требованием открыть пекарню при колонии, взамен обещали содействие в условно досрочном освобождении. Его идея заинтересовала. Саша написал бизнес-проект, сделал определенные вложения, отремонтировал зернодробилку, закупил зерно. Все чеки и документы у нас имеются. Саша не скрывал, что хочет быстрее выйти на свободу, к семье, поэтому он пытался выстроить с руководством колонии хорошие отношения. Он старался улучшить жизнь в колонии и не скупился, он заправлял бензином машины сотрудников — данный факт был подтвержден в ходе расследования, закупал канцтовары, упаковочный материал для будущей выпечки, стулья, оргтехнику и многое другое. Между руководством колонии зампобором Идрисовым и начальником колонии Перфильевым в один момент начался дележ бизнеса Саши, этой самой пекарни, которую он даже пока не воплотил в жизнь. Изначально начальник колонии Перфильев с подачи Идрисова выделил ему кабинет, компьютер, обеспечил сотовой связью, то есть получилась банальная драма на почве дележки "шкуры не убитого медведя". Нервы Идрисова не выдержали и он пустил в ход все свои механизмы психологического воздействия. В итоге довели Сашу до нервного срыва, последствиями которого был приступ эпилепсии, после которого он оказался в неврологическом отделении Димитровградской больницы. Все случилось 30 декабря и Новый год вся наша семья встречала в ужасе и панике от происходящего. Мы обратились в СМИ Димитровграда и журналистами было отснято порядка 20-ти видеообращений. Начали стучаться во все двери, но были праздники никто не работал, а нам нужно было спасать парню жизнь. В результате 10 января Сашу привезли в колонию и с открытым больничным до 12 января он был уже в ШИЗО.

— За что Боброва отправляли в ШИЗО?

— Первое замечание, которое он получил звучит очень нелепо — давал устные рекомендации вовремя краткосрочного свидания. Дальше было еще страшнее: "неправильно поздоровался", за что он провел четверо суток в ШИЗО, не назвал свое полное имя (7 суток), снова "не встал и не поздоровался" (8 суток). Ситуация с последним нарушением выглядела следующим образом. Александр Бобров заходит с сотрудником Нижегородовым в помещение, они стоят рядом. В это время Александр представляется как положено и с разрешения сотрудников, находящихся в помещении, садится за стол писать. Далее этот же сотрудник Нижегородов выходит на одну минуту из помещения, затем заходит обратно и показывает на Александра, который якобы снова должен был встать и поздороваться. Делает ему замечание, тот встаёт и здоровается. Но на восемь суток в карцер почему-то все равно помещают. Судья Димитровградского суда так описывает это "нарушение" — в законе не сказано сколько раз за день осуждённый должен здороваться с одним и тем же сотрудником. Получается он должен был здороваться со всеми непрерывно. Что и имело место — 2,5 месяца он постоянно со всеми здоровался. На самом деле это страшно, мы думали он сходит с ума. Было еще интересное нарушение — межкамерная связь. Это предполагает, что два человека между собой общались. Сотрудник колонии написал рапорт, что в одну из ночей из камеры Александра Боброва доносилось: "Ох, Леха, Леха". Таким образом якобы он общался с художником Алексеем Гареевым. Хотя Бобров с Гареевым никогда не пересекался, они не знали друг друга. Когда Сашка приехал в колонию, Гареев уже безвылазно сидел в ШИЗО за аналогичные "преступления".

— Когда вы начали писать жалобы в прокуратуру, какое отношение было со стороны сотрудников колонии?

Они его отправили в ШИЗО за то, что он якобы самовольно пошел купить в аптеку лекарство

— Издевательства усиливались. Саше клочками обстригли голову, чтобы у него был вид как у ненормального человека. Одевали в робу, будто он преступник-рецидивист, когда везли его в больницу. Также Александр Бобров получал 5 суток ШИЗО за обращение в прокуратуру только потому, что оно было передано ненадлежащим образом — через супругу. Очень интересное нарушение у нас было за таблетку цитрамона. Мало того, что он лежал в неврологии и у медсестры не оказалась элементарных медикаментов, так они его отправили в ШИЗО за то, что он якобы самовольно пошел купить в аптеку лекарство, когда, по словам Александра, он покупал обезболивающее совместно с медсестрой КП-5 Мироновой, но в последствии та заявила, что она Боброву ничего не разрешала. За это Саша отсидел девяток суток в одиночной камере. На десятый день к нему пришел прокурор и сообщил, что данное взыскание было наложено незаконно. В последнем нарушении Сашу обвинили в том, что камера грязная. Хотя с его слов из вредности за жалобы в прокуратуру сотрудник колонии битой бил по стенам, чтобы от стен облетела штукатурка. Ему назначили снова трое суток ШИЗО, тут уже приехала проверка с управления УФСИН и Сашу вывезли из "Освенцима", наконец выполнив его просьбу, и предоставив ему безопасное место. Сейчас он отбывает наказание в колонии города Димитровграда (ИК-10), жалоб от него нет, работает, зарабатывает поощрения, недавно подавал ходатайство о замене остатка срока на обязательные работы, но суд отказал. Думаю это месть судей и прокуроров, прекрасно понимая, что происходит и то, что он был признан злостным нарушителем из-за того, что не поздоровался, они в унисон твердят, что он рецидивист и страшный человек. За эти годы мы проделали такую колоссальную работу, требуя соблюдения прав осужденных в тюрьмах, поэтому мы продолжаем заниматься правозащитной деятельностью, дабы восстановить справедливость.

По одному из последних исков к УФСИН Александру Боброву удалось взыскать 5000 рублей за кражу личных вещей и продуктов питания. Недавно ему присудили моральную компенсацию за не допуск адвоката — 1000 рублей.

— Впереди ещё иски к колонии-поселения Димитровграда №5. В конце июля у Александра заканчивается срок и эту историю мы будем освещать в СМИ. До тех пор, пока в тюрьме будет работать "команда пыточников" на КП-5, людям угрожает опасность. Мы хотим помочь другим осуждённым избежать печальной участи наших родных и преследования их за обращения в надзорные инстанции, поэтому придаём огласке все, что там происходит, — подытожила Марина Савина.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG